Итальянский производитель бытовой техники Indesit Company не скрывает, что российский рынок для него номер один в мире. Кризис в России закончился и настало время для масштабных инвестиций, уверен генеральный директор компании МАРКО МИЛАНИ. В интервью РБК daily он рассказал, какую сумму Indesit потратит на расширение производства холодильников и стиральных машин в Липецке, есть ли разница между техникой, собранной в Италии и России, почему местные заводы не работают на экспорт и как убедить российских домохозяек покупать непопулярные сейчас сушильные машины.

— В 2010 году российский рынок бытовой техники начал выходить из кризиса. По оценкам экспертов, он вырос на 15% по сравнению с 2009 годом, когда падение достигло 30%. Согласны ли вы с этими данными?

— По нашим оценкам, в 2010 году рынок увеличился на 22%. Что касается текущего года, первоначально мы прогнозировали, что рынок прибавит порядка 12%, однако в первом квартале мы увидели более значительный рост — выше 30%. Во втором квартале рынок продолжает расти такими же темпами, поэтому мы пересмотрели нашу общую оценку на 2011 год — рост составит 15%. Стоит также учесть, что показатели за третий квартал 2010 года были чрезвычайно высокими из-за аномально жаркого лета и, как следствие, большого спроса на холодильную технику.

— Как компания пережила кризис в России? Например, Electrolux закрыла производство стиральных машин в Санкт-Петербурге. У вас были подобные мысли?

— Во время кризиса спрос в России на нашу продукцию снизился на 40%. Естественно, пропорционально мы должны были снизить и производство. Однако о закрытии предприятий речи даже не шло. Россия для нас рынок номер один, и я говорю об этом уже много лет подряд. Наша доля на этом рынке составляет 23%, и мы намерены ее увеличивать. Для этого собираемся расширить производственные мощности в Липецке на 1 млн единиц техники. Это касается и холодильников, и стиральных машин.

— Какие инвестиции запланированы на модернизацию производства?

— В расширение российских мощностей и запуск производства новых моделей в течение двух-трех лет мы вложим около 60 млн евро. Мы рассматриваем также возможность строительства новых заводов, присматриваем площадки в Липецкой области и соседних регионах. Однако пока окончательных планов нет, поэтому цифры, которые я вам назвал, касаются только Липецка. Добавлю, что еще более 15 млн евро мы ежегодно тратим на рекламу в России. По сравнению с другими рынками, на которых представлена наша продукция, это самые большие затраты.

— Какую долю продукции, продаваемой в России, вы производите на местных предприятиях? Велика ли доля импорта?

— Доля импорта составляет 30%, локальное производство — 70%.

— А поставляется ли на экспорт техника, произведенная в России?

— К сожалению, в России приходится работать только для местного рынка. Это связано с высокими таможенными расходами, которые нам пришлось бы нести, если бы мы решили экспортировать технику из России. По всей территории Европы мы перевозим товары без таможенного контроля.

— Как вы боретесь с убеждением россиян, что техника, произведенная за границей, лучше, чем та, что сделана в России?

— Мы постоянно работаем над общим восприятием наших продуктов российскими потребителями. Например, мы приглашаем продавцов бытовой техники посетить наши заводы в Липецке и убедиться, что российские стандарты производства ничуть не хуже европейских, если не лучше. Конечные потребители уже стали это ценить.

— Чем отличаются запросы российских потребителей от европейских?

— Запросы становятся все ближе к европейским. Потребители высоко ценят современные технологические решения. Тем не менее некоторые особенности и отличия все же есть. Например, у россиян большим спросом пользуются узкие стиральные машины. Это связано с небольшой площадью многих российских квартир.

— В Европе вы сейчас активно продвигаете сушильные машины. По вашему мнению, будут они пользоваться спросом у российских домохозяек?

— Пока спрос на них в России очень маленький. Хотя я все-таки думаю, что сушильные машины имеют прекрасный потенциал в вашей стране по нескольким причинам. Первое — это, конечно, погода. Если на улице -20С, трудно себе представить, как можно сушить там белье. Второе — в России пусть постепенно, но все-таки наблюдается рост квадратных метров на человека, то есть увеличивается жилплощадь. Да и средств у населения становится больше. Поэтому я считаю, что российский рынок через пять лет будет первым для сушилок.

— Сколько сушильных машин вы хотите продавать в России ежегодно?

— Очень трудный вопрос. Я думаю так: полмиллиона через пять лет.

— В России у вас два бренда — экономичный Indesit и более дорогой Hotpoint-Ariston. Каково их соотношение? И есть ли планы по выводу на рынок новых брендов, например премиального Scholtes?

— Я думаю, что где-то 60% продаж приходится на Indesit и 40% — на Hotpoint-Ariston. Что касается Scholtes, как раз в мае я был в Москве и встречался с представителями наших заказчиков. Они настаивают на том, чтобы мы выводили на российский рынок бренд Scholtes. Это наши планы на будущий год.

— Означает ли это, что компания постепенно уходит в премиальный сегмент?

— Я бы так не сказал. Каждый бренд останется в своем ценовом сегменте. Хотя в последнее время в России все больше людей, заинтересованных в приобретении более дорогих марок.

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments