В Петербурге в первом квартале 2015 года было ликвидировано около 500 несанкционированных объектов торговли. По словам председателя комитета по развитию предпринимательства и потребительского рынка Петербурга Эльгиза Качаева, в ближайших планах Центра по повышению эффективности использования госимущества (ЦПЭИГИ, отвечает за снос нелегальных объектов в городе) — ликвидация еще 600 объектов. При этом по итогам прошлого года в городе было ликвидировано 800 торговых объектов.

Как рассказал журналистам исполняющий обязанности губернатора Петербурга Александр Говорунов, борьба с нелегальной торговлей в городе будет усиливаться, к ней подключится петербургская полиция и прокуратура.

Это сплошное зло

"Я не сомневаюсь, что могут прийти слова, что бизнес кошмарят. Да, кошмарим и будем кошмарить, но бизнес недобросовестный", — отметил А.Говорунов. Под ним и.о.губернатора понимает тот бизнес, "который встает там, где захочет, цепляется к энергетике там, где захочет, торгует чем захочет, включая контрафактную алкогольную продукцию, и делает это тогда, когда ему вздумается". "Очень много зла от этого", — выразил свои переживания по этому поводу чиновник. "То есть сплошное зло, куда ни глянь, куда не посмотри", — добавил он. По его словам, в результате страдает добросовестный бизнес, а город недополучает доходы.

До настоящего момента, по словам А.Говорунова, борьба с "этим злом" велась пассивно: "Мы предъявляем претензию, предупреждаем, идет время. После сноса того или иного незаконно поставленного сооружения через два дня может появиться новое. Скажу честно — власти это надоело!", — не мог успокоиться чиновник. А.Говорунов уже дал поручение главам районов составить список недобросовестных бизнесменов.

Какие конкретно меры будут сопровождать объявленное усиление борьбы с нелегальными бизнесменами, чиновники не сообщили. На вопросы журналистов они предпочли не отвечать, удалившись с пресс-конференции сразу после своих пламенных речей.

Правда, кое-какую ясность внес присутствующий на брифинге руководитель пресс-службы ЦПЭИГИ Максим Воронцов. По его словам, теперь у Смольного будет "более активное взаимодействие с администрациями районов". Сам же процедура ликвидации точек торговли остается прежней.

"Речь не идет о противодействии предпринимательству. Наша задача — содействовать легальному бизнесу в городе. Если человек стоит нелегально, у него есть возможность снижать затраты. И те, кто работает в правовом поле, находятся в ущемленном состоянии", — пояснил чиновник.

Срок окупаемости незаконных павильонов, по информации ЦПЭИГИ, составляет порядка двух-четырех месяцев. Больше всего заявок о наличии незаконных торговых объектов приходит из Приморского, Выборгского и Калининского районов.

"К маю 2015 года в работе останется порядка 600 объектов. И при правильном стечении обстоятельств, если финансирование центра позволит и поддержка районных администраций будет посильной, то мы до конца этого года уберем все объекты", — отметил М.Воронцов.

Что касается легального уличного бизнеса, о котором говорит чиновник, то сказать, что он благодарен Смольному за столь трепетную заботу, пока нельзя. Оказывается, что "легализоваться" уличным торговцам весьма непросто. В соответствии с изменениями в федеральном законодательстве, с 1 марта 2015 года договоры аренды земельных участков для размещения объектов торговли могут заключаться только с победителями конкурсов, которые проводят чиновники. Но выиграть их, по словам самих предпринимателей, крайне сложно.

При этом Э.Качаев уверяет, что для бизнеса было сделано много послаблений по размещению объектов торговли — сокращено расстояние от образовательных объектов и органов исполнительной власти (было 50 м, стало 25 м), увеличены сроки подачи документов. В прошлом году, по словам чиновников, было подано 8 тысяч заявок на размещение объектов торговли, все они попали в схему размещения на этот год.

Будут ли действенны эти меры, пока сложно предсказать. Но, комментируя в целом политику отношений Смольного с мелкими торговцами, гендиректор аналитического агентства INFOline Иван Федяков ранее говорил РБК Петербург, что доля торговых предприятий в структуре малого бизнеса Петербурга неуклонно сокращается. По словам И.Федякова, показательной тенденцией является падение доли доходов от предпринимательской деятельности в общей структуре доходов населения. К началу 2000-х только официальные предпринимательские доходы составляли до 20% в общей сумме доходов россиян, а к 2013 году эта доля сократилась до 7-8%. По оценке аналитика, в Петербурге наблюдается такое же сокращение, что и в целом по России. В результате произошло изменение структуры малого бизнеса в пользу промышленности и строительства, отмечает эксперт. Но не из-за роста количества производственных предприятий, а из-за гибели торговых, особенно в продовольственном сегменте.

След в след

"Эпидемия" борьбы с ларьками, киосками и лотками до сих пор идет и в Москве. В 2010 году во время очередного выездного совещания мэр столицы Сергей Собянин возмутился по поводу палаток и лотков, которые, по его мнению, уродуют облик города. После этого по его распоряжению комитет по архитектуре и строительству разработал схему размещения розничной торговли, согласно которой в столице осталось 10 тыс. ларьков (в полтора раза меньше, чем при Юрии Лужкове). А спустя несколько лет (в 2013 году) власти Москвы увеличили стоимость аренды в торговых павильонах подземных переходов. По оценке президента Российской коалиции киоскеров и владельцев малых торговых форматов Владлена Максимова, это привело к тому, что без работы остались свыше 50 тыс. человек. Среди них – как наемные рабочие, так и владельцы бизнеса.

Те киоскеры, которые перешли из палаток в небольшие магазины, вынуждены перепрофилировать свой бизнес. Поскольку открытие магазина по сравнению с киоском требует гораздо больших вложений, предприниматели порой вынуждены нарушать закон, чтобы как можно скорее окупить свои затраты. Например, вести ночную торговлю спиртными напитками. Иначе они просто не выживут, говорил ранее один из индивидуальных предпринимателей.

По мнению члена президиума общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства "Опора России" Алексея Небольсина, в крупных городах идти киоскерам совсем некуда: реальных предложений по торговым площадям нет. "Есть какие‑то альтернативы в виде ярмарок, однако они, как правило, не ежедневные, и доходы там совсем другие", – добавлял В.Максимов.

Уличные бизнесмены, которым удалось выжить после этой "эпидемии", были вынуждены купить и перебраться в санкционированные торговые палатки.

Но в январе этого года, кстати, стало известно, что теперь власти Москвы намерены демонтировать все торговые палатки, на закупке которых настаивали три года назад. Взамен частных в столице появятся государственные ларьки, которые правительство города собирается сдавать в аренду. Что делать с киосками, на которые были потрачены сотни тысяч рублей, предпринимателям не объяснили.

"Теперь нам говорят, что будут за счет города устанавливать какие-то объекты и их будут выносить на аукционы, а все, что они [ранее] утвердили как образец эстетики и функциональности, надо выбросить", – говорил В.Максимов. Один бывший предприниматель, заручившийся в 2012 году поддержкой жителей района, депутатов и даже Москомархитектуры, но так и не сумевший добиться сохранения своих палаток, говорил ранее РБК: "У меня сложилось впечатление, что власти Москвы хотят работать только с торговыми сетями".

Беспокойство

Глава департамента торговли и услуг Москвы Алексей Немерюк, в свою очередь, говорит, что мелкую розницу в Москве упразднять не планируется, просто после смены парадигмы будет больше "социальной направленности, больше палаток с мороженым и так далее". Текущие договоры и не планировалось продлевать, утверждает источник в правительстве Москвы. Их заключали на три года с тем, чтобы по истечении срока провести новые аукционы.

Однако ситуация, в которой предпринимателям приходится закрывать бизнес, беспокоит Минэкономразвития, заявила ранее РБК помощник министра Елена Лашкина. "В Минэкономразвития поступают обращения с жалобами предпринимателей на регулирование сферы нестационарной торговли на уровне регионов, в том числе из Москвы", – заметила она.

Регионы вправе распоряжаться своей землей и помещениями, сказала она, но закрытие бизнеса ведет к потере рабочих мест, росту социальной напряженности и мешает сбыту сельхозпродукции региональных производителей. Поэтому министерство предлагает уточнить федеральное законодательство в части нестационарной торговли. В том числе закрепить минимальные сроки размещения павильонов и разработать компенсации для бизнеса в случае изменения схем размещения.

Нарушения прав малых и нестационарных торговцев замечает и Минпромторг. Год назад министерство направило в регионы свои предложения по изменению ситуации, сообщили РБК в пресс-службе министерства. "Минпромторг как федеральный регулятор отрасли считает, что в основу функционирования мелкорозничной торговли должны быть положены принципы стабильности и долгосрочности осуществления предпринимателями их прав, а также принцип "меняется место – сохраняется бизнес", – передал через пресс-службу замминистра Виктор Евтухов.

Минпромторг готовит соответствующие поправки в закон о торговле, но когда они могут быть приняты, неизвестно.

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar