Ни один бизнесмен не застрахован от ошибок. За минувшее десятилетие многие известные российские предприниматели понесли серьезные убытки, а кто-то и вовсе расстался с бизнесом.

Михаил Ходорковский

Цена ошибки: $11,6 млрд

Столько стоил пакет акций ЮКОСа, который контролировал Михаил Ходорковский до своего ареста

Риск: политический

Цитата: "Наше независимое существование является вызовом… Это неприятно людям, мыслящим в стилистике старых взглядов. Но даже они понимают, что компанию трогать нельзя"

Из интервью томской телерадиокомпании ТВ-2, июль 2003 года

Бывший глава нефтяной компании ЮКОС Михаил Ходорковский сейчас отбывает срок в карельской колонии. Свободу (а впоследствии и бизнес) он потерял в октябре 2003 года, когда его обвинили в хищении государственного имущества, налоговых нарушениях (общая сумма претензий превысила 700 млрд руб.), а также по нескольким другим статьям. Следствие продолжалось почти два года, предприниматель был осужден на восемь лет. После второго дела ЮКОСа в 2010 году срок заключения увеличили до 13 лет. Некоторые бывшие соратники Ходорковского также были осуждены или объявлены в розыск. Однако в России и за рубежом многие полагают, что дело сфабриковано: бизнесмен финансировал оппозицию и набрал заметный политический вес, чем вызвал раздражение у властей. В ноябре 2007 года ЮКОС был ликвидирован как юридическое лицо, а основные активы компании достались "Роснефти". На момент ареста Ходорковский считался богатейшим бизнесменом России — пакет акций ЮКОСа, который он контролировал, оценивался примерно в 35,8%, капитализация компании перед арестом превышала $32 млрд. Исходя из этих оценок, Ходорковский потерял $11,6 млрд. Не считая 13 лет свободы.

Сергей Полонский

Цена ошибки: $1,52 млрд

Разница между стоимостью бизнеса Сергея Полонского на пике и на сегодняшний день

Риск: экономический

Цитата: "У кого нет миллиарда, тот пусть идет в ж…"

Фраза, якобы произнесенная Сергеем Полонским на одном из мероприятий

Известный своими экстравагантными выходками предприниматель Сергей Полонский в 2000 году перебрался из Санкт-Петербурга в Москву, и менее чем за десять лет его компания Mirax Group вошла в число крупнейших девелоперов России. Самый амбициозный его проект — башня "Федерация" в "Москва-Сити". В рамках подготовки к IPO специалисты "Ренессанс капитала" и Jones Lang LaSalle весной 2008 года провели оценку Mirax Group — по их расчетам, капитализация компании составляла $10 млрд. По другим оценкам, Mirax могла стоить $4-5 млрд. Но кризис и долги ее подкосили, кредиторы отбирали один проект за другим. В марте 2011 года Полонский (владел 78% акций) объявил о ликвидации брэнда Mirax и добавил: "Прошу больше не считать меня бизнесменом". Компания продолжила работать сначала как Nazvanie.net, затем как Potok8. В октябре 2012 года владелец компании "Реинвест" Алексей Алякин договорился с Potok8 о покупке пакета акций. В прессе называли размер пакета (как минимум 25%), а также примерную сумму сделки — $400 млн. Если исходить из самых скромных оценок бизнеса Mirax Group и максимальных оценок Potok8, то потери Полонского за четыре года составили от $1,52 млрд.

Владимир Некрасов

Цена ошибки: $1,5 млрд

Стоимость компании на момент ареста Владимира Некрасова

Риск: криминальный

Цитата: "Рано или поздно я выйду на свободу и выясню, почему и кому было выгодно меня арестовать и развалить процветающую компанию "Арбат Престиж""

Из открытого письма Владимира Некрасова, январь 2009

Владимир Некрасов всегда повторял, что один и с нуля создал крупнейшую парфюмерно-косметическую сеть России. Первый магазин "Арбат Престиж" он открыл в 1998 году, а к началу 2008-го было около ста точек. Оборот в 2007 году составил $471,48 млн. Но в январе 2008-го Некрасова арестовали по подозрению в уклонении от уплаты налогов на сумму около 50 млн руб., позже претензии увеличили до 155 млн руб. Почти одновременно с Некрасовым задержали "авторитетного" бизнесмена Сергея Шнайдера (более известного как Семен Могилевич). Следствие утверждало, что Могилевич был совладельцем "Арбат Престижа", однако Некрасов настаивал, что компания принадлежит только ему. Подозреваемых отпустили под подписку о невыезде только через полтора года после ареста, в июле 2009-го. Во время следствия Некрасову предлагали продать бизнес за $3 млн, рассказывал его адвокат. По оценкам, компания в это время стоила $1,5-2 млрд. "Арбат Престиж" развалился за год. Сначала из-за отсутствия владельца компания не смогла расплачиваться с поставщиками, потом пришлось распродавать помещения. В 2011 году дело против Некрасова и Могилевича прекратили за отсутствием состава преступления.

Игорь Яковлев

Цена ошибки: $312 млн

За эту сумму Игорь Яковлев продал в 2008 году 50% "Эльдорадо". Спустя три года за такой же пакет он выручил в два раза больше

Риск: экономический

Цитата: "Все имеет свою цену. И если кто-то говорит, что никогда не продаст бизнес, он лукавит"

Из интервью газете "Ведомости", февраль 2008

Экс-владелец группы компаний "Эльдорадо" Игорь Яковлев десять лет назад был крупнейшим ритейлером на рынке бытовой техники. Выручка его сети по итогам 2007 года составила $6 млрд, а количество точек — 1,1 тыс. Однако в 2008 году налоговые органы предъявили претензии к одному из юрлиц группы "Эльдорадо" почти на 15 млрд руб. После этого банки потребовали досрочного погашения кредитов в размере $400 млн, а дистрибуторы приостановили поставки в сеть. Чтобы расплатиться с долгами, в сентябре 2008 года Яковлев продал 50% плюс одну акцию компании за $300 млн чешскому холдингу PPF и итальянской страховой группе Assicurazioni Generali. С июня по декабрь 2008 года он сократил задолженность перед кредиторами с $390 млн до $64 млн. Яковлев публично заявлял, что продавать оставшуюся долю он не планирует, но в конце 2011 года неожиданно вышел из бизнеса. Вероятнее всего, согласился на предложенные чехами "откупные": 50% минус одну акцию PPF купила в два раза дороже, чем в 2008 году,— за $625 млн. Таким образом, финансовый кризис, долги и форс-мажорная ситуация стоили Игорю Яковлеву $312 млн.

Евгений Чичваркин

Цена ошибки: $125 млн

Разница между ценой продажи компании в 2008 году и ее оценочной стоимостью

Риск: политический

Цитата: "Не собираюсь возвращаться: я очень доволен, что уехал, и каждый раз убеждаюсь, что правильно поступил"

Из интервью "Газете.Ру", октябрь 2012

Евгений Чичваркин открыл первый магазин по продаже сотовых телефонов в 1997 году вместе с партнером Тимуром Артемьевым. В последующие десять лет количество точек "Евросети" выросло до 5 тыс., а выручка достигла $3,6 млрд. Но в сентябре 2008 года компания попала в поле зрения силовиков. В офисе прошли обыски, связанные с расследованием дела о похищении в 2003 году экспедитора "Евросети" Александра Власкина (компания уличила его в краже сотовых телефонов). Следствие предъявило Чичваркину обвинение в пособничестве преступлению. По версии предпринимателя, преследование было организовано управлением "К" МВД с целью вымогательства и захвата компании. В конце сентября 2008 года он продал компанию Александру Мамуту за $1,25 млрд (с учетом долга, который составлял $850 млн), а в декабре того же года уехал в Лондон. В 2011 году дело закрыли, но о возвращении Чичваркин пока не думает .

Из-за поспешной продажи бизнеса предприниматель получил меньше, чем мог бы. В 2011 году Мамут собирался вывести "Евросеть" на IPO, оценив ее в $2,7-3,3 млрд. По мнению экспертов, в 2008 году компания могла стоить $1,5 млрд. То есть Чичваркин с Артемьевым, владея компанией на равных, потеряли по $125 млн.


Георгий Лямин

Цена ошибки: $94 млн

За такую сумму Георгий Лямин мог бы продать свою долю в "Топ-книге" в 2008 году

Риск: экономический

Цитата: "Мне нелегко сейчас признавать, что я ошибся во многих вещах. Не надо было уходить в облигационные займы, хотя казалось, что впереди безоблачный мир"

Из интервью газете "Коммерсантъ", сентябрь 2010

В 2008 году холдинг "Топ-книга" был крупнейшим оптовым продавцом книг и лидером по количеству розничных точек — у компании было более 600 магазинов. Оборот холдинга за 2008 год составил 6,2 млрд руб., что позволило ему войти в число 12 крупнейших книготорговых компаний мира. Это событие стало вершиной деятельности "Топ-книги" и ее бенефициара Георгия Лямина (владел 79% акций). Однако ставка на экстенсивный рост и наращивание долгов аукнулись бизнесмену в кризис. В декабре 2008 года компании предстояли выплаты по оферте в рамках облигационного займа, но банки отказались выдавать новые кредиты. Кроме того, Сергей Щебетов, который летом 2008 года купил 10% "Топ-книги" за 288 млн руб., обратился в суд с заявлением, что Лямин "ввел его в заблуждение", предоставив недостоверную бухгалтерскую отчетность. Книжный рынок ежегодно сокращался на 10%, а поставщики один за другим отказывались работать с "Топ-книгой". По итогам 2010 года при выручке 5,3 млрд руб. компания получила 453 млн руб. убытка. Долг перед поставщиками и банками в марте 2011 года составил более 3,8 млрд руб. Сейчас в компании введена процедура наблюдения.

Александр Федоров

Цена ошибки: $62,5 млн

Стоимость блокпакета Александра Федорова в "Дикой орхидее" в начале кризиса

Риск: экономический

Цитата: "Инвесторы пропали, есть шакалы. Они не хотят выгодно проинвестировать, они норовят совсем даром забрать, а даром можно забрать только падаль"

Из интервью "Секрету фирмы", март 2009-го

Основатель "Дикой орхидеи" Александр Федоров начал бизнес на дорогом женском белье в 1993 году. В 2003 году у Федорова уже было 50 магазинов, в 2009-м — более 300 (включая сети "Бюстье", "VI легион", "Бельевой базар" и "Дефиле"). Компания была лидером рынка и по количеству точек, и по выручке (оборот в 2008 году — около $200 млн). Но на открытие новых магазинов Федоров тратил большей частью заемные, а не собственные средства. Позже он признал, что это было ошибкой. В конце 2008 года начались проблемы. Два года Федоров безуспешно пытался провести реструктуризацию долгов или найти инвестора. Сбербанк, основной кредитор, получил как залог контрольный пакет акций "Дикой орхидеи", торговые марки компании, землю и фабрику в Смоленской области. Федоров также заложил свою квартиру. В 2012-м суд ввел в компании внешнее управление, сумма требований кредиторов достигла $150 млн. В начале 2007 года 20% компании за $50 млн купил фонд Wermuth Asset Management (позже довел долю до 33%). У Федорова остался блокпакет. Если компания не выживет (что вероятно), потери Федорова могут составить $62,5 млн.

Инна Бельтюкова

Цена ошибки: $40 млн

Столько, по оценкам экспертов, стоила компания "Капитал тур" в 2006 году

Риск: экономический

Цитата: "Наша стратегия была выстроена правильно. Просто кризис и сложный по структуре кредитный портфель породили те обстоятельства, против которых мы не смогли устоять".

Из интервью газете "Коммерсантъ", декабрь 2010

Бывшие владельцы компании "Инна тур" супруги Инна и Игорь Бельтюковы летом 2003 года открыли новую фирму — "Капитал тур". Всего за четыре года детище Бельтюковых вошло в пятерку крупнейших игроков на российском туристическом рынке: по итогам 2007 года оператор обслужил около 1,4 млн туристов, выручка компании превысила $355 млн. Концепция "Капитал тура" изначально предполагала работу с низкой нормой прибыли при больших оборотах. Конкуренты уже тогда указывали, что компания ходит по краю: ежегодный двукратный рост оборота ей обеспечивали демпинговые цены и заемные средства. Кризис 2008 года подтвердил справедливость опасений. Осенью 2010 года Бельтюковы должны были контрагентам, банкам и клиентам 2,7 млрд руб. Попытки спасти компанию предпринимали Альфа-банк и "Международный финансовый клуб", но договориться с кредиторами туроператора не удалось. Из-за отсутствия оборотных средств в ноябре 2010-го "Капитал тур" приостановил свою деятельность, а в декабре подал заявление о банкротстве.

Надежда Копытина

Цена ошибки: $30 млн

Так Надежда Копытина оценивала активы ГК "Ледово" накануне кризиса

Риск: криминальный

Цитата: "Мне больно наблюдать за тем, как рушится мое дело. Компанию, которую я создала с нуля, сначала захлестнул кризис, а теперь над ней нависла угроза быть распроданной с молотка"

Из письма Владимиру Путину, февраль 2011

Несколько лет назад Надежда Копытина считалась одной из самых успешных деловых женщин России. В 1990-х она создала группу компаний "Ледово", которая вошла в число крупнейших российских производителей морепродуктов, шампиньонов, замороженных овощей. В 2007 году выручка составила 720 млн руб. Однако в кризис сумма долга, по словам Копытиной, составляла 350 млн руб. Расплатиться с кредиторами у нее не получалось, и в 2010 году она решила продать фирму. Копытина, единственный владелец предприятия, запросила за "Ледово" $1,115 млн. Плюс новым владельцам предстояло расплатиться с кредиторами. Однако предпринимательница получила только $115 тыс. Покупатели, которых Копытина позже назвала рейдерами, переоформили на себя компанию, но не выполнили договоренности, а кроме того, не расплатились с долгами. Сейчас "Ледово" банкротится — сумма долга за это время выросла до 500 млн руб., причем по некоторым займам Копытина отвечает личным имуществом. Как заявляла экс-владелица компании в прессе, она выплатила из своего кармана уже более 20 млн руб.

Борис Абрамович

Цена ошибки: $3 млн

За такую цену Борис Абрамович мог бы продать свой пакет акций в "Красэйр" на пике в начале 2007 года

Риск: политический

Цитата: "AirUnion станет прибыльной компанией. Вот и вся экономия"

"Секрет фирмы", сентябрь 2007-го

В 2004 году Борис Абрамович развернул самый масштабный в российской авиации проект — создал авиаальянс AirUnion, в который вошли "Красэйр", "Домодедовские авиалинии", "Самара", "Омскавиа" и "Сибавиатранс". В каждой из компаний Абрамовичу принадлежало 40-100%, остальное — Росимуществу. Прибыльным предприятием была только "Красэйр". В 2007 году указом Владимира Путина на базе альянса был создан единый перевозчик — "Эйрюнион" (AirUnion). Доля государства должна была составить не менее 45%, Абрамович же претендовал на контроль. Чиновники предполагали передать госактивы в компаниях — членах альянса "Аэрофлоту". По одной из версий, проблемы начались, когда Абрамович понял, что контроль ему не достанется. "Единственным объяснением, почему пять авиакомпаний посыпались в августе 2008-го, может быть только вывод активов",— говорил владелец ТД "Топливное обеспечение аэропортов" Евгений Островский. К лету 2008- го долг AirUnion превысил $1 млрд, самолеты встали. Контрольный пакет достался "Ростехнологиям".

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments