Бывший совладелец «Евросети», звезда русского ритейла 2000-х Евгений Чичваркин живёт в Лондоне уже почти 12 лет — и это больше, чем существовала сама «Евросеть». Предприниматель занимается винным бизнесом, воспитывает троих детей и если высказывается, то в основном по политическим вопросам. Вспомнили путь, который Чичваркин прошёл за 30 лет — от типичного торговца 90-х до русского эмигранта в Лондоне 2020-го.

90-е. Торгаш

Начало девяностых: в России только что вышел закон «О свободе торговли», рынок — везде, где найдётся место. 18-летний москвич, студент Государственной академии управления Евгений Чичваркин работает продавцом на одном из крупнейших стихийных базаров Москвы в Лужниках, где торгует джинсами, блузками, заколками для волос и прочим ширпотребом. Через его палатку за несколько лет проходит масса совершенно разных товаров — ему всё равно, что продавать, заводит сам процесс. «Водкой торговал, амареттами торговал, заколками для волос, видеокассетами, джинсами, шоколадными яйцами, легинсами, ремнями, трусами с гипюрами для проституток, косметикой, подтяжками, кроссовками, обувью, лезвиями, сигаретами, спортивными костюмами…», — перечислял в 2005 году журналистам Евгений свой тогдашний ассортимент.

Пока Чичваркин делает деньги на перепродаже чего попало и выстраивает отношения с бандитами, его друг детства Тимур Артемьев занят перепайкой мобильных телефонов — ставит на дорогущие «кирпичи» определители номера. Бизнес у Артемьева понемногу движется: к 1997 году он открывает магазин мобильников на Ленинском проспекте и зовёт друга стать партнёром — в его салоне «продавцы были, технари были, а вот коммерсантов не было». После недолгих раздумий Евгений принимает предложение: вместе с Тимуром в апреле 1997-го они регистрируют компанию «Евросеть».

Бизнес — чётко по правилам девяностых — растёт в основном за счёт связей на таможне. Развитие «Евросети» совпало с быстрым удешевлением мобильников и восстановлением экономики после кризиса 1998-го. К 2000 году у «Евросети» уже 11 салонов в столице, а в 2003-м компания становится лидером мобильного ритейла в Москве и начинает двигаться в регионы, открывая каждый год какое-то невероятное число точек.

Чичваркин берёт на себя то, что умеет — торгует лицом и генерирует идеи. Непубличной скучной частью занят Артемьев. Именно в девяностые Евгений получает много полезных навыков — например, учится безошибочно считать наличные вручную. «31 декабря 2000 года, когда мы все еще жались на инкассацию, а я уже жил в Жуковке, я привез домой и спрятал под бассейном две сумки по 60 кг наличности. Показывал их друзьям, которым очень нравилось их поднимать и сидеть на них. Содержимое сумок я мог с закрытыми глазами пересчитать за ночь», — хвастался он спустя 20 лет.

2000-е. Шоумен

«Говорят, если в темное время суток пролетать над Москвой, из самолета хорошо видно одну надпись. Она загорается каждый вечер на крыше здания по адресу: Бумажный проезд, 14. На самой большой неоновой вывеске в Европе написано «Евросеть»», — так начинается большой текст «Коммерсанта» 2005 года о бизнесе Чичваркина и Артемьева. 2005-й — самый пик пиар-активности компании. Креативные рекламные кампании «Евросети» гремят по всей стране, их идейный вдохновитель — Евгений Чичваркин.

Тогдашние креативы достойны отдельного материала: всё самое жирное десятилетие в новейшей истории страны «Евросеть» росла за счёт секса, эпатажа и остроумия (и низких цен, конечно — спасибо связям на таможне). Отдельное место в сердцах россиян тогда занял слоган «Евросеть — цены просто…», его вспоминают до сих пор. «В масс-маркете многие упираются в бюджет, хотя на самом деле все дело в креативе. Акция “Разденься за телефон” обошлась “Евросети” в $1 320, а написали про нее в 60 странах (даже вышел телесюжет в Гонконге). Рекламная акция “Евросеть — цены просто о…ть” стоила около $9 тысяч, а отдача была на $9 млн», — откровенничал предприниматель уже в 2017-м.

Все эти истории ассоциируются не только с «Евросетью», но и конкретно с Чичваркиным, который грамотно продавал самого себя. Реклама работает во многом потому, что Евгений такой и есть — люди чувствуют, что всё честно. В двухтысячных он уже очень богат: «Евросеть» беспощадно демпингует, продажи фантастические. Конечно, это приводит к проблемам.

Первый серьёзный наезд на «Евросеть» — в 2006-м, когда на Шереметьевской таможне задерживают партию «серых» телефонов на полмиллиарда рублей. За освобождение товара у Чичваркина вымогают $5 млн (около 30% от стоимости партии), он готов дать $2 млн — но договориться не удаётся, хотя телефоны возвращают. Второй заход — спустя два года: в 2008-м против сотрудников «Евросети» заводят уголовное дело за историю с похищением экспедитора компании в 2003-м — тот якобы украл партию телефонов, за что служба безопасности компании «воздействовала на него незаконными методами». Всё быстро превращается в обыкновенный шантаж со стороны силовиков — и Чичваркин с Артемьевым сдаются.

2010-е. Оппозиционер

В конце 2008-го Чичваркин эмигрирует в Лондон. Бизнесмен уезжает с пустыми руками за час до прихода повестки от следователя; в ручной клади — только жёлтый пакет из-под купленного в аэропорту нового телефона. Старый телефон Чичваркин выбрасывает по пути в аэропорт «ровно через шесть минут» после звонка из СКР. Такого развития событий в компании ждали. «Каждый день, выходя из дома, в течение недели до моего отъезда я клал в карман штанов £400 и паспорт с открытой британской визой», — вспоминал Евгений в беседе с Forbes; рассказывал он и о конспирации с помощью ежедневно сменяемых «одноразовых» телефонов у всей верхушки «Евросети».

К тому моменту «Евросеть» уже поменяла владельцев: в сентябре того же 2008-го  Чичваркин и Артемьев продали компанию Александру Мамуту примерно за $400 млн без учёта долга. В конце ноября, за месяц до бегства из страны, Евгений покинул совет директоров своей бывшей компании — но через полтора месяца против него в России всё равно заводят уголовное дело. Больше в Россию бизнесмен не возвращается.

В короткий промежуток между продажей компании и отъездом из страны Чичваркин ненадолго становится политиком: он возглавляет московское отделение ещё не зарегистрированной «Партии дела» Бориса Титова. Это — не первое, но самое громкое и точно самое однозначное политическое высказывание за всё время Евгения в бизнесе. Терять ему в тот момент уже нечего.

Из Лондона Чичваркин кричит в сторону России всё, что думает, раскручивая очевидный имидж политического беженца и жертвы власти. С марта 2009-го Чичваркин заочно арестован и находится в международном розыске. В Лондон приходит запрос об экстрадиции: начинаются суды, бизнесмен — под залогом в 100 тысяч фунтов и не может выезжать из Великобритании. Он пишет открытые письма Медведеву, выступает в прессе, встречается с живущим в Лондоне Березовским и активно критикует российский режим.

В апреле 2010-го в Москве погибает мать Чичваркина. По официальной версии — несчастный случай, но Евгений убеждён, что её убили, чтобы выманить предпринимателя в Россию. На похороны он не приезжает. Весь 2010 год Чичваркин — активный ньюсмейкер, на фоне короткой политической оттепели в России постоянно высказывается о происходящем и даже посещает митинги русской оппозиции в Лондоне. «Правое дело» он быстро покидает — из-за «невозможности заниматься делами партии из-за рубежа».

Уголовное дело прекращают в 2011-м, тогда же снимается вопрос об экстрадиции — но Чичваркин всё равно не собирается в Россию. Главным условием для возвращения в страну он называет смену политического строя, главным врагом — лично Путина. На протяжении многих лет Чичваркин спонсирует работу Алексея Навального: об этом он открыто говорит и раньше, но широкое обсуждение начинается только после личного признания Евгения, что он заплатил (вскладчину с экономистом Сергеем Алексашенко и сотрудником «Яндекса» Романом Ивановым) за лечение политика в Германии после отравления, спустя восемь лет после начала спонсорства.

Отдельно развиваются отношения Чичваркина с Украиной. В 2013-м там начинается Евромайдан. Чичваркин публично поддерживает протестующих, даже ездит в Киев — и уже в 2015-м получает от новой власти предложение возглавить крупнейшую нефтегазодобывающую компанию «Укрнафта» (назначение, впрочем, не состоялось). Не попадает Евгений и в «команду реформаторов» Украины, которую после Майдана собирал Пётр Порошенко и в которую вошёл, например, экс-президент Грузии Михаил Саакашвили; в частности, предложение (выдвинутое им самим) назначить Чичваркина министром экономики Украины осталось без ответа. Украина до сих пор активная точка интереса бизнесмена — он регулярно посещает Киев и высказывается по связанным со страной вопросам.

Наши дни. Гедонист

В 2020-м Чичваркину — 46. Он — состоятельный русский эмигрант в Лондоне, уже ощутимо подзабытый на родине. У Евгения маленький бизнес для души, трое детей и новая (гражданская) жена — управляющая его винным магазином Hedonism Wines Татьяна Фокина. Себя он называет анархо-капиталистом и либертарианцем, но чаще — просто гедонистом.

Чичваркин открывает Hedonism Wines вместе с вечным бизнес-партнёром и лучшим другом Артемьевым в 2012-м, спустя три года после переезда. «После “Евросети” я понимал: нужно чем-то заниматься, чтобы жить. Поэтому я медленно и аккуратно, как Айдан Салахова, работающая с каррарским мрамором, отсек все лишнее и осталось то, что выглядит красиво. А вино возникло, потому что я бухал и мне никогда не могли привезти то, что нужно», — доходчиво объяснял журналистам Евгений логику открытия элитного винного магазина. Hedonism Wines работает в престижном лондонском районе и действительно выглядит красиво: на 700 квадратных метрах — тысячи винных бутылок, гости залипают в них часами. «Представьте себе девочку, у которой десять кукол, в магазине, где их — две тысячи. Потеряется ли она там? Может на секунду растеряться, а потом станет хватать одну за другой и разглядывать, получать удовольствие, погружаться в этот прекрасный мир выбора», — точнее самого Чичваркина суть его бизнеса передать вряд ли возможно. Финансовые результаты магазина предприниматель не раскрывает.

В России Чичваркина вспоминают всё реже. Он почти не даёт поводов — а страна за годы его отсутствия отдрейфовала туда, где люди с риторикой Евгения выглядят скорее ностальгическим воспоминанием из прошлого, чем реальными ньюсмейкерами. В 2020-м Чичваркин вместе с Татьяной рассуждают о жизни в Лондоне и способах этой жизнью наслаждаться; отсылки к политике и «Евросети» у них получаются сильно потускневшими от времени.

В одной из недавних бесед с журналистами Евгений пожелал россиянам «оказаться в прекрасной России будущего с действующими судами, с правами, со свободной прессой, со свободой выборов и свободой перемещения». Но, похоже, в изменения в стране он не верит и сам.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram, чтобы первыми быть в курсе главных новостей ритейла.