Московские власти продолжают бороться с самостроем. В списке на снос — торговый центр "Пирамида" на Тверской улице, ставший символом бизнеса 90-х. Зданию удалось пережить "ночь длинных ковшей", но, по данным СМИ, 21–23 февраля его всё-таки снесут. Вчера вечером арендаторы начали вывозить вещи из "Пирамиды". "Секрет" поговорил с владельцем "Пирамиды" Владиславом Васневым.

— Как вы оказались владельцем торговой площадки в центре Москвы?

— В далёкие 90-е годы заработать было непросто — кто-то был допущен к приватизации, а остальные должны были идти на улицы и выживать. Кроме торговли, заниматься было, собственно, нечем. Я был студентом ГУУ, вместе с университетскими друзьями мы начали строить какой-никакой, но бизнес (по базе "СПАРК-Интерфакс" среди партнёров Васнева — Юлия Васнева и Дмитрий Ралетный). В то время бизнес не был так регламентирован, как сегодня: всё было просто, быстро, поэтому мы начали развиваться и расти. В 1994 году построили "Пирамиду". Все необходимые на тот момент документы мы оформили, получили разрешение на строительство, наш проект был утверждён "Мосэкспертизой". Мы уверены в законности нашего объекта, хотя претензии к нему появились почти сразу. В 90-е город вышел с иском о признании "Пирамиды" самостроем, но Арбитражный суд Москвы постановил, что объект построен в соответствии с градостроительными нормами, установленными на момент строительства.

— Всё равно непонятно, как студентам удалось отхватить столь ценный кусок земли.

— Когда мы строили "Пирамиду", конкурса на место не было — в стране была революция, строить никто ничего не хотел. Обычно выбору места способствуют разные обстоятельства — в то время я, например, занимался издательским бизнесом, наш офис был в здании "Известий", и, можно сказать, "Известия" были моим вторым домом. Историческое нахождение меня в этом месте сыграло свою роль.

— Вы сами придумали, что здание должно быть в форме пирамиды?

— Конечно, нет. Были архитекторы.

— А что за архитекторы? Нашли среди знакомых?

— Знаете, архитекторы — как обычно: ты с кем-то знакомишься, они становятся знакомыми.

— Вы согласны c тем, что "Пирамида" портит внешний облик города?

— В 90-е нам принадлежала идея унификации всех точек. Я предлагал тогда сделать в городе торговые ряды. Мы как раз боролись в то время с некрасивым видом, с разрозненным. "Пирамида" — один из первых наших объектов, самый старый. Я понимаю, что "Пирамида" — уже устаревший объект. Никто не спорит, что это не шедевр. Мы готовы перестроить здание. Но такой вариант никто не обсуждает. Если властям очень хочется разобрать всё и поставить лавочки и фонари, надо провести рыночную оценку объектов, выплатить компенсацию и тогда сносить. Если схема с незаконным сносом сработает в Москве, то дальше её будут использовать и в других городах. Право собственности превратится в разменную монету. Пора определиться — охраняется у нас право собственности или же у нас всё общее. В том, что всё общее, тоже есть свои плюсы, но с моделью-то надо определиться.

— Вас предупреждали о сносе?

— О том, что мы попадём в список, нам рассказали ещё до публикации постановления. Москва — большая деревня, и слухи быстро доходят. Потом снос нашего объекта был широко анонсирован. С юридической точки зрения мы в постановление о сносе попасть не должны были. Сейчас перед московскими властями стоит непростой выбор. С одной стороны, если "Пирамиду" не сносить, придётся признать свою непрофессиональность — сначала обещали снести, а потом изучили документы и передумали. С другой стороны, если снести, то придётся делать это незаконно.

— Вы говорите, что у вас все документы в порядке, но почему вы тогда оказались в этом списке? Кому это выгодно?

— Есть такое понятие — теория заговора, но это реальная ситуация. В данном случае мы понимаем, что попали в список не просто так, даже знаем, кто это сделал.

— Московская власть?

— Нет, это не власть.

— Кто-то из конкурентов?

— Давайте так скажем — заинтересованные лица нас туда впихнули. Те, кто к нам неровно дышит.

— Вы обращались в суд после того, как оказались с списке на снос?

— Сразу после выхода постановления мы начали оспаривать его в Мосгорсуде. Мосгорсуд вынес решение, на наш взгляд, чудовищное — отказать нам в оспаривании внесения нашего объекта в список. Судье, вероятно, велели отказать, и она не придумала ничего умнее, чем сослаться на новую редакцию 222-й статьи Гражданского кодекса о самовольной постройке. Проще говоря, заявила: раньше у нас было одно право, а с новой 222-й статьёй законно построенные объекты со всеми документами можно признавать самостроем. По этой логике любую советскую постройку можно назвать самостроем. Мы же не спорим, что киоски и палатки надо сносить, что Москву надо чистить, но объекты, имеющие правоустанавливающие документы, трогать без суда нельзя.

— А это решение вы оспорили?

— Мы пошли в Верховный суд, поэтому решение Мосгорсуда в силу не вступило, но в списке мы остались. Теперь ждём, когда Верховный суд даст окончательное решение. Он уже решит, правильно нас впихнули в список или нет. Правда, решение суда будет только в марте или апреле, а снести нас, кажется, хотят раньше. Если будет снос, он будет незаконным — это факт. Вопрос — как это предотвратить? Будем пытаться, надеяться надо всегда.

— В СМИ была информация о том, что снос назначен на 21–24 февраля.

— Решив снести наше здание в феврале, власти нарушат своё собственное постановление, в котором прописано, сколько времени понадобится каждому объекту для сноса — "Пирамиде" дали 90 дней. Значит, мы должны снести этот объект в начале марта, до этого времени трогать его никто не имеет права. С "Пирамидой" в целом обстоит непростая ситуация.

— Почему?

— По сути, это четырёхэтажное здание — два наших этажа и два подземных. Подземные этажи — это федеральный объект, принадлежащих в том числе ФГУП "Известия" (раньше там находился "Тверской пассаж", принадлежащий Васневу. — Прим. "Секрета"). Даже если доказать необходимость сноса "Пирамиды", делать это можно будет только летом и по специальным проектам, чтобы не повредить подземные этажи, — снеся наш объект, московские власти нанесут существенный ущерб федеральному объекту.

— Арендосъёмщики уже съезжают, верно?

— "Рив Гош" планировал выезжать из "Пирамиды" ещё до решения о сносе. "Л’Этуаль" выезжать не планировал, но в пятницу, 12 февраля, мне позвонил их исполнительный директор и сказал: "Владислав, мы вас любим и уважаем, но у нас уже так два магазина снесли, потерять третий магазин мы не хотим". Я его понимаю, это риск. Предложил ему: хорошо, выезжайте, если всё-таки снесут, вы будете правы, а если нет — вернётесь.

— "Пирамида" — до сих пор прибыльный бизнес?

— В 2015 году "Пирамида" принесла нам 180 млн рублей выручки от аренды. У нас есть и другие объекты, и другие бизнесы, поэтому раздавить нас как клопа, к счастью, не выйдет, но это не значит, что этот доход для нас несущественен.

— А чем вы ещё занимаетесь?

— Мы занимаемся много чем интересным и полезным для родины. Недвижимость у нас, конечно, есть помимо "Пирамиды", хотя крупными владельцами недвижимости мы не являемся. А так у нас производство есть довольно интересное — связанное с авиацией. Но это тема другого интервью.

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments