Приток трудовых мигрантов и связанные с ним проблемы — одна из самых актуальных тем и для политиков, и для исследователей, особенно когда речь идет о рынке труда.

Массовая миграция захлестнула практически все развитые страны, что дало ученым не одну тему для исследований. В этом году "Власть" уже писала о культурном влиянии мигрантов и о попытках интеграции гастарбайтеров в принимающее общество. В этот раз ученые снова затронули тему приезжих и рынка труда.

В Западной Европе в 1996-2007 годах доля родившихся за рубежом в общей численности работников выросла с менее чем 8% до 12% с лишним. В США тот же показатель вырос с 1970 по 2005 год с 5,3 до 14,7%. И во всех странах, затронутых этим явлением, отношение к трудовым мигрантам — вопрос крайне острый. Трудовые мигранты вытесняют местных работников, говорят одни. Трудовые мигранты заполняют те ниши на рынке, куда местные все равно не пойдут, возражают другие. Вовсе нет, возражают первые: местные были бы рады занять эти места, но приезжие соглашаются работать больше и за более низкую зарплату. Ряд исследователей (в частности, Хорхе Борхас в своей статье, вышедшей в 2003 году) пришли на примере США к выводу, что приток гастарбайтеров действительно ведет к снижению зарплат местных работников.

Однако авторы новейших работ пытаются оспорить эту точку зрения. Во-первых, полагают они, ранее исследователи считали мигранта и аборигена полностью взаимозаменяемыми на рынке труда (при условии равенства возраста, образования и профессиональной квалификации). Однако это не так: следует учитывать культурные, языковые и иные различия. Во-вторых, указывают критики, до сих пор исследователи не учитывали изменения на рынке труда: зарплату мигранта-каменщика сравнивали с зарплатой точно такого же каменщика из числа местных. Но, возможно, надо учитывать, что многие местные каменщики в результате притока мигрантов сменили род занятий.

Исходя из этих допущений и опираясь на данные общеевропейского обследования рынка труда, Франческо Д’Амури из Банка Италии и Джованни Пери из Калифорнийского университета в Дэвисе попытались выяснить, как именно сказывался приток в 1996-2007 годах неквалифицированной рабочей силы из-за рубежа на положение местных работников в 14 западноевропейских странах. Авторы сравнили соотношение простых (ручной труд и повторяющиеся операции) и сложных (умственный труд, общение с другими) видов деятельности. Речь здесь идет именно о содержании работы, а не о противопоставлении низко- и высококвалифицированного труда.

Д’Амури и Пери подтвердили предположение, что приезжие в основном выполняют более простые задачи. Средний европеец стал выполнять более сложные задачи, тогда как работа иммигранта осталась на том же уровне или даже сместилась в сторону более простых операций.

Но для исследователей вопрос состоял не в этом — важно было выяснить, есть ли между меняющимся характером труда аборигенов и притоком мигрантов причинно-следственная связь. И, как показали данные, приток иммигрантов приводит к повышению уровня занятости аборигенов. При этом повышается и сложность выполняемых местными работ: они поднимаются по карьерной лестнице, поскольку обладают определенными культурными и коммуникационными навыками, которых нет у приезжих. Например, если раньше человек мог претендовать лишь на должность строительного рабочего, то с появлением на стройке большого числа приезжих он автоматически становится кандидатом в бригадиры. Плитку он кладет, возможно, не лучше, чем гастарбайтеры, зато он сможет эффективнее объясниться с заказчиком, с поставщиками, с прорабом. При этом, как показывает проведенное Д’Амури и Пери сопоставление ситуации в исследуемых ими странах, чем гибче трудовое законодательство, тем легче происходит этот процесс, тем больше у малообразованного аборигена шансов воспользоваться притоком мигрантов для перехода к выполнению более сложных функций.

Это исследование не содержит данных об уровне зарплат, однако, проделав схожую операцию на американских данных, Пери в соавторстве с Джанмарко Оттавиано из Болонского университета приходит к аналогичным выводам. Исследователи обнаружили увеличение на 1,8% зарплаты среднего американского рабочего под влиянием иммиграции в 1990-2004 годах. Наименее квалифицированные американцы все же потеряли до 1,1% в зарплате. Но те, у кого есть хотя бы законченное школьное образование, выиграли значительно больше (до 3,4%).

Как показывают авторы еще одной работы Патрисия Кортес и Хосе Тессада, приток мигрантов в США повлиял на положение женщин, имеющих послевузовское образование. Заметно выросла доля таких женщин, работающих более 50 часов в неделю, а в среднем они стали работать на 45 минут в неделю больше. Кортес и Тессада полагают, что благодаря притоку дешевой рабочей силы больше американок могут нанять домработницу или няньку. Это согласуется с выводами Пери и его коллег: приезжие не конкурируют с местными напрямую, а создают для них возможности переключиться на более квалифицированный труд.

Источники:

Francesco D’Amuri, Giovanni Peri, "Immigration, Jobs and Employment Protection: Evidence from Europe", National Bureau of Economic Research, Working Paper No. 17139 (June 2011)

Gianmarco I. P. Ottaviano, Giovanni Peri, "Rethinking the Effects of Immigration on Wages", Journal of the European Economic Association (в печати)

Patricia Cortes, Jose Tessada, "Low-Skilled Immigration and the Labor Supply of Highly Skilled Women", American Economic Journal: Applied Economics 3, 3 (2011): 88-123

George Borjas, "The Labor Demand Curve is Downward Sloping: Reexamining the Impact of Immigration on the Labor Market", Quarterly Journal of Economics 118, no. 4 (2003): 1335-1374.

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments