Отечественная швейная промышленность превратилась в пошивочный цех для многих известных мировых производителей одежды. 85% изготовленных в Украине платьев, плащей и костюмов с брендовыми этикетками уезжают за рубеж.

В годы Второй мировой войны на немецких швейных фабриках Hugo Boss, изготавливавших униформу для солдат вермахта, в числе нескольких сотен портных трудились и десятки военнопленных из Украины. Сейчас на компанию, ставшую дорогим мировым брендом одежды, работают десятки тысяч человек по всей планете, и среди них по-прежнему есть украинцы. Однако теперь они делают это вполне добровольно и получают за свою работу деньги. Костюмы для Hugo Boss изготавливает в том числе и винницкая фабрика Володарка, а ранее для бренда шили киевские фабрики Дана и Юность.

Мастерство украинских портных уже оценили британские компании New Look, Marks & Spencer, Next, Laura Ashley и Top Shop, испанская Zara, нидерландская Mexx, немецкая Triumph, американская BCBG, основанная в США и ставшая международной Esprit, а также ряд других мировых брендов, которые размещают заказы в Украине по схеме давальческого сырья. Из-за границы поставляется все — от ткани и ниток до бирок, ценников и упаковки. Отечественные фабрики выполняют заказ и отправляют в Европу и США уже готовые изделия.

Именно работа на иностранные бренды сегодня стала главной сферой деятельности отечественных швейных фабрик: по данным Украинской ассоциации легкой промышленности, на экспорт отправляются до 85% их продукции. Причем объемы контрактов вполне солидны: согласно информации самих швейников, которые фигурирующие в контрактах суммы не называют, даже разовые заказы достигают десятков тысяч вещей.

Сотрудничество с зарубежными заказчиками не только помогло выжить отечественной легкой промышленности, но и позволило ей приобщиться к мировым технологиям, а также провести модернизацию оборудования. Сегодня оснащение украинских фабрик, по мнению экспертов, соответствует европейскому уровню.

А вот наладить собственное производство и отказаться от давальческих схем удается единицам, сетуют участники рынка. Этому мешают чрезмерные налоги, а также невозможность конкурировать с обилием дешевых некачественных товаров, попадающих на украинский рынок в качестве полулегального импорта и контрабанды. Барьером предприниматели называют и невыгодные условия сотрудничества, диктуемые украинскими торговыми сетями, а прежде всего — отсутствие отечественной сырьевой базы.

"Украина не выпускает ни тканей, ни ниток, а главное — ни одного вида оборудования для легкой промышленности, — констатирует Евгений Дырдин, генеральный директор первомайской фабрики Санта-Украина, среди заказчиков которой Laura Ashley и Top Shop. — Даже иголку, и ту мы вынуждены импортировать". 

Сейчас ситуация для украинских производителей усложняется тем, что кризис вынудил их европейских и американских партнеров снижать цены, объемы заказов и еще больше удешевлять пошив. Конкуренцию украинским портным теперь составляют коллеги из азиатских и южноевропейских стран.

Держатся за марку

Жители Первомайска, что в Николаевской области, наперебой показывают Корреспонденту дорогу к швейной фабрике Санта-Украина: "Вам на "швейку"? За мостом направо, потом налево и вверх до конца улицы!".

В городе с населением 67 тыс. человек предприятие, где трудятся около 400 портних, знает каждый: наряду с местным молокозаводом оно является крупнейшим налогоплательщиком Первомайска.

Именно Санта-Украина одной из первых в стране освоила сотрудничество по давальческой схеме. В 1993 году фабрика подписала контракт с немецкой фирмой Kaiser и стала шить мужские брюки для Германии. За 20 лет в круг заказчиков вошли бренды Next, Mexx, Laura Ashley, BCBG, Grossa Moda, Dolce & Gabbana и еще десяток торговых марок из Европы и США.

"Если бы не было давальческого сырья в то время, как все рухнуло, то не было бы сейчас в Украине и легкой промышленности", — говорит Дырдин.

В итоге одежду, за которой модницы спешат в киевские бутики, изготавливают в областных центрах Львове, Одессе, Донецке и городах поменьше.

При этом сами бренды предпочитают не афишировать подобное сотрудничество. Так, например, руководство Zara категорически отказалось комментировать данную тему, не ответили на вопрос об украинских партнерах и в Hugo Boss.

Хотя совместная работа известных брендов с Украиной ограничивается не только пошивом, отмечает украинский дизайнер Федор Возианов.

"Когда мы заказывали размеровку [размножение выкройки по размерам] у одной отечественной компании, они также оказывали эти услуги французской марке Castelbajac, а со временем продвинулись настолько, что им французы аутсорсят разработку выкроек", — рассказывает Возианов.

Контроль качества далеко не последнее дело в таких процессах. По словам экспертов, сотрудничеству с мировыми брендами всегда предшествует серьезное обучение украинского персонала, ведь в интересах заказчика сделать так, чтобы фабрика шила по наивысшим стандартам.

К примеру, на Санте-Украина качество каждой единицы продукции проверяется дважды — сначала технологом от фабрики, а затем представителем заказчика. Первомайские работницы признаются: порой приходится распарывать и перешивать готовую вещь.

Так, почти за два десятилетия работы с иностранцами отечественные профессионалы накопили огромный опыт, адаптировали мировые стандарты, и сегодня качество исполнения — на самом высоком уровне, говорит Валерий Родин, владелец украинской торговой марки мужской одежды VD one. Имея два собственных предприятия по пошиву одежды, Родин сотрудничает еще с тремя национальными фабриками.

Модельер Анна Бублик рассказывает Корреспонденту, что не раз встречала в Европе пальто и костюмы Hugo Boss украинского производства, а ее подруги привозили из Германии, Англии, Польши и Италии вещи других марок, сшитые в Украине. В свою очередь, владелица киевского магазина одежды Пюре Татьяна Кремень вспоминает бирки с надписью Made in Ukraine, увиденные ею в лондонском Top Shop.

Знатоки утверждают: рано или поздно любой украинский шопер сталкивается за границей с вещами, сделанными на родине. Еще больший парадокс, когда такая одежда возвращается в Украину уже под громкими брендами.

"Я не раз обнаруживал вещи, сшитые нами, в киевских магазинах Zara и New Look", — отмечает Ярослав Рущишин, владелец текстильной компании Троттола, объединяющей девять фабрик во Львовской и Ривненской областях.

В столичном бутике Laura Ashley продаются платья, сшитые в Первомайске и после этого дважды переправленные через таможню — из Украины в Великобританию и обратно. При этом стоимость платьев по сравнению с отпускной также выросла минимум вдвое.

Самостоятельно продавать вещи, сшитые из давальческого сырья, украинские фабрики не имеют права. Партнеры строго контролируют расход материалов и фурнитуры, а предусмотренные в договорах штрафы за торговлю контрафактом достигают сотен тысяч евро. После того как партия готовой одежды отправляется заказчику, выкройки, лекала и вся сопроводительная документация уничтожаются — за этой процедурой следит представитель иностранного бренда.

В Украине остается лишь полученный опыт. Что, впрочем, тоже немало. Из четырех цехов фабрики Санта-Украина один шьет для отечественного рынка: материалы закупают в Одессе, а выкройки собственных изделий лишь незначительно отличаются от европейских заказов.

В итоге на жакетах, сшитых для французских заказчиков в Первомайске, висят ценники с цифрой 179 евро. А в киевском магазине, реализующем продукцию фабрики под брендом UMaxx, вещь похожего фасона, сшитая руками тех же мастериц, обойдется в 300-400 грн. Правда, от общего объема продукции фабрики за 2012 год — 10,4 млн грн. в действующих ценах — лишь 700 тыс. грн. составляет доля изделий для внутреннего рынка.

За годы независимости пошив на заказ из-за рубежа стал настоящим спасением для отечественного легпрома. Когда в 1991 году рухнул СССР, а с ним и вся плановая экономика, промышленность оказалась брошена на произвол судьбы, вспоминает Татьяна Изовит, исполнительный директор Укрлегпрома.

"Тогда швейники пошли на западные рынки, и уже с 1994 года большинство украинских фабрик наладили стабильное производство", — рассказывает эксперт.

Как шить дальше

Впрочем, держать марку украинским производителям становится все сложнее. Скромный успех фабрики Дырдина, увеличившей выручку с 6,4 до 6,9 млн грн. за первые семь месяцев 2012 года, — скорее исключение для отрасли. У большинства коллег первомайского предприятия выручка и объем заказов падают.

"Из-за кризиса в ЕС жительница Лондона покупает не одну вещь в неделю, как делала раньше, а одну в две недели — разница вроде бы невелика, а нам стало в два раза тяжелее", — признается Рущишин.

Снижая цены, иностранные компании вынуждают украинцев работать за копейки, а то и вовсе переводят заказы в другие страны. Помимо Китая, Бангладеш и Вьетнама, европейцы ищут производство поближе — например в Болгарии или странах бывшей Югославии. Сотрудничая с государствами, входящими в ЕС или европейскую Зону свободной торговли, модные бренды не только экономят на доставке, но и избавляются от дополнительных таможенных пошлин.

В итоге за 2012 год, по данным Укрлегпрома, объем экспорта текстильных изделий из Украины снизился на 18%.

Фабрики выживают как могут. Дана и Троттола сократили штат, при этом Дана переехала со столичного Подола в промзону на окраине Киева. Еще одна киевская фабрика, Каштан, прекратила работу на экспорт, не выдержав налогового давления и конкуренции с Китаем, а запорожская Селена, одна из ведущих в отрасли, и вовсе находится на стадии ликвидации.

Компания VD оne, которая когда-то шила форму для британских полицейских и голландских почтальонов, отказалась от европейских заказов несколько лет назад и сейчас моделирует, шьет и продает своими силами. Однако и это редкое исключение: уйти в самостоятельно плавание, подобно VD оne, предприятиям мешает множество факторов.

Одна из главных причин в том, что и материалы, и оборудование приходится импортировать, сетуют участники рынка. Другая проблема — нашествие контрабанды и серого импорта.

Заявленная цена мужского костюма из Китая на украинской границе может составлять смехотворные 37 грн., рассказывает Дырдин, и это в разы ниже себестоимости отечественной продукции. Причиной катастрофического для украинцев разрыва в ценах является тот факт, что в Поднебесной шьют из тканей собственного производства и на своем оборудовании, а также украинская коррупция. Импортер занижает цену товара при ввозе, платит меньше налогов и в результате цена китайского костюма при продаже несравнимо мала.

"Можем ли мы конкурировать с этими так называемыми бизнесменами?" — спрашивает Дырдин.

Еще одной преградой для украинских фабрик в последние годы стал отток кадров: Дырдин говорит, что с начала этого года от него ушли три десятка портних. В то время как фабрики платят НДС, земельный налог и 37% налога с зарплаты, а еще 19% подоходного налога ложатся на плечи работников, субъекты предпринимательской деятельности освобождены от подобной нагрузки и от налоговых проверок. Неудивительно, что реальный объем отечественного рынка легкой промышленности, по данным Укрлегпрома, втрое выше официальной цифры 27,5 млрд грн.

Так, с начала года в Украине, по данным Государственной регистрационной службы, появились почти 800 новых производителей одежды, из них только сотня — юридические лица.

В надежде переломить ситуацию производители мечтают, чтобы власти остановили поток контрабанды, а оформление Зоны свободной торговли с ЕС снизило таможенные сборы. Пока же работа по давальческой схеме спасает отечественные фабрики.

"Фактически, мы продаем за границу не изделия, а дешевую рабочую силу, и это не та стратегия, которой я хотел бы похвастаться", — вздыхает Рущишин.

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments