В России разговоры об инвестиционном климате не только популярны, но и надоели всем — почему-то, несмотря на уже в ряде случаев видимое сокращение барьеров для бизнеса и мини-кампании террора по отношению к низовой коррупции, мало кто верит, что умеренный рост рейтинга РФ в Doing Business будет отражать реальный рост привлекательности инвестиций. В отраслях проблемы инвестклимата, как правило, гораздо более конкретны и, увы, гораздо сложнее разрешаемы.

На прошлой неделе мне достаточно внятно продемонстрировали, как на самом деле выглядят такого рода проблемы инвестклимата РФ, сотрудники Агентства по привлечению инвестиций Болгарии — сами того не желая. Болгария исторически — один из крупнейших агроэкспортеров, а в экспорте вина до 80-х входила в тройку крупнейших в мире. Сейчас агроэкспорт Болгарии, в значительной мере сократившей поставки в страны бывшего советского блока, меньше — но базовые крупные предприятия отрасли остались на плаву. Так, перестроенный в 1996 году винодельческий комбинат Domain Boyar, экспортировавший еще в советские времена приличные объемы вина в Великобританию, сейчас при проектной мощности в 12 млн стандартных бутылок вина в год экспортирует 9 млн. При этом сейчас потребление в Великобритании болгарского вина, не так часто относимого Wine Spectator к шедеврам виноделия, составляет 4 млн бутылок в год, существует также экспорт и в США, и в страны Скандинавии с объемами, предполагающими потребление за пределами диаспоры — между тем в основном российский агроэкспорт за пределами зерна преимущественно ориентирован именно на бывших соотечественников.

Ответ на вопрос "как?" между тем можно было увидеть в упаковочном цехе Domain Boyar. Большая часть склада была заполнена партией красного сухого вина с фирменной маркировкой Marks&Spencer — компания в ЕС развивает продовольственное подразделение. Другая партия отгружалась в адрес сети супермаркетов Tesco, внутренние поставки вина и здесь, и в других компаниях, присутствовавших в Софии на агровыставке в начале ноября, также в основном ориентировались именно на крупные международные торговые сети. Есть сеть — есть и продажи, и экспорт. Нет сети — есть малый и бутиковый винный бизнес.

Что в этом смысле происходит в России? Почтим же недобрым словом новый закон "О торговле". Даже не его, а атмосферу, в которой он принимался, равно как и последовавшую яростную защиту национальных ритейловых сетей от иностранных конкурентов. У нас нет Tesco, нет WallMart, нет Carrefour (и не будет — спасибо, испугали, они не очень-то и хотели сюда), а X5 дорастет до их состояния не раньше удвоения ВВП. Если бы это была только проблема покупателя в городах! Во всем мире компании-производители знают, что их покупатель, маркетолог и отдел продаж — это в первую очередь сеть: что хорошо продается в сети на национальном уровне, продается через какое-то время и во всем мире. Это — инвестиционный климат: что тут исправишь быстро? Но, во всяком случае, можно его не ухудшать громкой и пустой риторикой — с долгосрочными неприятными последствиями.

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments