Зачем необходимо уничтожать санкционные продукты? Есть ли у России возможности для импортозамещения? И как скоро прилавки в магазинах будут заполнены российской продукцией? Эти и другие вопросы ведущий "Коммерсантъ FM" Анатолий Кузичев обсудил с председателем комитета Госдумы по экономической политике Анатолием Аксаковым и помощником руководителя Россельхознадзора Алексеем Алексеенко в рамках программы "Действующие лица".

"По-человечески, конечно, жалко, что уничтожаются продукты"

Анатолий Аксаков об уничтожении санкционных продуктов: "По-человечески, конечно, жалко, что уничтожается продукция, которую можно было бы поставить нуждающимся гражданам нашей страны. В то же время я понимаю, что не сертифицированная продукция или продукция, поставленная по липовым сертификатам, не проверенная на качество не должна поставляться. Должна быть проведена соответствующая предварительная работа, прежде чем такое решение принять".

"Весь сыр-бор, который сейчас происходит, является больше отражением как раз человеческой реакции. Если же вникнуть в ситуацию, то совершенно очевидно, что уничтожение этой контрабандной продукции приведет к снижению поставок такой продукции в страну и сведет на нет необходимость ее уничтожения".

Алексей Алексеенко об уничтожении санкционных продуктов: "Эта продукция небезопасна. Для нас, для людей, которые занимаются обеспечением безопасности продовольствия, это продукция неизвестного происхождения. Это продукция повышенного риска".

О поставках иностранной продукции в Россию: "Мы устали от этой зависимости от поставок продовольствия из США, Канады, Европы достаточно давно — после того, как они обрушили наш продовольственный рынок и аграрное производство в 90-е годы. Я вижу реакцию людей. Но мы стали расширять рынок поставщиков, отрываться от этой географической зависимости еще в начале 2000-х годов, когда мы открыли поставки из Латинской Америки".

Анатолий Аксаков о продуктовом эмбарго: "Я видел всякие комментарии. Но лично меня устраивает тот сыр, который я ем, покупаю в российских магазинах. Появился, например, сыр "Маасдам" российского производства, вполне качественный. Поэтому я спокойно к этому отношусь. Более того, освободились ниши, которые могут заполнить наши производители. Я рассчитываю на то, что в ближайшее время они начнут производить ту продукцию, которую завозили ранее. Никакого драматизма нет. Я уверен, что вскоре мы будем с улыбкой вспоминать этот период, когда будем поедать вкусную российскую продукцию".

Алексей Алексеенко об импортозамещении и других поставщиках: "У нас в активе опыт хорошего сыроделия. Да, мы не можем себя сейчас полностью обеспечить. Мы до сих пор не можем преодолеть ту аграрную катастрофу, которая была в 90-е годы, на нас сбросили весь пищевой неликвид, мы просто не выдержали такой недобросовестной конкуренции. Мы открываем импорт из других стран. В этом году, например, прибавился Иран. Кстати, там научились делать великолепные твердые сыры".

"Проверка контрафакта с самого начала будет обречена на неудачу"

Анатолий Алексеенко о проверке санкционной продукции: "Проверка контрафакта с самого начала будет обречена на неудачу, потому что мы должны знать, на что проверять. Именно поэтому мы выстраиваем систему контроля от поля до прилавка или до стола потребителя. Если мы говорим о растительной продукции, в мире сейчас зарегистрировано более 800 различных пестицидов, мы не можем проверять на все. Абсолютно невозможно отследить, откуда эта продукция".

О сообщениях пользователей соцсетей о некачественном российском сыре: "Это просто развлекся кто-то из людей, который делал маркировку на этих кусках сыра. Это абсолютное вранье".

Алексей Алексеенко о вреде пальмового масла: "Пальмовое масло — крайне неоднородный продукт. Есть легкие фракции, они дорогие и не приносят ущерба здоровью, есть тяжелые. Россия стала крупнейшим экспортером пальмового масла. Вы его никогда не найдете на прилавках магазинов, оно идет в промпереработку. Тяжелые фракции опасны, они не содержат холестерина, но содержат те вещества, прекурсоры, с которых в организме холестерин будет образовываться в больших количествах и откладываться в виде холестериновых бляшек. Покупатель должен иметь право на квалифицированный выбор: даже если он хочет купить товар подешевле, он должен знать, что там реально содержится. Определить наличие пальмового масла в продукте практически невозможно, если мы покупатели. Ориентир – по цене. Другой ориентир – те производители, которые хотят соблюдать закон, находясь на грани, присваивают новые названия – не сметана, а сметанка, творожок и т. д".

Анатолий Аксаков: "Кроме критики надо инициировать законопроекты, которые я бы лично сам поддержал".

"ЦБ также виноват в неконкурентоспособности нашей продукции"

Анатолий Аксаков об экономической политике и предпринимательстве в условиях санкций: "Те, кто мог занять освободившиеся ниши, это сделали. Есть предприятия, которые почти в два раза увеличили объемы производства, как раз занимая то, что раньше закрывалось за счет импорта. Некоторые сегменты требуют большего времени, и для этого сейчас предпринимаются определенные усилия. Сейчас принят закон, по которому все крупнейшие госкомпании, крупные частные компании, которые пользуются поддержкой государства, должны будут представлять информацию в правительственную комиссию по ипортозамещению о крупных проектах, которые они собираются реализовывать. Раньше зачастую такие проекты реализовывались при поставках иностранной машиностроительной продукции, и не всегда эта продукция была более конкурентоспособна, чем наша. Иностранцы выигрывали за счет длинного кредитного плеча. Нашим была нужна предоплата".

Алексей Алексеенко о ситуации в российском сельском хозяйстве: "Перед нами стоят очень сложные задачи. Чтобы их решить, нам надо учесть ошибки, допущенные в ходе административной реформы 2004 года, закрыть дыры и усовершенствовать структуру. Если говорить о сельском хозяйстве, то к нему надо относиться именно как к хозяйству. Мы знаем, когда управляем своим домашним хозяйством, что первое, с чего мы должны начать, — это знать, какими активами мы располагаем, и грамотно ими управлять. Но здесь нужен очень хороший новый рабочий механизм. У нас нет своего семеноводства, у нас нет своего инкубационного яйца, у нас нет племенного скотоводства. У нас получается своего рода отверточное производство. Очень многое было пущено по принципу удобства. Нашим торговым сетям было удобно получать коробки с яблоками из Польши вместо того, чтобы выращивать свои, налаживать упаковку и так далее".

Анатолий Аксаков о причинах сложившейся ситуации в сельском хозяйстве: "Я думаю, что здесь вина, в том числе, лежит на Центральном банке, поскольку он не сдерживал укрепление рубля. В результате внутреннее производство, особенно в тучные 2000-е годы, рубль укреплялся, и наше производство становилось неконкурентоспособным".

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments