Собственным вином стремятся обзавестись многие известные люди — актеры, музыканты, дизайнеры, спортсмены, политики, бизнесмены. У них достаточно возможностей, чтобы приобрести шато с историей или построить винодельню в чистом поле. Но могут ли большие деньги сделать большое вино? То есть настолько правильно организовать процесс, чтобы получить ожидаемо высокий результат? И где лучше всего этим заняться?

Когда традиции становятся проблемой

В старой Европе новые деньги чувствуют себя неуютно. Этот винодельческий мир очень консервативен и зациклен на традициях. Он напоминает бесконечную вселенную с мириадами элементарных частиц — крохотных, маленьких, средних и крупных хозяйств, зажатых в жесткие рамки системы апелласьонов. Предприятия, большей частью семейные, веками располагаются на одном и том же месте, выращивают одни и те же сорта, производят одни и те же вина. Виноделы прекрасно знают пределы своих возможностей, знают, на что способны их виноградники, что и где лучше сажать, когда собирать урожай и выпускать на рынок вино. Идея терруарного вина родилась и была возведена в культ именно в этой среде. Вместе с тем виноделы старой Европы практически лишены кругозора. Они с трудом представляют себе, чем занимаются их коллеги в соседних регионах, а о других странах и говорить нечего.

Наконец, в винной Европе не любят чужаков. Человеку со стороны вряд ли удастся приобрести клочок земли уровня гран крю, скажем, в Бургундии, какими бы деньгами он ни располагал. После долгих препирательств ему со скрипом уступят участок похуже. При этом будут тщательно следить, чтобы новичок строго соблюдал все традиции и законы и не дай бог не увлекся инновациями. Этот мир, конечно, тоже меняется (яркий тому пример — супертосканские вина в Италии), но медленно и неохотно.

Все на запад!

Совершенно иная ситуация там, где виноделие исторически развивалось не столь интенсивно и не было жестко ограничено территорией и правилами. Именно поэтому новые деньги вполне комфортно чувствуют себя в Испании, в странах Центральной и Восточной Европы и, конечно, в Новом Свете.

Особенно привлекательно с точки зрения инвестиций в амбициозные проекты выглядит Чили. Здесь много пустой и потому относительно дешевой земли с удачной экспозицией и уникальным микроклиматом. В Чили можно выращивать практически любые сорта винограда, причем без пресловутого американского подвоя. Здесь нет ограничений в отношении архитектуры, и есть возможность строить винодельни самых причудливых конструкций. Наконец, тут много дешевой рабочей силы, готовой ручным трудом заменить любую механизацию. Неудивительно, что именно к Чили приковано пристальное внимание состоятельных бизнесменов, которые не прочь вписать свое имя в историю мирового виноделия.

Суперчили скандинавского разлива

Среди новейших проектов одним из наиболее концептуальных является предприятие Vik. Его организовал норвежский бизнесмен Александр Вик, успешно развивающий сеть отелей и гольф-клубов топ-класса по всему миру. Четыре года назад он поставил перед собой цель — во что бы то ни стало создать великое чилийское вино под своим именем — и методично начал двигаться к ее достижению.

Для начала Вик приобрел несколько сотен гектаров в долине Качапоаль — со сложной экспозицией относительно движения Солнца и воздушных потоков. Провел тщательный анализ почвы, для чего использовал даже спутниковую съемку. Разбил все виноградники на маленькие участки и для каждого выбрал оптимальные клоны только красных сортов.

На первое время была построена небольшая винодельня, но уже через пару лет ее сменит грандиозная конструкция с предельно рационально организованным внутренним пространством. Там разместится зал с огромным количеством чанов для микрокюве, большим погребом и роскошным дегустационным залом с видом на горы.

Пока выпущен только один винтаж Vik. Сложный купаж «карменера», «каберне совиньона», «каберне франа» и «сиры» отличается деликатными ароматами спелых черных ягод, корицы, кофе, табака и гудрона, полным, мягким вкусом, с яркой кислотностью, шелковистыми танинами и сочной фруктовой доминантой на фоне табачных и шоколадно-ванильных тонов. Потрясающий образец, тем более для первого раза, уверенно тянет на 93 балла из 100. Единственный упрек, который ему можно предъявить, — слишком короткое послевкусие. В этом «повинны» молодые лозы. Лет через пять при всех прочих равных Vik, несомненно, будет одним из величайших чилийских вин и займет прочные позиции в самых престижных мировых рейтингах.

Новая философия старых денег

Не менее впечатляюще организована работа в хозяйствах Matetic и Garces Silva. Оба хозяйства — малая часть очень крупного и долгого бизнеса влиятельных семей. Оба основаны только в 1999 году. С Vik их роднит предельно рациональный и строго научный подход к организации виноделия, базирующийся на крупных финансовых вложениях.

В целом история очень похожа — куплены свободные земли в идеальном месте с прохладным климатом (область Лейда, совсем близко к океану), составлена подробная карта земель, выбраны клоны, построены суперсовременные и в высшей степени грамотно организованные винодельни. У Matetic, кроме того, есть настоящие биодинамические виноградники. Результаты работы потрясают.

Garces Silva производит восхитительные вина — сочные, яркие, элегантные и очень сложные, уверенно претендующие на 92—95 баллов из 100. Впечатляет совиньон блан, ферментированный в дубе. Редко когда при столь мощной кислотности и выразительной минеральности удается добиться такой густой и спелой фруктовости, не задавленной бочкой. Но особенно удивляет пино нуар — пожалуй, один из лучших в Чили на сегодняшний день. В деликатнейших ароматах сложно переплетаются нотки табака, какао, специй и красных ягод, которые оттеняются легкой солоноватостью (сказывается близость океана), шелковистой танинностью и немного сдержанной кислотностью.

Для Matetic наиболее важным сортом является «сира». В прохладном климате он дает насыщенные, но одновременно мягкие и бархатистые вина с ароматами черных ягод, эвкалипта, луговых трав, табака и даже салями. Они вполне претендуют на 94 балла из 100.

Здесь есть также очень неплохие совиньоны, шардоне и пино нуары. Но ближе других к топовому уровню «холодной» сиры приближается бленд «каберне франа», «мальбека», «мерло» и «сиры». Он отличается густотой и заманчивой спелостью ароматов, с нотками смородины, черники, ежевики, шелковицы, чернослива, белого перца и ментола. При этом «рот» отлично структурирован и лишен даже намека на тяжесть, напротив, прелестно элегантен, удивляя тонами специй, табака, кофе и сырой кожи.

Чилийский пример очень показателен. Большие деньги могут сделать большое вино. Но только там, где работа начинается буквально с пустого места, где нет истории и традиции, где нет соседей-виноделов со стажем в пять поколений. А есть, напротив, амбиции и вера в успех.

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments