Рональд Дэнис, бельгийский эксперт в организации дистрибуции модных брендов, работает в мировой fashion-индустрии уже почти 20 лет. Сотрудничал с Dirk Bikkembergs, Ittierre Holding S.p.A. (D&G, VJC, Exte), Sixty Group. Позднее, решил основать собственную компанию Global Fashion Management в Антверпене.

Рональд Дэнис рассказал BFM.ru о «дочке» своей компании в России, с кем из дизайнеров ведет переговоры о сотрудничестве и о том, как модным домам выжить в кризис.

— Вам довелось работать во многих модных домах. Чем отличается их устройство, подход к работе?

— Работая в итальянских компаниях, например, я заметил огромную любовь к продукту, который они создают. Однако экономические процессы — не самая сильная их сторона. Компании работают на эмоциональном или даже на чувственном уровне. В этом плане их нельзя сравнивать даже с близкими по духу испанскими фирмами — их устройство совершенно иное. Что же касается немецких компаний, неудивительно, что в ходе работы там я столкнулся с педантичностью. Вся деятельность компании проходит в установленных рамках и стандартах, начиная от временных и заканчивая внутренней структурой компании. В пример можно привести марку Strenesse. Они нумеруют все модели в коллекции для того, чтобы при размещении одежды в шоу-румах по всему миру, их выкладки были абсолютно одинаково.

Возвращаясь к разговору об Италии — там любая выкладка будет сделана по наитию, только в соответствии с ощущениями и визуальными предпочтениями мерчендайзера.

— Где вам было комфортнее работать?

— Самой комфортной была работа с голландским дизайнером Тони Коэном (Tony Cohen) в Амстердаме. На тот момент он показал только свою первую коллекцию на неделе моды в Нью-Йорке. Но несмотря на то, что развитие этого бренда было сложной и трудоемкой задачей, голландцы подходят к работе спокойно, не заставляя пребывать в стрессовом состоянии.

— Что подтолкнуло вас к решению о создании собственной компании?

— Не могу сказать, что мне надоело сотрудничать с другими компаниями, просто захотелось чувствовать себя немного свободнее, чего не может быть у наемного сотрудника. Собственная компания дала мне возможность одновременно работать над разными проектами и не только передавать кому-то свой опыт, но и самому чему-то постоянно учиться.

— Как устроена ваша компания, какие задачи она решает?

— Головной офис компании находится в Антверпене, в Бельгии. Почему Антверпен? В этом вопросе уже я проявил некоторую эмоциональность. Мое детство прошло в этом городе. К тому же, он удобен с практической точки зрения: ключевые для fashion-бизнеса города — Париж, Милан, Лондон — находятся достаточно близко. До Милана, например, я могу добраться за час на самолете.

Состав компании не велик, потому что я предпочитаю работать небольшой командой. Это дает возможность простой и эффективной коммуникации с коллегами. Кроме того, у нас нет четкой иерархии, каждый работник — как осьминог, у которого масса различных функций. Конечно, каждый специализируется на чем-то конкретном, на том, в чем он лучше разбирается, однако при этом он постоянно взаимодействует и пересекается с коллегами. Это позволяет работать сразу над множеством проектов. О духе компании очень хорошо говорит тот факт, что, например, наш офис в Москве будет располагаться на «Винзаводе». Мне кажется, это говорит о творческой составляющей нашей команды.

— Основная функция компании — fashion- консалтинг?

— Отчасти. Мы, безусловно, консультируем компании, но порой выступаем в роли управленцев: команда работает внутри компании-заказчика выполняя определенные задачи, а затем уходит. Также мы готовим стратегии развития: как коммерческие, так и маркетинговые. Если коротко, то направление нашей деятельности — это международное развитие брендов. Помимо этого, одна из основных функций — дистрибуция. Сейчас планируем привезти очень интересные бренды в Россию.

— И какие новые бренды появятся в России?

— Во-первых, первая линия дизайнера Тони Коэна. Во-вторых, мы хотим привезти новый бельгийский бренд, он скорее относится к среднему сегменту, называется Essentiel. Также мы планируем продвигать компанию rue blanche и эксклюзивную линию аксессуаров из дерева Rocio bags. Это английский бренд, он уже представлен во многих европейских странах. Еще мы планируем привезти работы дизайнера аксессуаров Айзека Рейна (Isaac Reina). До недавнего времени он делал аксессуары для Hermes, а сейчас делает женские и мужские аксессуары для марки Мартина Марджиела (Martin Margiela).

— В чем разница между fashion-бизнесом в Европе, США и России?

— В Америке fashion — это действительно индустрия. Отрасль, к которой относятся серьезно абсолютно все, за счет чего она и работает как четко отлаженный механизм. В Европе эту отрасль тоже воспринимают вполне серьезно, но все же остается пространство для творчества. В России же пока только креатив, творчество и удручающее отсутствие знаний и умений в коммерции. В Москве проводятся недели моды, на которых дизайнеры показывают свои работы, но едва ли одну из этих коллекций можно найти в магазине. В компании, которой принадлежит бренд, должны быть люди, которые будут думать и о продажах, и о маркетинге, и о тех людях, которые станут носить эту одежду. Перед тем, как выпустить ту или иную коллекцию, неплохо бы съездить и посмотреть на тот магазин, в которой она будет продаваться. Дизайнер же должен заниматься творчеством. Российским компаниям не хватает структуры и отношения к моде как к бизнесу. Отчасти поэтому я решил открыть дочернюю компанию именно здесь.

— В одном из интервью вы говорили, что планируете работать с российскими дизайнерами. Уже известно, кто это будет?

— Да, сейчас мы находимся в процессе переговоров с несколькими дизайнерами. Из того, с кем больше всего хотелось бы работать, это Viva Vox, потому что дизайнер, который стоит за этой маркой, более-менее знаком с той системой работы, которая существует в Европе. Так же мы находимся в стадии переговоров с брендом Nina Donis и Arsenicum. И при этом мы всегда открыты к дальнейшему поиску и продолжаем исследовать российский рынок. Однако при принятии решения о том, с кем работать, я в первую очередь обращаю внимание на то, стоит ли за брендом некая коммерческая составляющая, которая позволила бы успешно организовать сотрудничество.

— Вы планируете привлекать инвестиции для развития брендов или вкладывать свои деньги?

— Вкладывать свои собственные средства было бы не очень правильно. В первую очередь, мы займемся организационными вопросами и подготовкой бизнес-плана компании. Если инвестиции будут необходимы, конечно, станем привлекать сторонних инвесторов. Одна из задач — привезти российские бренды в Европу и наладить там их дистрибуцию через агентскую сеть.

— Каково сегодняшнее состоянии fashion-индустрии, что с ней происходит в кризис?

— Я верю в то, что кризис не только создает проблемы, но и дает огромные возможности для многих брендов выйти на рынок на фоне того, что сейчас закрываются многие ритейлеры. Это как раз расчищает пространство и позволяет занять высвобождающийся сегмент рынка.

Одним из подтверждений трудностей в индустрии стало закрытие крупных игроков рынка, в частности, хорошо известной компании Naf Naf. Еще одна крупная фирма — Ittierre Holding S.p.A. — сейчас пытается преодолеть трудности, но у нее очень серьезные проблемы с лицензиями. Скорее всего, в дальнейшем так и будут банкротиться и закрываться большие мультибрендовые розничные сети, в первую очередь в Европе. Однако, по прогнозам наших аналитиков, в Европе кризис достигнет дна примерно к июлю, а затем постепенно, к январю, ситуация станет как-то выправляться.

— А что происходит с компаниями, производящими люксовые товары?

— Их продажи, по меньшей мере, упали процентов на 25. По имеющейся у меня информации, компании по всему миру сократили закупочные бюджеты на следующий сезон минимум на 30%.

— Однажды вы упомянули, что во время кризиса страны БРИК становятся очень привлекательны для ведения бизнеса. Почему?

— В последние годы на эти страны приходится большая доля fashion-индустрии. Конечно, со стороны кажется, что в той же Бразилии очень много бедных людей, но в то же время там есть совершенно другая категория потребителей, за счет которых рынок постоянно растет. Возможно, это не очень заметно в России, но если, опять-таки, смотреть со стороны, ситуация развивается ровно так же.

— Что должны делать модные корпорации для того, чтобы выжить в кризис?

— В первую очередь, я советую компаниям продавать свой продукт только там, где можно быть уверенным в рентабельности. Если компания планирует расширяться или увеличивать продажи, то ни в коем случае нельзя идти в Великобританию или в Испанию, потому что сейчас там настоящая катастрофа и коллапс модной индустрии.

Например, во Франции, Нидерландах и Бельгии все еще пока более или менее в порядке. Это связано с крепкой финансовой системой, которая стоит за модной индустрией. Кроме того, нельзя забиваться в угол, пережидая кризис, иначе вы стопроцентно проиграете. Нужно обязательно искать новые потенциальные возможности и пытаться развивать их. Только так можно пережить кризис и выйти из него победителем.

0 0 vote
Article Rating
История-945х235
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments