Российский пищепром справедливо рассчитывал, что в связи с кризисом произойдет импортозамещение — потребитель начнет отдавать предпочтение относительно дешевым отечественным продуктам, как это было в кризис-98. Однако история не повторилась.

Как отметил на пресс-конференции в «Росбалте» вице-президент Союза предприятий пищевой промышленности Санкт-Петербурга Игорь Подлипенцев, появился новый фактор — торговые сети, которые формируют товарную линейку из продукции пищевых предприятий регионального уровня в последнюю очередь. «Имортозамещение может вообще не наступить, если государство не возьмется всерьез за регулирование рынка», — заявил он.

В Петербурге торговые сети «контролируют» 84% розничной торговли продуктами, в Москве — около 40%, в среднем по стране — 20%. Рассуждая о необходимости госрегулирования, Подлипенцев подразумевает злополучный проект «Закона о торговле» («Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации»), из-за которого «скрестили шпаги» депутаты, Минпромторг и Федеральная антимонопольная служба.

Напомним, целью законопроекта является установление единых правил для работы торговых сетей, поставщиков и оптовиков. Но пока из отрывочных реплик ясно только одно: поручение премьер-министра Владимира Путина выдать «на гора» в десятидневный срок окончательный проект закона, суммирующий позиции Минпромторга и Госдумы, осталось невыполненным (напомним, о необходимости подобного шага премьер заявил после резонансного посещения магазина «Перекресток»). Срок истек 4 июля (с учетом выходных — 7 июля), и уже после этого первый вице-премьер РФ Виктор Зубков заявил, что согласованный проект планируется внести на заседание правительства РФ 13 июля. А спикер Госдумы Борис Грызлов вообще отложил вопрос в «долгий ящик»: «Есть все возможности, чтобы к сентябрю разногласия по двум проектам были сняты, и мы в самом начале осенней сессии вышли на принятие и последующую реализацию закона».

Конечно, это далеко не первое распоряжение Путина, повисшее в воздухе. Да и невыполнимость задачи была объективно предсказуема: проект закона регулярно «торпедируется» (разрабатывался он Минэкономразвития в течение двух лет, было подготовлено пять вариантов проекта), поскольку слишком несовместимы позиции сторон. Думский вариант законопроекта более ориентирован на интересы поставщиков (в частности, есть предложение квотировать несетевую долю каждого регионального рынка в 40%), министерский — на интересы сетей.

А пока имеющие серьезные лоббистские ресурсы торговые сети могут продолжать работать по сложившимся правилам игры — то есть массово «накручивать» цены. А ФАС будет выборочно их штрафовать.

По подсчетам гендиректора исследовательского агентства inFOLIO Research Group Олега Клепикова, сейчас конечная цена товара на полке формируется не только из фактической себестоимости, прибыли и затрат на доставку, но и за счет дополнительных сборов супер- и гипермаркетов. Кроме того, у продавцов есть своя внутренняя градация, которая определяет степень «накрутки» на товар. Например, размещение на полке колбасы одному производителю обходится бесплатно, а другим необходимо доплатить. «Главный способ снизить цену «входного билета» — предложить магазину узнаваемый федеральный бренд, который точно хорошо разберут», — рассказывает Клепиков. Регионального производителя, не способного оплатить масштабную рекламную кампанию, сетевики не жалуют. В итоге конечная цена, например, на хлеб, оказывается выше поставочной на 30-40%, яиц — на 20-60%, наценки на сахар и крупы составляют 30-50%, на соки — 50-80%.

При этом, как сообщил в интервью «Российской газете» начальник управления контроля социальной сферы и торговли Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Тимофей Нижегородцев, в последние несколько лет диктат торговых сетей стал подавляющим. По его данным, стоимость пресловутого «входного билета» — права представить свою продукцию в той или иной торговой сети – возросла, например, в Санкт-Петербурге с 5% в 2005 году до 50% в 2008 году. Плюс к этому с 20-25 до 45-50 дней увеличились отсрочки платежей, что является для торговых сетей фактически беспроцентным кредитом, а для поставщиков оборачивается дополнительными издержками.

Отметим, что доминирующими на рынке торговые сети сделала сама власть — так удобней контролировать налоговые потоки. «Малый бизнес планомерно уничтожается исключительно административным путем, — например, заявляет заместитель председателя Ассоциации малого бизнеса в сфере потребительского рынка Санкт-Петербурга Ирина Третьякова. По ее словам, с началом кризиса малый бизнес «воспрял» в надежде, что ему наконец перестанут перекрывать кислород, но надежды пока не оправдались.

Правда, она уточнила, что процесс административного давления начался задолго до кризиса. Как напомнила Третьякова, сначала в Петербурге были ликвидированы ларьки на остановках (около 1600 объектов). При этом городская власть обещала предоставить взамен альтернативные места торговли, но сдержала обещания только перед 10% ларечников. Далее было закрыто около 2000 объектов мелкорозничной торговли в Метро. Следующий шаг — уничтожение розничных и мелкооптовых торговых зон. Еще четыре года назад в Петербурге их насчитывалось 880, сейчас меньше 200. «А это все — рабочие места», — констатировала представитель ассоциации.

Естественно, терять эти блага и привилегированное положение у сетей нет никакого желания. Поэтому последнее заявление Минпромторговли, вроде бы сделанное в угоду малому бизнесу, на самом деле нацелено на затягивание дебатов. Напомним, как сообщили «Ведомости», министерство намерено внести в законопроект о регулировании торговой деятельности ограничение на время работы крупных магазинов в ночное время. И, кстати, малый бизнес, что называется, «повелся». Третьякова считает, что такую инициативу следует только приветствовать: во многих европейских странах сети не работают по ночам и в выходные не из требований профсоюзов, а именно ради поддержки мелких магазинчиков.

Но принятие такой законодательной нормы означает, что все ночные покупатели в мегаполисах должны переориентироваться на работающие 24 часа магазинчики шаговой доступности с гораздо более скудным ассортиментом товара (зачастую — сомнительного качества). Минпромторговли уже пожинает плоды — в виде бури возмущенных реплик общественности.

0 0 vote
Article Rating
авокадо-контент
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments