Долговой кризис серьезно изменил не только экономические показатели Европы, но и расклад политических сил в регионе. Угроза рецессии, увеличение безработицы и снижение доходов населения привели к резкому росту недовольства европейцев политикой правящих партий. В итоге за два года в девяти странах ЕС произошла смена правящих политических элит. Вместе с тем, как показал анализ РБК daily, пришедшие к власти партии в борьбе с кризисом используют старые рецепты своих предшественников.

Кризис доверия

В предшествующие мировому финансовому кризису годы европейские правительства, в большинстве которых заправляли социалисты, с легкостью тратили огромные средства на различные социальные программы. Экономика стран региона находилась на подъеме, а потому и с внешними займами проблем не возникало. Однако глобальные финансовые неурядицы заставили затянуть пояса не только жителей Старого Света, но и власти, которые стали выходить на внешний рынок заимствований только для того, чтобы залатать дыры в бюджете. Стоимость заимствований начала расти, что, соответственно, увеличило расходы на их обслуживание.

В 2009 году госдолг в зоне евро вырос до 70% от ВВП, а в 2011 году — до 85%. При этом в отдельных странах, таких как Греция и Италия, он заметно превысил 100%. В этих условиях властям стало уже не до финансирования социальных программ. Как следствие, население больше не захотело видеть у власти социалистов, охотно тративших средства на поддержку мигрантов, образование и здравоохранение, а также непомерно раздувших госаппарат.

С осени 2009 года социалисты были вынуждены уступить власть в шести странах ЕС — Велико­британии, Испании, Португалии, Венгрии, Словакии и Болгарии. «В условиях кризиса приход правых оправдан, так как в целом они лучше справляются с непростыми экономическими ситуациями. Независимо от специфики той или иной страны избиратели в целом считают консерваторов более компетентными», — сказал РБК daily профессор Университета Дуйсбург—Эссен Оливер Шварц.

Лица новые, рецепты старые

Пришедшие к власти правые первым делом принялись активно урезать бюджетные расходы, причем по рецептам, о которых говорили их предшественники: через сокращение числа рабочих мест в госсекторе, отмену ряда социальных программ, введение новых налогов или повышение существующих. Так, в стране с рекордной для Европы безработицей (22,9%, а среди молодежи — до 50%) Испании пришедшая к власти в ноябре 2011 года Народная партия ввела с этого года дополнительный подоходный, ставка варьируется от 0,75 до 7%, в зависимости от дохода.

В некоторых странах подобные меры дали положительный эффект. Так, новое правительство Португалии, сформированное в 2011 году, уже в феврале получило высокую оценку от «тройки» кредиторов (Еврокомиссия, ЕЦБ и МВФ) и добро на очередной транш помощи в размере 14,9 млрд евро. Министр финансов Португалии Витор Гашпар сообщил, что целевые показатели бюджета на этот год будут достигнуты, и подчеркнул, что новый пакет помощи его стране, в отличие от Греции, не понадобится. Чтобы добиться таких результатов, правительство премьера Педро Пассуша Коэлью, по сути, продолжило и расширило программу экономии своих предшественников, урезав расходы на здравоохранение и образование, а также отменив премиальные для бюджетников.

Кризис зоны евро заразил даже сравнительно благополучную Велико­­британию. Пришедшие к влас­ти консерваторы объявили в конце 2010 года о жестких мерах экономии — сокращении полумиллиона рабочих мест в госсекторе и урезании соцрасходов. В конце прошлого года глава коалиционного правительства консерваторов и либерал-демократов Дэвид Кэмерон объявил о новых антикризисных мерах, которые вступят в силу с 2015 года. Предполагается увеличить пенсионный возраст до 67 лет, а также сократить еще 700 тыс. госслужащих.

Приход к власти правых не универсальный рецепт выхода из кризиса. Во-первых, нынешние правые правительства Португалии и Испании не изобретают ничего нового. Во-вторых, в трех странах — Греции, Италии, Дании, напротив, жертвой кризиса пали именно консерваторы.

Политическая ситуация в проблемных Италии и Греции, с одной стороны, весьма похожа на ситуацию в других проблемных странах зоны евро (жесточайшая экономия), с другой — все же несколько отличается. «Одной из интересных тенденций является попытка преодолеть политические барьеры в ходе реформ путем создания технократического правительства в Греции и Италии. Модели в этих странах очень разные: в Греции это правительство на короткий срок (до апрельских выборов. — РБК daily), и лишь его глава является технократом, тогда как итальянское правительство целиком технократическое, и ему предоставлено больше времени. На мой взгляд, у Рима гораздо больше шансов на успех», — рассказал РБК daily аналитик Центра европейской политики Фабиан Цулеех.

Жажда перемен

Населению Европы не по вкусу те горькие «таблетки» от кризиса, которые им выписывают и правые, и левые, и технократы. Акции протестов стали уже обычным делом, в первую очередь в Греции, бюджет которой посажен на короткий поводок ЕС. Чтобы получить очередной пакет помощи от «тройки», Афины обязались сократить госдолг страны к 2020 году с нынешних 160 до 121% от ВВП, а для этого вводятся все новые беспрецедентные меры экономии. Ранее правительства (и старое, и новое) уже и так увеличили НДС и налог на роскошь, ввели земельный налог и начали охоту на уклонистов, повысили пенсионный возраст. Теперь же жителей ждет урезание минимальных зарплат и очередное сокращение рабочих мест. Все это вызвало новое недовольство избирателей.

Пессимизмом европейцев пользуются правые популистские и правоэкстремистские партии. Их популярность в Европе за последние годы выросла. В Венгрии, Нидерландах и Финляндии крайние правые даже вошли в национальные парламенты, оказавшись в тройке самых влиятельных партий. Они призывают к распаду ЕС и большей политической и экономической самостоятельности входящих в него стран. «Феномен правых в той же Венгрии можно объяснить кризисом, а также нежеланием правоцентристских партий осудить радикальные выступления, публикации в Интернете и СМИ. Улучшение экономической ситуации снизит их поддержку и увеличит число голосов в пользу традиционных партий», — сказал РБК daily заместитель главного редактора газеты Nepszabadsag Габор Хорват.

Из-за непопулярности и зачастую недостаточной эффективности проводимых мер ни одно правительство и правящая партия не могут считать себя в безопасности, уверены эксперты. Ярким примером является Франция. Рейтинг главы правоцентристов и президента страны Николя Саркози упал с момента прихода его к власти в 2007 году более чем вдвое, до 25%, уступив рейтингу кандидата от социалистов Франсуа Олланда (29,5%). Избиратели недовольны, что проводимые Саркози реформы в основном направлены на сокращение госрасходов и повышение сборов в госказну, но не приводят к увеличению благосостояния населения.

Рост недоверия французов к правящей партии, однако, не означает усиление влияния оппозиции. Согласно данным Центра политических исследований Sciences Po, более половины опрошенных считают и левых, и правых одинаково неспособными эффективно управлять страной. На взгляд французов, политики, вместо того чтобы бороться с безработицей, погрязли в коррупции. Неудивительно, что на фоне этого разочарования резко (до 20%) вырос рейтинг лидера ультраправого «Национального фронта» Марин Ле Пен. По словам директора центра Паскаля Перрино, французы хотят проголосовать за правых экстремистов не потому, что им доверяют, а чтобы «дать пощечину» остальным партиям.

Разочарование во всех политиках — это не французский, а общеевропейский феномен, уверен г-н Перрино. Разница лишь в выражении этого пессимизма: если в ряде стран, в том числе во Франции, народ более склонен проявлять революционные настроения, то в других (Германии) избиратель пока склонен к компромиссам и рассчитывает на то, что власть реформирует сама себя.

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar