Безалаберность чиновников, из-за которой страна может остаться без бытовой техники, дискредитирует один из самых важных для модернизации законов, принятых за время президентства Дмитрия Медведева.

Это закон об энергоэффективности и энергосбережении. В случае успеха он сэкономит нашей стране 45% потребляемой первичной энергии. Закон требует, чтобы с 1 января 2011 г. вся продаваемая в России бытовая техника была снабжена маркировкой о классе энергетической эффективности, но выдавать такие заключения некому. Минпромторг установил, что испытания должны проводить аккредитованные лаборатории, но их нет. Производители бытовой техники вообще-то сами маркируют свои модели в зависимости от их характеристик. Но если уж наше правительство обязывает их получать спецмаркировку, логично было бы заранее позаботиться об аккредитации лабораторий, чтобы в торговле под новый год не случилось коллапса.

Досадно, что бюрократические несостыковки могут стать тормозом на пути хорошей идеи. Например, в США аналогичный ход оказался одним из наиболее эффективных пунктов правительственной программы энергосбережения. Там с 1992 г. любые устройства с энергопотреблением на 20-30% меньше аналогов маркируются логотипом Energy Star. Правительство усиленно рекламирует энергоэффективные товары, а их растущая популярность стимулирует производителей. По подсчетам американского минэнерго, сейчас всего за год пользователи продукции с маркировкой Energy Star экономят объем энергоресурсов, эквивалентный $20 млрд (счета за коммунальные услуги).

По подсчетам Всемирного банка, только промышленные потребители энергии в России могли бы экономить на оплате счетов до $14 млрд в год. Конечно, при условии, что сначала потратятся на установку энергосберегающего оборудования и устранят потери энергии в пути. Поскольку повышение энергоэффективности непосредственно влияет на увеличение прибылей, до последнего времени считалось, что рынок сам отрегулирует желание предпринимателей заниматься энергосбережением. Но собственники предприятий не стали заниматься энергосбережением, а просто включили потери в стоимость товаров.

Чтобы заставить их все-таки задуматься об экономии, в закон заложено много разумных стимулов. Большинство этих рецептов успешно опробованы в других странах. Например, энергоаудит всех жилых зданий в стране (сейчас в жилищной сфере впустую теряется до 60% энергии), обязательная установка счетчиков, требования к энергоэффективности новостроек, учет энергоэффективности при госзакупках, поощрение замены оборудования и многое другое. Фактически каждое предприятие в стране ждет энергоаудит — он обязателен для тех, кто потребляет энергоресурсов на 10 млн руб в год. При существующих ценах такое потребление имеет предприятие с мощностью 300-500 кВт — средний цех по производству мебели или колбасы.

В народе документ известен только как «закон о лампочках» — там предусмотрена поэтапная замена ламп накаливания на энергосберегающие лампы. Но на самом деле изменения, к которым приведет реализация закона об энергосбережении, со временем радикально изменят ситуацию в строительстве, ЖКХ, электроэнергетике, производстве оборудования.

К сожалению, история с маркировкой бытовой техники наводит на грустные мысли. Ведь в законе об энергоэффективности предусмотрено множество требований к самым разным производителям. Выполнить эти полезные требования бизнес сможет, только если государство заранее позаботилось обо всех нужных подзаконных актах, строительных нормах, аккредитованных лабораториях, уполномоченных энергоаудиторах и т. д.

Обидно, если из-за плохой работы госаппарата закон окажется неработающим. Для нашей страны энергосбережение — один из самых мощных ресурсов для экономического роста. По большому счету, если нам удастся существенно повысить энергоэффективность экономики, модернизационный проект можно будет считать наполовину выполненным.

0 0 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments