Выход в народ

Центр зала одной из кольцевых станций метро. К колонне жмётся кучка молодых и не очень людей — работников сети магазинов «Детский мир». С ними — леворадикально настроенные юноши и девушки полустуденческого и полунеформального вида. Работники магазина признаются, что на самом деле они не слишком политизированы, просто ни одна серьёзная профсоюзная или политическая организация не захотела ими заниматься, а у них сейчас серьёзные проблемы.

Ребята смотрят распечатку сайта торгово-игрушечной корпорации, смотрят, где находятся магазины, распределяют адреса и разъезжаются по точкам. Некий Пётр едет до «Братиславской». Торговый комплекс, где расположен местный «Детский мир», совсем рядом. Пётр заходит внутрь, поднимается по эскалатору на второй этаж мимо застеклённой улицы бутиков. «Не вовремя мы собрались сюда, — мигом оценивает ситуацию он. — Посетителей мало, палевно».

Его прогноз себя оправдывает. Только Пётр пытается завязать с продавцами разговор о химкинцах-забастовщиках, о необходимости трудовой солидарности… только Пётр начинает доставать свои листовки… Как в течение пяти минут появляется охрана с требованием покинуть магазин. «Удобно, когда народу много. Можно долго и спокойно говорить с работниками», — делится опытом на обратном пути Пётр и сетует на неудачу. За последние 10 дней для него это уже третий «выход в народ».

Люди, которые не играют в игры

Чем же так отличился «Детский мир», что в него (и вовсе не за игрушками) потянулись леворадикальные юноши с листовками и призывами к забастовке? Так вот, в городе Химки Московской области есть «МЕГА», в ней, помимо прочих магазинов, находится «Детский мир» № 40 — торговый зал сети, сформированной вокруг легендарного магазина у метро «Кузнецкий мост», ныне реконструируемого.

В сороковом «Детском мире», как говорят сами сотрудники, некоторое время назад образовалась большая недостача в выручке. По мнению работников, образовалась она вследствие разных неблаговидных действий менеджмента, но её, без какого-либо расследования, милицейского или внутрикорпоративного, «распределили» между персоналом. «На каждого повесили от 30 до 120 тыс. рублей», — жалуются они. Это при зарплате-то кассира порядка 17 тыс. рублей.

Где-то месяц назад, 20 мая, недовольные таким положением вещей работники провели «дикую», как они сами выражаются, забастовку и в знак протеста приостановили свою работу. «В акции приняли участие все сотрудники магазина, расположенного в торговом комплексе «МЕГА», — всего около 30 человек. Прибыли даже те, кто сегодня находился на выходном или больничном. Требования — прекратить незаконное урезание зарплаты и моральное давление. Администрация магазина от диалога уклонилась, дав команду охране очистить помещение магазина от протестующих», — сообщили в тот день информационные агентства.

Кассир Максим Фролов, организатор химкинской забастовки, рассказал «Часкору»: «На меня, например, повесили 56 тыс. с копейками. Причём пропали кровати, двухметровые ёлки — то, что работник никак вынести не может. За три года через наш небольшой магазин прошло 200 работников — такая у нас текучка. Здесь система видеонаблюдения и фиксация товаров в базах данных устроена неадекватно, так что проверить, доказать что-то сложно. Притом что недостача 10 млн рублей, за год охрана произвела всего три задержания тех, кто пытался что-то вынести».

По словам Фролова, когда они бастовали, из других магазинов в Химки перебрасывали работников-штрейкбрехеров: «Чтобы они вместо нас за 5 тыс. рублей день отработали. После забастовки меня отправили в офис на месяц «для повышения квалификации». Я сижу тут, а в Химках давят на работников, пытаются запугать, разобщить коллектив. Но за забастовку никого пока не уволили. Собирался вести переговоры с нами заместитель генерального директора сети Александр Черярин, но диалога не получилось. Он сказал, что «не желает разговаривать с террористами».

По словам самих забастовщиков, останавливаться на этом они не собираются — во-первых, проблемы с начальством не решены, а во-вторых, запланированное на середину июня сокращение по всей сети зарплат на 40% даёт повод уже для межмагазинных протестов.

«Это не системные проблемы»

В свою очередь у администрации «Детского мира» иное видение и объяснение ситуации. «Я присутствовал тогда на этой забастовке, — говорит «Часкору» директор по информационной политике и коммуникациям ГК «Детский мир» Александр Бархатов. — В забастовке на самом деле участвовал лишь один человек — тот самый Максим Фролов, который занял эдакую позицию Мальчиша-Кибальчиша. Видел я там ещё двух человек, они вообще не были сотрудниками магазина, а просто какими-то радикалами с чёрными нашивками. Вообще какая-то ерунда была. Мне потом звонили со всякими угрозами, раскидывали по магазину листовки. И пошло-поехало, что мы жупел капитализма, что мы такие-сякие. Эту историю раздули до масштабов «злого» центрального офиса, будто бы угробившего магазин. Но вы обратите внимание, что у «Детского мира» 130 магазинов в 65 городах страны, а проблемы в основном возникли только в Химках. Если бы у «Детского мира» были серьёзные системные проблемы, то, наверное, возмущались бы не только в одних Химках, а все».

По словам Александра Бархатова, около полутора лет в Химках происходят хищения, оттого и недостача: «Мы ставили камеры, меняли управляющих, пытались выяснить, кто за этим стоит. На самом деле речь идёт о чисто бытовом воровстве в этом магазине. Я пока не буду называть имён, есть только предположения, подозреваемые, но мы будем преследовать этих товарищей по суду. Мы хотим, чтобы сейчас этим занималась прокуратура, нашла виновных. Мы не собираемся наказывать за эту недостачу всех работников сети, мы же не идиоты. Однако из тех, из кого мы можем вычислить по закону, мы будем вычислять. Насколько я помню, 60% недостачи должна покрыть сеть, а до 40% конкретный магазин».

Юрист Центра социально-трудовых прав Анна Гвоздицких объясняет: «Работник освобождается от материальной ответственности в случае неисполнения работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий хранения имущества, вверенного работнику. Когда договор о полной материальной ответственности с работником не заключён, а работодатель подозревает его в умышленном причинении ущерба, работодатель должен обращаться в правоохранительные органы».

Сидя на задницах

Сам бастовавший работник химкинского «Детского мира» Максим Фролов говорит: «Мы обратились в прокуратуру и трудовую инспекцию, чтобы оспаривать 40-процентное сокращение зарплат. Кстати, сотрудники теплостановского «Детского мира» тоже нашли себе адвоката. На наши обращения ответа пока нет, но в 2008 году мы уже жаловались в трудовую инспекцию, и тогда нам ответили, что вычеты из зарплаты в нашем случае руководство магазина не имеет права производить».

«На самом деле разговоры про 40-процентное сокращение зарплаты — это не совсем верная подача, — говорит Александр Бархатов из пресс-службы «Детского мира». — Представьте себе, что этого случая с недостачей в Химках вообще не было. Так мы всё равно сейчас меняем зарплатную политику в наших магазинах. Теперь премиальная часть зарплаты становится выше, чем оклад. Мы хотим стимулировать внимание продавца к покупателю, чтобы сотрудник сам был заинтересован в выручке. И естественно, меньше будет получать тот, кто будет сидеть на заднице. Они ведь даже к покупателям не подходят, им всё равно, продаётся что или нет. Мы просто хотим изменить эту ситуацию. И да, мы будет увольнять тех, кто не работает, пусть лучше у нас молодые дивчины будут».

«Открытая конфронтация работников и начальства в московской торговле случается нечасто. Вероятно, химкинский «Детский мир» — одна из первых ласточек новой тенденции. До кризиса в Москве работы было много. Что-то не нравилось — и человек голосовал ногами, уходил в другую компанию. Сейчас со свободными рабочими местами туго, но предел терпения есть у каждого. И можно предположить, что в ответ на постоянные сокращения зарплат и увеличение нагрузок люди будут объединяться для отстаивания трудовых интересов», — прогнозирует администратор сайта о трудовых конфликтах antijob.anho.org Валентин Сергеев.

Однако путь этот долог и тернист. Люди, не привыкшие отстаивать свои права в правовом поле, склонны выбирать средства, как им кажется, эффектные, но отнюдь не эффективные. Очевидно, нет смысла политизировать трудовые отношения, поскольку никакой политики по большому счёту в них нет. В СССР, например, недостачи товаров оценивали как «хищение социалистической собственности». Виновников без долгих разбирательств сажали в тюрьму. Сегодня, при «диком» капитализме, сажать не спешат, ограничиваясь штрафами, часто незаконными. Так, может быть, проще и действеннее нанять толкового адвоката, чем разбрасывать листовки и привечать радикалов, борющихся с «капитализмом вообще»?

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments