Вчера премьер-министр России Владимир Путин принял участие в трехсторонней встрече глав правительств стран Таможенного союза, в рамках которой они пошли на контакт с российско-белорусско-казахским бизнесом. Несколько часов в отеле Ritz-Carlton раздавались здравицы в честь фактической отмены границ между тремя странами, а специальный корреспондент "Ъ" Андрей Колесников настаивает на том, что это был съезд победителей — со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Перед встречей трех премьеров в Бальном зале отеля Ritz-Carlton прошла конференция "От Таможенного союза к единому экономическому пространству". Пару часов ее участники заседали без премьеров. Спешить было некуда: жара на улице только усиливалась, а в отеле хотя бы работали кондиционеры. То есть на улице был +31°C, а в отеле "3+1" (Россия, Белоруссия, Казахстан плюс Украина в качестве наблюдателя. Правда, в этом качестве она вчера осталась незамеченной).

Глава РСПП Александр Шохин, который вел заседание, должен был объявить перерыв к 12:30. Но было ясно, что Владимир Путин опаздывает, и господин Шохин упрямо вел заседание до победного (не зря же он со всеми своими членами входит в "Объединенный народный фронт").

Только к двум часам дня он наконец объявил:

— Предлагается всем оперативно покинуть зал, потому что в связи с приездом премьеров здесь будет другая рассадка!.. И с грустью констатирую, что те наши коллеги, которые выходили из зала печальными, а возвращались довольными, они уходили на ланч, который предназначен вам (то есть тем, кто вместе с господином Шохиным прошел весь этот путь вплоть до перерыва.— А. К.)!

Ему удалось столкнуть коллег лбами, причем в буквальном смысле: те, кто еще сидел в зале, ринулись в фойе в надежде застать хотя бы останки ланча (это была с самого начала безнадежная затея), а в это время другие их коллеги и в самом деле еще только входили в зал в надежде, в свою очередь, после сытного обеда послушать для смеха кого-нибудь из докладчиков.

После перерыва с полуторачасовым опозданием появились премьер-министры Белоруссии, Казахстана и России.

Владимир Путин начал с того, что поблагодарил "казахстанских друзей за отличные условия организации этой встречи".

В ответ на планируемый шум в зале Владимир Путин, удовлетворенный эффектом, добавил:

— Гостиница в Москве, где мы работаем, принадлежит на самом деле казахстанскому капиталу. Процветает, вижу…

А я наконец-то понял, почему в Бальном зале висели картины в богатых золоченых рамах, которые, когда к микрофону поднялся Владимир Путин, вдруг засветились его обликом и заговорили его голосом. Это было слишком похоже на всегда некстати оживающие картины в школе Хогвартс из "Гарри Поттера", чтоб не вздрогнуть. Да, немного перемудрили казахи.

Российский премьер между тем поздравил присутствующих с отменой таможенных постов (с 1 июля 2011 года) между тремя странами. По сути, это означает отмену госграниц между ними, и было очевидно, что господин Путин считает это событие историческим и по крайней мере таким же революционным, как и появление этих границ 20 лет назад.

— Бюрократы трех стран вынуждены будут работать теперь в условиях конкуренции. Бизнес будет выбирать, где ему лучше! — воскликнул российский премьер.— Могу сказать, что российское правительство с тревогой смотрит на некоторые вещи! Мы должны действовать, чтобы бизнесмены, в том числе и наши, выбирали российские площадки!

Планы российского премьера этим не исчерпываются. Он обратил внимание, что Россия первая в мире по добыче нефти — и даже будет наращивать эту добычу.

— У Казахстана огромные возможности…— добавил он.— Белоруссию называли сборочным цехом Советского Союза! То есть мы вместе можем действительно на равных конкурировать с ЕС!

Судя по тому, что он перечислил, это будет такая же конкуренция, как во времена именно Советского Союза.

— Спасибо,— сказал в ответ на эту речь Александр Шохин,— особенно за слова про синергетический эффект от сотрудничества бизнеса и правительства. Он действительно есть!

И "Объединенный народный фронт" лучшее этому подтверждение.

Белорусский премьер Михаил Мясникович был взбудоражен случившимся 1 июля еще больше российского премьера:

— Упразднение физических границ — это прохождение точки невозврата интеграционных процессов! — заявил он.— Наш союз (или скорее Союз.— А. К.) станет центром экономической силы в мире в целом!

Белорусский премьер, правда, замолвил при этом (как будто между прочим) несколько слов за свою страну:

— В последние шесть лет цены на природный газ для Беларуси увеличились в шесть раз, а экспортные цены на товары из Беларуси в Россию — всего на 22%. И я в присутствии бизнес-сообщества хочу поблагодарить Владимира Владимировича Путина за то, что он с таким вниманием относится к этой программе.

Российский премьер, впрочем, смотрел на него в этот момент довольно рассеянно.

Карим Масимов, премьер-министр Казахстана, снова вывел разговор на достойный этого случая торжествующий уровень:

— Понимания того, что произошло, на сегодняшний день нет! И прежде всего у бизнесменов. А то, что произошло, уже реальность! Бизнесменам не надо на границе заполнять налоговую декларацию!

Было такое впечатление, что это не встреча бизнеса с премьерами стран Таможенного союза, а настоящий съезд победителей (чем в свое время такой съезд закончился, слишком хорошо известно).

Господин Масимов не обошел и тему синергии. Он рассказал, как месяц назад приезжал в казахский город Семипалатинск, спустился в ракетную шахту ("На самое дно!") "и там увидел россиянина!!!".

— Живет он, что ли, там?! — засмеялся российский премьер.— Вы его проинформировали, что война закончилась?

— 40 лет уже там! — подтвердил господин Масимов.— Никуда не хочет ехать!

Минут через 30 прошла трехсторонняя встреча премьеров. На ней они снова хвалили друг друга за то, что приняли такие исторические решения.

— И нам надо быть готовыми к тому,— ответил господин Масимов,— что с 1 января 2012 года заработает единое экономическое пространство. Мы передаем много своих функций наднациональном органу. Мы входим в новое правовое поле, к которому ментально не готовы!

Участники встречи молча величественно согласились с ним.

Надо сказать, что перед встречей за круглым столом, где премьеров ждали вице-премьеры и несколько министров, шли более оживленные дискуссии.

Так, вице-премьер РФ Игорь Шувалов неосторожно встретился глазами с представителем казахской стороны Джанар Айтжановой. Когда я спрашивал у казахских коллег, какую должность она занимает, все повторяли одно и то же:

— Министр без портфеля!

Говорилось это, без преувеличения, с почтением: без портфеля, а в таких встречах участвует.

Известно, что до этого госпожа Айтжанова работала министром экономики. На самом деле она и сейчас министр — по делам экономической интеграции, но это не в счет. Джанар Айтжанова самоценна безо всяких должностей.

И первым в этом убедился Игорь Шувалов. Госпожа Айтжанова атаковала его сообщением о том, что завтра она встречается с американскими коллегами, чтобы подписать с ними исторические соглашения о взаимной торговле.

— Но они поставили одно условие,— в упор через стол глядя на господина Шувалова, сказала она.— Мы должны сначала подписать с Россией новое соглашение о ветеринарном контроле. А у нас его нет!

Игорь Шувалов попытался объяснить ей, почему. Но это было трудно сделать — то ли потому, что он и сам не был погружен в вопрос должным образом, то ли она не слышала его аргументов.

В любом случае было понятно, что до завтрашней встречи с американскими коллегами новое соглашение о ветеринарном контроле с Россией Казахстан вряд ли успеет подписать. Хотя, убежден, госпожа Айтжанова этого не допускала даже в мыслях. В конце концов Игорь Шувалов попросил тайм-аут, а министр без портфеля попросила его телефон.

— Вот,— занявшись, написал на бумажке вице-премьер и перебросил бумажку ей.— Это офис… Меня найдут…

Она укоризненно посмотрела на него, но промолчала.

Заместитель главы аппарата премьера РФ Юрий Ушаков понял, что надо выручать вице-премьера, подошел к нему и постарался о чем-то оживленно заговорить. Джанар Айтжанова смотрела на них с непониманием.

Следующей ее жертвой пал министр финансов России Алексей Кудрин. Он тоже случайно посмотрел на нее, и уже через мгновение она запрашивала его насчет одного российского законопроекта, от которого также зависела судьба ее страны. Я понял, что телефоном офиса Алексей Кудрин не отделается.

Но он, оказалось, и не собирался: позвонил кому-то и потом сообщил Джанар Айтжановой, что на днях законопроект идет в Думу и что " до осени примем, даже и не думайте!".

Благородство Алексея Кудрина потрясло даму. Она горячо и благодарно кивнула ему.

После этого она еще несколько минут терзала коллег рассказом о том, что им надо торопиться, так как с 1 по 15 августа все казахское правительство уходит в отпуск, как и все министерства, как и все переговорщики, и расспросами о том, уходит ли российское правительство в отпуск тоже одновременно — ведь это так логично и так удобно. Российские министры отвечали, что они это решают каждый сам для себя, а она, пожимая плечами, говорила, что, например, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев вообще никогда в отпуске не бывает, потому что у него много дел.

— Ты не знаешь, что после этой встречи будет? — спросил Алексей Кудрин у Игоря Шувалова.

— После этой? Не знаю,— отвечал тот.

— Ты останешься? — переспросил его Игорь Шувалов.

Алексей Кудрин неопределенно кивнул.

— А я работать поеду,— заключил господин Шувалов.

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments