В советское время женщины часами стояли в очереди за импортными сапогами и трикотажными изделиями, причем не ведущих мировых марок — польскими, венгерскими, чехословацкими. Отечественными же некачественными изделиями были завалены склады магазинов, но они не вызывали особого энтузиазма потребителей. Введение рыночных отношений и изменение структуры потребления кардинально перевернули ситуацию. Импортная одежда и обувь перестали быть дефицитом, да и по ценам стали более доступны. Российская же легкая промышленность ушла на обочину истории, казалось, едва ли не навсегда. Но, как ни странно, второе дыхание она получила в последние несколько лет, не лучших для экономики страны в целом. О том, за счет чего этого удалось добиться, какова роль государства в возрождении легкой промышленности, об источниках инвестиций в отрасль и ее ближайших перспективах — в интервью "Из­вес­тиям" статс-секретаря, заместителя министра промышленности и торговли РФ Виктора Евтухова.

— Мы часто слышим, что легкая промышленность является стратегической отраслью, вопросы ее развития обсуждаются на совещаниях у президента. В чем именно заключается стратегическое значение отрасли для страны?

— Легкая промышленность — одна из крупнейших отраслей, которая обес­печивает продукцией потребительский рынок и тем самым дает серьезный импульс развитию розничной и оптовой торговли. Рынок товаров легкой промышленности — один из самых больших среди непродовольственных товаров: по итогам 2016 года, согласно данным Росстата, объем продаж легпрома на территории Российской Федерации составил 2,7 трлн руб­лей. За последние три года в отрасли развились конкурентоспособные компетенции в части высокотехнологичных тканей, которые успешно применяются в смежных отраслях — автомобилестроении, авиастроении, строительстве, медицине, сельском хозяйстве, спортивной одежде и, конечно, в части обеспечения нужд обороны страны.

— Какие ключевые задачи развития отрасли обозначены в Стратегии развития легкой промышленности РФ?

— Ключевые задачи стратегии — развитие производства готовой продукции, включая крупные контрактные производства, развитие национальных брендов одежды и обуви, создание интегрированной производственной цепочки синтетических материалов, включая развитие производства технического текстиля, сохранение и развитие компетенций в области производства домашнего текстиля и льняных изделий. Кроме того, мы развиваем и совершенно новое направление в легкой промышленности — так называемый FashionNet, который реализуем в рамках национальной технологической инициативы.

— В 2016 году легкая промышленность показала рост производства более чем на 5%. За счет чего в основном был дос­тигнут этот результат?

— Невзирая на кризисные явления в экономике, мы не допустили в отрасли инвестиционного простоя. В развитие легпрома за четыре года было вложено около 80 млрд руб­лей частных инвестиций. В сжатые сроки в стране модернизировано больше 40 действующих предприятий и открыто 17 новых производств, где создано 3,3 тыс. рабочих мест. В частности, налажен выпуск высокотехнологичных тканей и нетканых материалов для строительства домов и автодорог, для нужд сельского хозяйства, медицинской и мебельной промышленности. Уже второй год правительство субсидирует выпуск камвольных тканей для школьной формы учащихся начальных классов. Благодаря этой мере их производство в прошлом году увеличилось почти в три раза (2,86 раза), а стоимость комплекта формы снизилась на 40%. В этом году мы распространили действие субсидий и на производителей отечественных поливискозных тканей.

В России развивается совершенно новое направление в легкой промышленности — FashionNet, реализуемое в рамках национальной технологической инициативы.

— В настоящее время в легкой промышленности идет процесс комплексной модернизации. Каковы приоритетные направления этой модернизации, ключевые отрасли?

— За последние несколько лет в отрасли освоено производство геотекстиля для строительства автодорог и танковых полигонов в Ивановской, Владимирской и Курской областях, композиционных нетканых материалов для медицинской промышленности в Тверской и Ивановской обла­стях, современных утеплителей для строительства домов и производства одежды в Московской области, налажен выпуск высокотехнологичных тканей со специальными защитными свойствами для пошива спецодежды в Тульской области, Пермском крае, в том числе для производства вещевого имущества в интересах Минобороны — в Ростовской области. В целом мировая, в том числе и российская, легкая промышленность в перспективе ближайших 10–15 лет может претерпеть значительные технологические преобразования с внедрением различных инновационных технологий, таких как 3D-печать, технология сканирования корпуса, автоматизация проектирования (CAD) и производства, технология производства "умных изделий". Например, создание обуви и одежды, дополненной электронными и цифровыми возможностями: с датчиками, которые показывают состояние здоровья и измеряют пройденные расстояния.

— Один из самых громких проектов последнего времени, получивших господдержку, — межтерриториальные кластеры (например, в Ивановской и соседних с ней областях). Какие преференции получает бизнес в рамках кластеров?

— Для стимулирования предприятий к построению промышленной кооперации и реализации совместных кластерных проектов в 2016–2017 годах Минпромторг России поддержал восемь совместных проектов участников промышленных кластеров. Общая стоимость проектов превысила 4,9 млрд руб­лей, планируемый размер субсидии составляет 1,6 млрд руб­лей, в том числе в 2016 году было предоставлено 176 млн руб­лей на реализацию указанных проектов. В 2017 году в рамках данного инструмента поддержки промышленных кластеров планируется предоставить 463,2 млн руб­лей. В сфере легкой промышленности прорабатывается вопрос создания межрегионального кластера по глубокой переработке льна, кластера производства спортивной одежды, дизайнерского кластера и, как вы правильно отметили, текстильного кластера в Ивановской области.

— Какова динамика инвестиций в основной капитал в легкой промышленности? Какую роль в этом играет государственная поддержка, каковы ее формы, как отбираются соответствующие инвестпроекты?

— В развитие легпрома за четыре го­да было вложено около 80 млрд руб­лей частных инвестиций. В первом квартале 2017 года по отношению к аналогичному периоду прошлого года инвестиции в отрасль значительно увеличились: инвестировано в основной капитал по "чистым" видам экономической деятельности по организациям, не относящимся к субъектам малого предпринимательства, 2,18 млрд руб­лей, что практически в 2 раза больше, чем в первом квартале 2016 года (1,1 млрд руб­лей). Для реализации инвестиционного потенциала предоставляются такие виды господдержки, как возмещение части затрат на уплату процентов по кредитам на реализацию новых инвестиционных проектов по техническому перевооружению и субсидии на финансирование расходов лизинговых организаций на обеспечение легкой промышленности оборудованием. Не могу не отметить и такой действенный инструмент поддержки реализации инвестиционных проектов, как предоставление льготных займов из фонда развития промышленности. В течение 2015–2017 годов из фонда развития промышленности займы получили 12 проектов легкой промышленности на сумму 3,2 млрд руб­лей.

— Какую роль в развитии отрасли играют госзаказ, заказы компаний с госучастием, субсидирование производства отдельных видов продукции (школьная форма, спецодежда)? Каковы формы субсидирования, механизмы выделения субсидий?

— Статус госзаказа позволяет текстильным компаниям развивать инновационные направления продукции и научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР), заранее планировать загрузку производственных мощностей для повышения эффективности, что приводит к появлению новых высококвалифицированных рабочих мест. Введение запрета на импорт отдельных видов продукции по линии госзакупок и распространение аналогичных ограничений на региональный и муниципальный уровни привели к тому, что в 2016 году самый существенный рост произошел в производстве спецодежды — почти на 40%, а в производстве технического текстиля, включая нетканые материалы, — на 26,6%. В целом доля тканей и материалов российского производства в закупках госкомпаний увеличилась на 11% — до 46%.

— Насколько конкурентна продукция российской легкой промышленности на внут­реннем потребительском рынке? Каковы ее доли на рынке одежды, обуви? Какова динамика данных показателей?

— Доля отечественной продукции на внутреннем потребительском рынке составляет всего 26%. Но мы на регулярной основе проводим встречи с крупными ритейлерами, и стоит отметить, что у многих из них по итогам прошлого года объем российских товаров вырос на 10%, что существенно. Большой успех имеют российские производители одежды для спорта и отдыха. Развиваются успешно бренды столового и постельного белья. Выпускаются высококачественные текстильные изделия для путешествий, отдыха и спорта. Хороших результатов добились обувные компании, особенно в части производства детской кожаной обуви (рост производства в 2016 году составил 22%).

В сегодняшних реалиях можно уверенно заявлять, что мы научились работать не хуже европейских и китайских конкурентов. И подтверждение тому — открывшаяся 23 сентября в центре Санкт-Петербурга первая Всероссийская ярмарка одежды, обуви и текстиля при поддержке Минпромторга. Такой ярмарочный формат торговли в первую очередь призван продемонстрировать продукцию российских производителей.

Мы планируем провести целую серию аналогичных ярмарок, выставок, фестивалей. Это будут торговые мероприятия, где сами покупатели без подсказки рублем будут голосовать за лучших.

Ведь сбыт — самая большая проб­лема любого производственного бизнеса. Поэтому мы как кураторы не только легкой промышленности, но и торговли решили, что нужно не просто поддерживать производство, а помогать с каналами сбыта.

Серия ярмарочных и выставочно-ярмарочных мероприятий пройдет в Нижнем Новгороде, Самаре, Ростове-на-Дону, Казани, Воронеже, Ярославле и других городах.

Для стимулирования предприятий к построению промышленной кооперации Минпромторг России поддержал восемь совместных проектов участников промышленных кластеров.

В Санкт-Петербурге мы планируем провести еще пару ярмарок в 2018 году — к весенне-летнему и осенне-зимнему сезону. Наконец, в Москве в Экспоцентре совместно с энтузиастами-предпринимателями, рискнувшими продвигать отечественную одежду, собираемся провести в марте 2018 года крупнейший "Гранд Bazar" одежды, обуви и текстиля.

Для поддержки отечественных производителей важно очистить российский рынок от нелегальной продукции. Основным инструментом в борьбе с нелегальной продукцией является маркировка легальных товаров контрольными знаками. Первый такой проект мы запустили в прошлом году по изделиям из натурального меха. За период его реализации объем их розничных продаж увеличился в 6 раз, составив почти 55 млрд руб­лей. Аналогичный механизм в 2018 году мы планируем распространить на кожаную обувь. А с 2019 года внедрить маркировку верхней одежды, блузок, сорочек, костюмов, постельного и столового белья.

— Какова ситуация с обеспеченностью предприятий сырьем? Не противоречит ли запрет на ввоз отдельных видов сырья неполной загруженности производственных мощностей?

— После того как не стало Советского Союза, мы потеряли хлопок как сырье, сейчас мы закупаем его в республиках бывшего СССР. Был проведен эксперимент по выращиванию хлопка в двух наших областях — в Астраханской и Волгоградской. Эксперимент проходил в течение нескольких лет и признан удачным. Сейчас очевидно, что климатические условия позволяют выращивать хлопок в России. Дальше необходимо найти площади, засеять их и уже собирать неплохой урожай. Для промышленной отработки потребуется засеять порядка 400–500 га, чтобы вырастить опытную партию в 500 т хлопка. В принципе, уже имеются хорошие наработки по семеноводству и выращиванию, но на данный момент серьезной проблемой является уборка. Мы не можем, как в Средней Азии, использовать ручной труд — значит, надо оптимально подобрать технику и отработать технологию сбора. Что касается производства льна, то, как я уже говорил, принято решение создать межрегиональный кластер. В качестве пилотных регионов рассматриваются Тверская, Смоленская, Ивановская, Вологодская, Костромская области. Конечно, выращивание сырья — это компетенция Минсельхоза, но мы считаем, что основная задача в том, чтобы меры поддержки, которые они оказывают производителям льна, были увязаны с обязательной поставкой качественного сырья на российские текстильные предприятия. Еще одно важное направление — производство шерсти. В России наблюдается серьезный дефицит качественной тонкорунной шерсти. И здесь должен быть такой же подход со стороны Минсельхоза к субсидированию производителей тонкорунной шерсти и поставки ее на российские перерабатывающие предприятия. И, наконец, шкуры. Понятно, что это касается в первую очередь роста поголовья крупного рогатого скота. Шкур действительно не хватает. Поэтому необходимо увеличить производство шкур и повысить их качество путем возобновления программы по прививкам от гиподерматоза (то есть подкожного овода). Причем эта мера важна как для качества шкур, так и для качества мяса и молока.

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar
wpDiscuz