В.ДЫМАРСКИЙ: Добрый вечер, программа «Я потребитель», и как всегда, теперь уже могу сказать, вернувшись после двухнедельного отсутствия, ведущий этого эфира, Лев Хасис, председатель президиума ассоциации компаний розничной торговли

Л.ХАСИС: Добрый вечер.

В.ДЫМАРСКИЙ: И я, Виталий Дымарский. И сегодняшнюю тему. Я так понимаю, что здесь новшество, пока меня не было, было введено. Голосовали?

Л.ХАСИС: Выбирали тему, да.

В.ДЫМАРСКИЙ: И вот вы, наши уважаемые потребители, выбрали тему с коротким названием «Колбаса». Но с таким емким – коротким, но таким емким. +7 985 970-45-45. – для ваших вопросов, замечаний, уточнений. И в нашем распоряжении Лев Хасис на ближайшие примерно полчаса для того, чтобы говорить о колбасе и колбасных изделиях, да? Мы не только о колбасе говорим?

Л.ХАСИС: Сосиски различные, карбонады, все, что является продуктом мясопереработки. Консервы отдельной темой, сегодня не берем.

В.ДЫМАРСКИЙ: Консервы не берем, хорошо. Тогда, может быть, первый вопрос. Ну, я не знаю, существует ли статистика, но по наблюдениям, колбаса, наверное, один из самых ходовых товаров в продовольственных магазинах?

Л.ХАСИС: Колбаса в России – это не просто продукт.

В.ДЫМАРСКИЙ: Больше, чем колбаса, да? (смеется)

Л.ХАСИС: Конечно. Колбаса – это такой уже мифологический продукт, про который слагались легенды. Если помните, в Советском Союзе существовал такой вопрос «Что такое длинная, зеленая, колбасой пахнет?» Ответ был очень простой: «Это электричка Москва-Рязань», потому что вся страна ездила в Рязань купить колбасы немножко. Были колбасные электрички, колбасные поезда. А символом процветающего Запада, я помню, выступали наши известные сатирики и говорили: «Представляете, у них там колбасы 50 сортов».

В.ДЫМАРСКИЙ: И еще она колбасой пахнет.

Л.ХАСИС: И еще колбасой пахнет, да. Поэтому в России, действительно, колбаса – это очень популярный продукт, который потребляется примерно 1,5 килограмма на человека в месяц – это достаточно большое потребление.

В.ДЫМАРСКИЙ: 1,5 килограмма на человека в месяц в среднем, да?

Л.ХАСИС: Ну, в среднем, да.

В.ДЫМАРСКИЙ: То есть, учитывая всех, и детей, там…

Л.ХАСИС: Да. При этом сейчас это потребление несколько снижается. Но в любом случае в рационе огромного количества россиян, конечно, колбаса присутствует.

В.ДЫМАРСКИЙ: Лев, еще одно уточнение. Когда мы говорим «1,5 килограмма колбасы в месяц» — это, опять же, не только колбаса, но и колбасные изделия, назовем это так, в более широком. То есть это включает сосиски…

Л.ХАСИС: Да. Но это не включает мясо, это не включает птицу, это только именно…

В.ДЫМАРСКИЙ: Да, это, вот, карбонады, ветчина, сосиски.

Л.ХАСИС: Реально карбонады занимают очень маленькую, деликатесную.

В.ДЫМАРСКИЙ: А какую больше покупают? Вареную? Или, там, копченую?

Л.ХАСИС: Ну, есть статистика. Если интересно, я могу об этом и более детально рассказать. Потому что в целом, скажем, самые популярные сорта – это, конечно, всем известная докторская колбаса. Но население покупает сосисок достаточно много, большой объем потребления. Чем более дорогой вид продукции, тем в меньших количествах его покупают. И, скажем, дорогие копченые колбасы – их потребление относительно вареных уже выглядит крайне незначительным.

В.ДЫМАРСКИЙ: Вот, кстати говоря, Кузнецов, военнослужащий из Санкт-Петербурга. Я вообще хочу сказать, вот, сколько уже идет наша программа «Я потребитель», у нас о чем бы речь не шла, все равно главный вопрос – это цены, да? Качество и цены.

Л.ХАСИС: Ну, цены и качество, конечно. То, что больше всего…

В.ДЫМАРСКИЙ: Так вот, по поводу цены, опять же, это все по поводу торговых надбавок, да? Вот, очередное рационализаторское предложение, рацпредложение, как говорили в советские времена: «Почему бы на ценниках на товары вместе с конечной ценой не писать отпускную цену с завода и фабрики? Тогда все сразу станет ясно. Например, «Хлеб столичный», 22 рубля, в скобках «6.50».

Л.ХАСИС: Мне кажется, что для любого покупателя самое главное – это сколько он платит за товар, и каждый покупатель считает деньги в своем кармане. Вообще, я считаю, что правильно всегда деньги считать в своем кармане, а не в чужом. Для покупателя должно быть важно, сколько продукция стоит в этом конкретном магазине, а сколько в другом. И далее покупатель кошельком голосует за то, в каком магазине и какую продукцию он хочет покупать. А вопрос, какой заработок – вряд ли, создает человеку.

В.ДЫМАРСКИЙ: Заработок как у производителя, так и у продавца, Да?

Л.ХАСИС: Да. Ну вот представьте себе. Вот есть 2 сети. Одна сеть более эффективна и покупает продукцию, например, за 10 рублей, продает аж за 15. А другая сеть покупает продукцию за 15 рублей, а продает за 16. Вопрос: «Лучше купить за 15 рублей и пусть сеть заработает больше, или лучше дороже заплатить менее эффективному, который дороже закупает?»

В.ДЫМАРСКИЙ: Но зато вам, гадам, меньше достанется. (смеется)

Л.ХАСИС: Да. Поэтому я думаю, что всегда нужно заботиться о своем собственном кошельке, а не о том, сколько зарабатывает сеть.

В.ДЫМАРСКИЙ: А тогда у меня возникает такой вопрос. Вот вы только что сказали, что, получается, что одну и ту же колбасу, ну, в данном случае поскольку мы говорим о колбасе, один и тот же продукт одного и того же производителя можно купить за разную цену?

Л.ХАСИС: Конечно. В этом и есть конкуренция, потому что торговые сети конкурируют между собой.

В.ДЫМАРСКИЙ: А каким образом? Я произвожу колбасу, докторскую, условно говоря. Значит, я в одну сеть продаю, как вы говорите, за 15 рублей, а в другую за 10?

Л.ХАСИС: Конечно. Безусловно, торговые сети конкурируют между собой, в том числе и за те условия, которые они получают у производителей. Потому что это связано и с объемами – чем больше объемы, тем ниже цена. И с логистикой. Одно дело, производителю развести товар самостоятельно по 200 магазинам, другое дело, привести на распределительный центр торговой сети и сразу сдать фуру продукции и не иметь головной боли. Есть огромное количество нюансов, которые учитываются. И чем более эффективная сеть, тем лучше условия она имеет от поставщиков.

В.ДЫМАРСКИЙ: Ну, да. Ну, я думаю, что, конечно, у такого рядового потребителя это такое, простое, примитивное, можно сказать, понимание: где-то произвели, купил-продал.

Л.ХАСИС: Для потребителя все очень просто. Чем более эффективна сеть, тем ниже в ней цены. Более эффективная сеть – ниже цены, менее эффективная сеть – выше цены.

В.ДЫМАРСКИЙ: Много производителей, ну вот, колбасы и различных изделий, похожих на колбасу?

Л.ХАСИС: В России на сегодняшний день примерно в 10-12 раз больше производителей колбасы и колбасных изделий, чем в Советском Союзе. Тогда было около 300, а сейчас более 3500. И если говорить о рынке производства, то есть 5 ведущих компаний, которые на федеральном уровне владеют в совокупности примерно, может быть, 30% рынка примерно – я думаю, я не сильно ошибаюсь. И остальные 70% — это более мелкие, региональные производители. А всего их 3,5 тысячи.

В.ДЫМАРСКИЙ: По всей стране, да? Существуют ли, вот как мы с вами, я помню, говорили о пиве, еще о других продуктах, когда, как бы такие, якобы иностранные бренды, иностранные марки, но все производится здесь в России. В колбасе это существует?

Л.ХАСИС: В колбасе это не так выражено.

В.ДЫМАРСКИЙ: Не знаю, там, условно говоря…

Л.ХАСИС: По-моему, кроме испанской компании «Campofrio», которая приобрела Кампомос, других вот таких широкомасштабных иностранных инвестиций в мясопереработку я просто не помню. И вот эти 5 лидеров российских – ну, они хорошо известны, Микояновский, Прода, Черкизовский, Останкинский и Вегус – это если брать страну в целом.

В.ДЫМАРСКИЙ: А вот там, Клинская, например.

Л.ХАСИС: А если говорить, например, рынок Москвы, то самые популярные бренды, так, в процентах от людей, это по опросам покупателей – это Микоян, потом Дымов, Клинский, Велком, Останкинский, Черкизовский, ну и все остальные уже пониже.

В.ДЫМАРСКИЙ: Понятно. А, вот, такие, там я не знаю, испанский хамон, итальянская мортаделла, да? Там, Венгерская салями вот эта.

Л.ХАСИС: Я предлагаю обсуждать, в основном, отечественную продукцию, на которую приходится 90% продаж.

В.ДЫМАРСКИЙ: Нет, я понял. Но это импорт? Это реальный импорт?

Л.ХАСИС: Это, в основном, реальный импорт, конечно.

В.ДЫМАРСКИЙ: Я имею в виду, что это не производится в России?

Л.ХАСИС: Как правило, это реальный импорт. Дешевле импортировать, чем произвести в России.

В.ДЫМАРСКИЙ: Хорошо. Тогда от цены к качеству, да? Вот здесь из тех вопросов, которые пришли накануне нашего эфира, в общем-то, люди ругаются. У них такое впечатление, если верить всем, кто прислал нам вопросы, что они едят не колбасу, а извините за выражение, черти что.

Л.ХАСИС: Ну, давайте начнем с того, что примерно в 70-х годах XX века, лет 30 назад появился такой стойкий миф, который, безусловно, имел под собой серьезные основания. Миф такой: «Колбасу делают из бумаги».

В.ДЫМАРСКИЙ: Ну, еще, я помню, знаете, говорили «Кошкам давали, что кошки не едят».

Л.ХАСИС: Да. Основание было, когда был изменен ГОСТ, и в колбасу начали добавлять довольно большое количество крахмала. И избыток крахмала очень часто придавал – поскольку качество было нестабильным – очень часто избыток крахмала придавал колбасе такой специфический, бумажный привкус. Такой, скорее не бумажный, а обойный. И вот этот вот миф – он, как бы, тогда очень широко вошел в массы. Еще раз подчеркиваю, что «миф» я говорю без издевки, поскольку под ним были реальные основания. Потому что если сравнить, например, стандарты 1936 года, когда даже ГОСТов еще не существовало, а были утверждаемые правительством стандарты, вот, из чего должна делаться колбаса. И, там, докторская та же самая, тогда, в 30-е годы появилось понятие «докторская колбаса». И появились, например, ГОСТы в середине 70-х годов. Вот такое ощущение, что это совершенно разные продукты.

В.ДЫМАРСКИЙ: Если прочитать ГОСТ.

Л.ХАСИС: Да. Я думаю, если бы кто-то из производителей сейчас начал делать по стандартам 1936 года, то наверное такая колбаса реально бы пользовалась спросом, потому что это был бы совсем другой продукт, чем тот, который производится сегодня.

В.ДЫМАРСКИЙ: Совсем лучше по качеству?

Л.ХАСИС: Просто совершенно другой. Потому что в 70-е годы появилось то, о чем я говорю. А в 2000-х годах, когда практически единицы производителей делают продукцию по ГОСТам, а все остальные делают по так называемым Техусловиям – это вообще, собственно, не совсем продукция из мяса.

В.ДЫМАРСКИЙ: Мягко говоря.

Л.ХАСИС: Мягко говоря.

В.ДЫМАРСКИЙ: Ну, давайте так. Я не буду кривить душой, мне просто Лев Хасис перед началом нашего эфира прочитал рецепт той же докторской. Можно его повторить, если народ не испугается?

Л.ХАСИС: Ну, пожалуйста. Если взять классический состав докторской колбасы, то он должен состоять…

В.ДЫМАРСКИЙ: Причем это узаконенное, да? То есть это можно ее производить в таком виде?

Л.ХАСИС: Ну как? Ее нужно производить в таком виде. И когда-нибудь, когда технические регламенты страна утвердит, введет и будет за ним следить, я верю, что так и будет. Так вот, докторская колбаса должна состоять на 25% из говядины, на 70% из свинины и еще 5% – это яйца куриные и молоко. Вот состав.

В.ДЫМАРСКИЙ: Это 1936-й год?

Л.ХАСИС: Это примерно 1936 года, ну и так должна выглядеть докторская колбаса. А сейчас если посмотреть на то, что наши практически все производители докторской колбасы используют для того, чтобы сделать колбасу, то 30% — это так называемое птичье мясо. Я потом отдельно расскажу, что такое птичье мясо. Это не то, что вы думаете. 10% — это мясо, ну, это либо говядина, либо свинина. Но под мясом понимается не мясо, а некая субстанция, сделанная из костей с остатками мяса, хрящей, обрезков, которые прессуются до однородной массой, перемалываются, и в целом именуются как мясо. Значит, вот это все мясо в совокупности птичье и не птичье составляет 40%, еще 25% — это так называемая эмульсия. Эмульсия, чтобы было понятно, это тоже не искусственная вещь, а то, что делается из отходов мясопроизводства – это кожа, различные субпродукты, размолотая, уваренная до состояния такой, светло-серой кашицы. Соевый белок составляет от 25% до 30%, и, соответственно, различные виды крахмала – картофельный, кукурузный и различные вкусовые добавки – загустители, красители и так далее. Вот это почему-то называется…

В.ДЫМАРСКИЙ: Докторской колбасой.

Л.ХАСИС: Ну, скажем, это называется «Вареная колбаса». И, конечно, когда смотришь там какие-нибудь сардельки телячьи, а читаешь состав и там, собственно, есть какие-то, конечно, косвенные признаки, что несколько процентов каких-то перерубленных телячьих отходов включены, то, конечно, это вопрос серьезный к тому, что происходит на рынке.

В.ДЫМАРСКИЙ: Я так понимаю, что после вашего рассказа, Лев, вам не нужно задавать вопрос, который здесь нам прислал предприниматель из Азнакаева: «А сами колбасу кушаете? И какую?» По-моему, после вашего рассказа, мне кажется, не надо вас спрашивать, что вы ее не кушаете, не едите.

В.ДЫМАРСКИЙ: Ну, вы знаете, мы с женой колбасу не едим никакую, и считаю, что если есть только у людей возможность покупать мясо… Вот, скажем, птица – это тоже не идеальный продукт с точки зрения того как курицу выращивают, что она содержит. Но все равно это гораздо менее вредный продукт, чем любые виды колбасы.

В.ДЫМАРСКИЙ: Ну, хорошо. А сырокопченая или другая, разные копченые колбасы.

Л.ХАСИС: Ну, давайте так скажу. Что, вот, даже продукты, которые, на первый взгляд, являются… Ну а как там? Что добавишь? Ну, какая-нибудь, там, карбонады какие-то, корейки и так далее – даже эти продукты не на 100% состоят из мяса. Даже в них производители…

В.ДЫМАРСКИЙ: А окорока, скажем, ветчина?

Л.ХАСИС: Окорока, конечно. Даже в них производители с использованием различных технологий добавляют такие желатиновые растворы для того, чтобы повысить массу продукта. Но при этом до совершенства довели качество различных добавок, которые используются. И я знаю, что колбаса российская считается очень вкусной. Очень многие люди считают, что колбаса вкусная. Иностранцы очень любят нашу колбасу, пробуют, говорят «Какой замечательный продукт» и так далее. Собственно, я тоже, честно говоря, до тех пор, когда узнал, из чего это делается, тоже был большим поклонником колбасы. И я хочу сказать, чтобы было понятно. Вот эта вся колбаса – она не опасна для здоровья.

В.ДЫМАРСКИЙ: Да, я вот только хотел, наверное, оговориться, что это можно есть.

Л.ХАСИС: Она не опасна, ее можно есть. И, скажем так, колбасой с не истекшим сроком годности, о которой мы говорим, еще никто не отравился. Другое дело, что, наверное, есть потребители, которым эта колбаса нравится.

В.ДЫМАРСКИЙ: Ну, пусть едят.

Л.ХАСИС: Да. Но, конечно, очень хочется, чтобы было введено какое-то более жесткое государственное регулирование.

В.ДЫМАРСКИЙ: То есть вы просто за техрегламент, который оговаривался бы…

Л.ХАСИС: Послушайте, я каждый раз говорю одну простую вещь – что государство не должно заниматься экономическими отношениями между поставщиками, производителями – это решает рынок. Функция государства состоит в том, чтобы обеспечить контроль качества товаров, контроль безопасности этих товаров для того, чтобы люди четко знали, что они потребляют.

Я простой пример могу привести. Вот по закону сейчас, ввели уже: на любой продукции необходимо указывать состав. К сожалению, пока не указывается…

В.ДЫМАРСКИЙ: Каким шрифтом?

Л.ХАСИС: Пока не указывается, сколько какого продукта – идет просто перечисление, но не указывается процент. Но, по крайней мере, нужно сначала указывать тот продукт, которого больше, и по мере уменьшения через запятую перечисляется. Вот если посмотреть мелкими буквами то, что написано на всех этих колбасах и сосисках, то очень часто можно увидеть, скажем, состав колбасы. Ну, я не буду производителей здесь называть, потому что практически все в одинаковом состоянии. Состав, вот, начинается: «Вода». Почему? Они обязаны указать тот продукт, тот ингредиент, которого больше всего. Вот, начинается «Вода». Дальше «Мясо птицы механической обвалки». Иногда, стыдясь, производители не пишут слово «механической обвалки», а просто пишут «Мясо птицы м.о.» — это значит механическая обвалка. Это означает, что берутся какие-то… Естественно, там птицей не очень пахнет, там какие-то остатки, как бы, былых куриных костей или каких-то малоиспользуемых, шеи какие-то, копыта куриные, я не знаю – я шучу, вы же понимаете. Но на самом деле вот это идет как второй, потом идет свиная шкурка, растительный белок, крахмал, соль, крупа манная, горчица сухая, различные красители, фиксаторы окраски и так далее.

В.ДЫМАРСКИЙ: Скажите, у меня такой вопрос. Вот существуют колбасы, там не знаю, телячья, свиная, куриная, индюшачья. Но они-то, все-таки, различаются по этим разновидностям мяса? Или все равно состав один и тот же?

Л.ХАСИС: Ну, вот вы знаете, вот я, как будто, знал, что вы этот вопрос зададите, хотя мы не обсуждали. Вот, известный производитель – не буду, опять-таки, называть – сардельки телячьи, традиционный вкус. Состав: свинина, мясо птицы механической обвалки, говядина, сердце, вода, крахмал, пищевое волокно, соль, специи, красители, аскорбиновая кислота, фиксатор окраски и так далее. Ну, говядина здесь идет на 3-м месте после свинины и мяса птицы механической обвалки. Я думаю, что процентов 5 каких-то фрагментов телятины, наверное, в этих сардельках есть и поэтому они так называются.

В.ДЫМАРСКИЙ: Да. При том, что там свинина.

Л.ХАСИС: Ну, при том, что свинина и мясо птицы механической обвалки занимают там доминирующее положение в составе этого продукта.

В.ДЫМАРСКИЙ: Понятно. Давайте немножко, хотя бы чуть-чуть на некоторые вопросы поотвечаем. У нас времени совсем мало. «Вы забыли про нитраты – без них колбаса не была бы красного цвета». Есть там нитраты?

Л.ХАСИС: Ну, не знаю. Я думаю, у разных производителей… Вы понимаете, вот эти Техусловия – в чем прелесть этих Техусловий для производителей? Техусловия позволяют производителям объявлять рецептуру свою коммерческой тайной, получить Техусловия достаточно сложно. И под Техусловия они, в принципе, подгоняют все, что угодно.

В.ДЫМАРСКИЙ: Понятно. «Сколько должна стоить колбаса за килограмм, чтобы знать, что она качественная?» — спрашивает Дамир из Казани.

Л.ХАСИС: Ну, я, честно говоря, считаю, что если кому-то совсем хочется колбасу, надо покупать ту колбасу, в которой написано, что она сделана не по техническим условиям, а по ГОСТу.

В.ДЫМАРСКИЙ: А, то есть такая существует тоже?

Л.ХАСИС: Такая существует. Она, к сожалению, в торговле занимает буквально доли процентов, ну, там, несколько процентов в товарообороте, но такая колбаса существует.

В.ДЫМАРСКИЙ: А вот здесь Наиль нас спрашивает, какие сорта, наименования соответствуют ГОСТам? Как понять?

Л.ХАСИС: Сейчас расскажу. Проблема состоит в том, что абсолютное большинство производителей даже когда пишут «ГОСТ», реально обманывают и ни одна лаборатория не берется устанавливать, как это на самом деле. И вот мы сейчас – ну, я не могу сказать за всю ассоциацию наших компаний розничной торговли – вот, скажем, в компании «X5 Retail Group», которой я руковожу, там, Пятерочка, Перекресток, Карусель – мы сейчас целую программу инициировали. Мы сами будем сертифицировать всех производителей для того, чтобы колбаса, которую можно продавать, чтобы она специально была обозначена, что вот эта колбаса – она сделана из настоящего мяса. Я думаю, очень надеюсь, что все производители, которые с нами работают, согласятся, все-таки, для ведущей российской сети делать качественную продукцию.

В.ДЫМАРСКИЙ: Лев, может быть, последний вопрос. Здесь напоминают о вашем долге. Вы обещали, оказывается, сказать о том, сколько в рыбе, вот как называется, глазурь, что ли? Сколько там воды должно быть.

Л.ХАСИС: А, у меня записано, секундочку-секундочку. Был такой вопрос, я тогда еще на следующий день взял ответ, сейчас прочитаю.

В.ДЫМАРСКИЙ: Да-да-да, мы обещали ответить. Я теперь тоже помню это.

Л.ХАСИС: Вот у меня в смартфоне это есть. Вот смотрите, был вопрос тогда, что, вроде как, вот вы нас обманываете, что это все по Техусловиям, а на самом деле, сами химичите. Вот есть Техусловия №9261-001-58883263-04, 2004 года. По этим Техусловиям, пункт 2.2.7 написано русским языком, черным по белому: «Допускается изготавливать полуфабрикат с нанесением глазури, которая должна составлять не менее 2% от массы полуфабриката». Никаких верхних ограничений нет – хотите, 20% глазури делайте, хотите 50%.

В.ДЫМАРСКИЙ: Хотите 100%. Ну, 100 не бывает.

Л.ХАСИС: И вот еще раз говорю, что в условиях магазина заниматься вот такими махинациями с глазурью – это дело экономически нецелесообразно. Это все то, что приходит от поставщиков. Поэтому я думаю, что технические регламенты, которые уже по ряду продуктов вводятся, очень важно, чтобы как можно быстрее вводились и для колбасы, и для рыбы, и для всего остального – это сильно поможет рынку.

В.ДЫМАРСКИЙ: Надо, видимо, еще объяснить одну вещь, что Техрегламент – это, ну, фактически то, что в советские времена называлось ГОСТом, ну, примерно.

Л.ХАСИС: Это очень строго. Потому что, вот, в той же самой колбасе перечислено, из чего сделаны телячьи сардельки. А вот если бы было написано конкретно, во-первых, из чего это сделано. Во-вторых, когда пишут «говядина», чтобы было понятно, что если написано «говядина», значит это мясо говядины. А если не указано, то, может быть, это шкура телячья. То есть говядина – понятие очень растяжимое, очень важно, чтобы технические регламенты очень четко объясняли терминологию, что означает.

В.ДЫМАРСКИЙ: «А мне в Израиль товарищ привозил колбасу из Самары. Очень вкусная колбаса, лучше израильской», — пишет нам Анатолий Боголюбов.

Л.ХАСИС: Слушайте, я сам родом из Самары. В Самаре потрясающая колбаса. Еще раз: когда она сделана не совсем из мяса, это не значит, что она невкусная.

В.ДЫМАРСКИЙ: Ну да. Хотя вот здесь на Самару жалуются. Ну, неважно. Тем не менее, мы про колбасу если не все, то многое сегодня узнали. Я, например, для себя очень много нового вынес. О чем будем в следующий раз говорить?

Л.ХАСИС: Ну я, кстати, хотел бы, все-таки, оговориться. Что вот эта вся тематика – это не беда, это не вина производителя, а это их беда. Потому что в отсутствие этих регламентов если ты не будешь заниматься такими махинациями, ты просто не сможешь быть на рынке, потому что не сможешь конкурировать со своими менее добросовестными конкурентами-производителями. Поэтому чем быстрее эти технические регламенты появятся, тем лучше будет добросовестным производителям – они тогда просто окрепнут в своей конкуренции.

В следующий раз я предлагаю точно так же на сайте «Эха Москвы» завтра разместить несколько тем и посмотреть, что выберут слушатели. А мы сейчас с вами обсудим, какие темы выносить.

В.ДЫМАРСКИЙ: Договорились. До встречи через неделю. Спасибо Льву Хасису.

Л.ХАСИС: Всего доброго, до свидания.

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments