Самый «популярный» продукт нынешней осени – гречка – начал дешеветь. Если две недели назад цена килограмма этой крупы доходила до 80 рублей, а в некоторых магазинах и до 100, то вчера в петербургских «Пятерочках» и «О’Кеях» она стоила 76,4 рубля, в «Семье» – 65,1 рубля, в «Народном» – 63 рубля. При этом из одного магазина нам вечером перезвонили и сказали, что снижают цену еще на 5 рублей. Правда, в «Каруселях», «Дикси» и «Ленте» скандального товара не было вовсе (хотя у оптовиков гречки сейчас – завались). Оно и понятно: кому хочется оказаться в роли подозреваемого в расследуемых Федеральной антимонопольной службой (в том числе и петербургским управлением ФАС) делах «о гречишных сговорах»?

Кому принадлежит заслуга в прекращении спекулятивного ажиотажа на эту крупу – вопрос непростой. С одной стороны, ситуация с ценами на гречку на контроле у президента страны Дмитрия Медведева. Во вторник он провел совещание, на котором заместитель руководителя ФАС Андрей Кашеваров доложил: «Возбуждены дела против производителей гречки в Алтайском крае, где сейчас завершается уборка урожая, и в отношении 10 крупнейших поставщиков Алтайского края. …Мы там видим абсолютно четкие сговоры между участниками рынка». Президент дал понять, что ждет наказания виновных, и антимонопольщик пообещал им штрафы в размере от 1 до 15 процентов их оборота. А оборот у крупных компаний исчисляется миллиардами рублей.

Всего же на 15 сентября ФАС возбудила 123 дела по продовольственным спекулянтам. Отличилось и петербургское управление антимонопольного ведомства. Оно инициировало расследование в отношении крупнейших ритейлеров города – все той же «Пятерочки», «Перекрестка», «Real–Гипермаркета», «Ленты», «Дикси» и «О’Кея», которые подозреваются в ценовом сговоре. По словам главного антимонопольщика Петербурга Олега Коломийченко, эти сети согласованно подняли цены еще до того, как их повысили поставщики.

Но, с другой стороны, гречишный ажиотаж вполне мог умереть «по естественным причинам». Эта крупа не такой уж популярный продукт (его доля на рынке круп – 20 процентов, тогда как риса – 40 процентов), к тому же она хорошо хранится. Так что, закупив на пике ажиотажа килограммов 10, пугливая хозяйка может до весны не пополнять этот запас. А магазинам-то надо куда-то свои запасы пристраивать – вот они и вынуждены снизить цены.

А что касается оптовиков, то мы, вспомнив свой августовский эксперимент, когда корреспондент «НВ» по телефону «купил» вагон гречки по 35 рублей за килограмм (в магазинах она уже переваливала за 60 рублей – неплохо наживалась торговля), решили еще раз его повторить. И выяснили, что в Барнауле (это наша гречишная столица) вчера была гречка как по 37,5 рубля за килограмм, так и по 25,6 рубля. Дорогая была куплена у китайцев на пике спроса, а дешевая – это уже наш урожай.

Итак, рост цен на гречку остановило вмешательство государственных органов и насыщение наших с вами кладовок этим продуктом. Будет ли кто за это наказан – большой вопрос.

Петербургские сетевики уже заявили, что виноваты в росте цен не они, а поставщики. А поставщики – это цепочка фирм, каждая из которых добавляет к партии товара свою законную наценку (даже если перепродажа идет только на бумаге, а товар все это время лежит на одном и том же складе). Одно можно сказать точно: к прежней «доажиотажной» цене – 14 рублей за килограмм – гречка уже не вернется. Но самое печальное не в этом.

Занявшись гречкой и отчасти хлебом, и госорганы, и мы с вами проспали рост цен на такой «стратегический» для нашего стола продукт, как картофель. В одном из сетевых магазинов Петербурга мы нашли пакет картофеля в 2,5 килограмма за… 237 рублей. Причем родом из Ленинградской области. Он был, конечно, отборный, но даже такое качество не оправдывало цены. Обычную картошку трудно найти дешевле 20–25 рублей за килограмм. Да, цены подняли поставщики. Если в 2007-м килограмм картофеля оптом стоил 4–5 рублей, в 2008-м – 7–9 рублей, в прошлом году – 11, то сейчас цены стоят на уровне от 12 до 18 рублей за килограмм. Правда, белорусские поставщики предлагают по 7 рублей, но в рознице цена для всех будет примерно одинаковой. То есть картофельный бизнес с учетом масовости этого продукта куда более доходен, чем гречишный. Но, сосредоточившись на кашах, проблему «второго хлеба» антимонопольщики и общественность явно упустили.

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments