Управление федеральной антимонопольной службы по Санкт-Петербургу оштрафовало двух крупных сетевых ритейлеров. Штрафы наложены за навязывание поставщикам товаров маркетинговых услуг. Антимонопольное ведомство выяснило, что организации-поставщики выплачивали за продвижение своей продукции в среднем около трети от собственного товарооборота (15-30 процентов). В результате это отразилось на конечной стоимости товаров.

В данный момент ритейлеры оспаривают это постановление ФАС в судах.

Покупатели догадываются, как отразятся на конечной стоимости товаров наложенные штрафы, хотя очевидно, что для сетевиков упомянутые суммы — капля в море. Однако, по словам руководителя антимонопольной службы Вадима Владимирова, размер штрафа в этой ситуации имеет второстепенное значение.

— В данном случае можно говорить лишь о том, что ФАС дает внятный сигнал сетям, — подчеркивает он. — Это способ сдерживания цен.

Главным же тормозом для роста розничных цен на социально значимые товары станут, по мнению ряда экспертов, новые поправки в закон о торговле, которые в начале июля были подписаны президентом России. Они призваны обуздать аппетиты ритейлеров, увеличивающих цену товара дополнительными "накрутками". Теперь, в соответствии с новыми правилами, выплаты, которые сетевики взимают с поставщиков, не могут превышать пяти процентов от цены закупки. Причем в эту сумму будут входить бонусы за объем оптовых закупок, рекламные, маркетинговые, логистические и иные услуги.

По действующему же сего-дня законодательству, только премия за объем закупок у по-ставщиков могла достигать 10 процентов, а цены на все остальные так называемые услуги, предоставляемые розничными продавцами оптовым поставщикам, были и вовсе не ограничены.

Не редкостью были ситуации, когда "накрутки" на товар составляли 50-60, а то и все 70 процентов от его первоначальной цены.

— Мне проще: я платил сетевикам только десять процентов, — рассказывает Георгий Житмарев, заместитель генерального директора завода, одного из крупнейших в Петербурге производителей молочной продукции. — И все равно считаю, что это много.

Производитель "молочки" находит новый закон своевременным и справедливым: он направлен на то, чтобы деньги из торговли переместились в производство.

— Принятые поправки — хороший, правильный шаг, — говорит Житмарев. — Мы, например, вместо десяти процентов будем платить пять. То есть, считай, половину вернем. Куда ее денем? Могу сказать сразу: поднимем закупочную цену для крестьян. Уже сейчас готов сообщить, что закупочные цены поднимем на один рубль с литра молока. Крестьянину эти деньги очень нужны.

Кое-что из оставшегося производитель молочной продукции намерен пустить на оснащение и переоборудование производства: в перспективе это позволит выпустить новые виды йогуртов, сыров, молочных десертов. А как поступят те, чьи "накрутки" составляли 50-70 процентов?

Еще интереснее узнать, как отразятся поправки в закон на розничные цены. Однако окончательно понять это можно будет не раньше 2017 года. Ведь действующие договоры с по-ставщиками заключены до конца декабря 2016 года. Именно сейчас начинается работа по переоформлению договоров, однако сетевики в своих прогнозах осторожничают. Председатель президиума ассоциации компании розничной торговли (АКОРТ) Илья Ломакин-Румянцев замечает:

— Если говорить о грядущей ценовой динамике, то несомненно одно: нас ждет резкий рост числа необоснованных прогнозов разной направленности.

На официальном сайте АКОРТа появилось разъяснение на многочисленные тревожные запросы сетевиков. В нем, в частности, сказано:

"Принятием изменений в закон о торговле законодатели кардинально изменили экономическую модель, на которой был построен и развивался Кодекс добросовестных практик взаимоотношений между торговыми сетями и поставщиками потребительских товаров (КДП). Теперь поставщикам и торговым сетям предстоит изменить сложившиеся практики работы на рынке и привести их в соответствие с новыми регуляторными нормами. В связи с изложенным считаем целесообразным приостановить действие отдельных статей КДП, утративших свое значение вследствие изменения закона".

При этом положение на рынке у ритейлеров сегодня гораздо более выгодное, чем у поставщика товаров. Последние страдают от того, что иного канала сбыта, чем сетевая торговля, в реальности попросту нет. Получается: поставщик не может отказать сети, соблюдая договоры, а она — может вывести "не понравившийся" товар неугодного партнера из оборота, либо задвинуть его так, что тот станет невидим покупателю.

Известно, что большинство денег сети до сих пор зарабатывали не через торговую наценку, которая прозрачна для надзорных органов, а через ретробонусы, фальшмаркетинг — словом, накрутки, которые были скрыты от пристального взгляда государства.

Что же будет сейчас? Некоторые эксперты сходятся во мнении, что продажи упадут, а розничные цены повысятся.

Георгий Житмарев считает что наоборот. Во всяком случае, он уверен, что новый закон заставит ритейлеров сократить аппетиты: в частности, экономить на строительстве новых зданий.

— Но катастрофой для покупателей это не станет, — утверждает он. — От того, что в стране каждый год открываются тысячи новых магазинов, страна богаче не становится. Сейчас, похоже, идет соревнование между сетями, кто больше новых магазинов откроет. Это — разбазаривание денег. Торговый бизнес при таком подходе скоро станет убыточным.

Тем более что новые мировые тренды — совсем иные. Во многих странах уже отходят от практики строить гигантские гипермаркеты. Когда их создавали, думали что покупатель поедет туда в выходные затовариться провизией на неделю. Но практика показывает, что многие люди предпочитают покупать товары повседневного спроса каждый день в небольшом магазинчике за углом. Однако строительство новых гипермаркетов продолжается.

0 0 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments