В четверг, 6 декабря миллиардер Игорь Рыбаков опубликовал на своём канале в Youtube беседу с Татьяной Бакальчук — второй богатейшей женщиной в российском списке Forbes с состоянием в $600 млн и совладелицей одной из самых закрытых компаний российского ритейла — крупнейшего интернет-магазина страны Wildberries. Мы выбрали главные высказывания из почти часового интервью.

— Мы оцениваем компанию примерно в $1,2 млрд (вдвое больше оценки Forbes — прим. RETAILER.ru).

— Я замужем 15 лет, у нас четверо детей. Больше всего мне не хватает времени.

— Помню своё состояние, когда я решила, что пора делать компанию. У нас родился ребёнок, ему уже было около месяца, и я снова захотела работать. Попыталась снова заняться репетиторством иностранных языков, но ничего не вышло — грудной ребёнок не давал выстроить никакого расписания. И тогда внутренняя потребность чем-то заниматься, видимо, наложилась на сложности покупок с маленьким ребёнком.

— Недавно о нас начали много говорить, и вышла статья одной журналистки, под которой были такие комментарии: «А разве Татьяна Бакальчук существует? Кто её вообще видел вживую?».

— Сейчас давать интервью — необходимость: мы понимаем, что компания достигла такого этапа, когда это нужно для бизнеса. Но вообще интервью мешают работе. И во-вторых — мне это не нужно, неинтересно. Сейчас модно говорить: «я — интроверт!», и закрыться (смеётся). Так вот: я — интроверт!

— Я работаю в опенспейсе, со мной в нём сидит человек, наверное, триста.

— У меня не было капитала на старте. За $700 мы сделали магазин, в том числе сайт и бэк-офис, и, кажется, по 2000 рублей мы платили в неделю за рекламу. И всё, у нас пошли заказы. Капиталом были труд и поддержка семьи.

— У мужа Владислава был свой бизнес — он занимался прокладкой интернет-сетей и не воспринимал мой бизнес серьёзно.

— Мы дважды пытались внедрить систему 1С. Я противилась, потому что мне всё это, связанное с бухгалтерией, неинтересно. Владислав настаивал: говорил, что обязательно нужна учётная система, это основа бизнеса, мало иметь идеи — нужен учёт. И когда муж понял, что я не буду этим заниматься, он сказал — ладно, тогда пусть 1С занимается твой папа.

— Я доверяю людям. И когда я решила нанять первого человека — в начале 2005 года — чтобы отправить его к поставщику заплатить за товар, он меня кинул. На $800. Это была существенная сумма: мне пришлось где-то искать деньги, чтобы выкупить поставку.

— Мы начинали с маленькой комнаты, в которой заказы были распределены даже не по местам хранения, а по фамилиям клиентов. Электронные устройства для работников склада у нас появились относительно недавно — года полтора назад, до этого сотрудники ходили с огромными распечатанными списками товаров.

Татьяна Бакальчук и Игорь Рыбаков на складе Wildberries.

— У нас большая команда программистов — примерно 200-300 человек. Всего у нас 15000 сотрудников по всей стране.

— На рынке есть компании, на которые мы смотрим. Прямых аналогов Wildberries в России, мы считаем, нет. Следим за теми, кто делает что-то лучше, чем мы. Наблюдаем, естественно, за Aliexpress.

— Мы считаем, что наши сильные стороны — сервис, всё, что касается логистики и обслуживания клиентов — например, сайт. Довольно долго мы росли на ассортименте, затем был большой этап, когда мы развивали свою логистику.

— Нередко бывает такая ситуация, когда на рынке появляется что-то, что мы уже делали или развивали, но как это называется — мы не знали.

— У нас люди сидят на работе до двенадцати часов ночи, до двух часов ночи, им в кайф работать. И мы точно так же можем сидеть. У нас с Владом поначалу долгое время не было ни отпусков, ни выходных. Потому что нам нравится это дело.

— Одна из ошибок — это кассовый разрыв. Когда у тебя растёт оборот и ты всё больше и больше должен банкам или поставщикам. Это классическая ошибка, сгубившая не одну компанию. Кризис 2013-2014 года показал, что мы достаточно близки к этой проблеме, и тогда мы пересмотрели модель. И это нам дало гигантский скачок.

— Мы перестали заключать договора купли-продажи и стали поставщиков уговаривать переходить на договоры комиссии. То есть поставщик сам начинает следить за своим товаром, несёт за него ответственность и забирает то, что не продаёт. Мы уже четыре года работаем по этой схеме и ещё ни разу не было такого, чтобы мы вернули поставщику товар в глобальных масштабах, сказав «забирай, оно не продалось».

— Мы сказали поставщикам, что мы не эксперты и не умеем отбирать товар. Вы хорошо в этом разбираетесь, это ваш хлеб, вы отбираете коллекции и смотрите, что продаётся, что не продаётся, знаете тонкости вашего продукта, вот и занимайтесь этим. А мы будем делать всё остальное.

— Если есть какая-то идея, которая кажется вам интересной и, по-вашему, заинтересует остальных, — делайте. Не нужно думать, что вам надо прочитать десять книг, сходить в две школы бизнеса и найти себе какого-нибудь ментора. Вы сами увидите, чего не хватает. Если не сделаете, будете жалеть или идею возьмёт кто-то другой.

— Не обязательно учиться всю жизнь чему-то одному. Что вам нравится, то и развивайте сейчас. В будущем это всё равно пригодится.

— Почему-то у меня всегда было желание доказать, что я смогу. Не знаю, правильно это или нет.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram, чтобы первым быть в курсе главных новостей ритейла.

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar