Дизайнерские сумочки, распечатанные на 3D-принтере, платья из кофейной гущи, шелк из апельсиновой кожуры и форма для участников ЧМ из пластиковых бутылок – то, что недавно казалось фантастикой, становится модной действительностью. Разбираемся в революционных новинках вместе с экспертом в области моды и стиля, преподавателем международной школы имиджелогии Art in Style.

Грязный бизнес

По отрицательному воздействию на окружающую среду fashion-индустрия стоит на втором месте в мире – сразу после нефтегазовой отрасли. Энергетических и прочих ресурсов на изготовление одежды уходит столько, что трудно вообразить. Простой пример: для производства всего лишь пары джинсов и обычной хлопковой футболки требуется тысячи литров воды. То есть даже сторонники демократичного стиля нормкор не могут считать себя непричастными к экологическим проблемам в разрезе модной индустрии.

Не секрет, что сырьем для синтетических тканей является полиэфир – производное нефти. Между тем, спрос на искусственные ткани растет с каждым годом. Производители одежды научились повторять с помощью полиэстера, ацетата и акрила самые разные фактуры, с трудом отличимые от натуральных. Сейчас искусственными тканями не гнушаются ни масс-маркет, ни люкс. Правда, хоть сами ткани становятся все лучше, процесс их производства лучше не стал: выбросы летучих соединений органики, взвешенных частиц и едких газов, таких как хлористый водород, только растут.

Натуральные ткани тоже нельзя считать экологически чистыми. Так, в США (а это крупнейший экспортер хлопка в мире) четверть всех используемых в сельском хозяйстве пестицидов приходится именно на хлопок.

Но и синтетика, и хлопок нервно жмутся в стороне, уступая лидерство в сомнительном рейтинге вреда для окружающей среды кожевенному производству. Даже если опустить все жутковатые подробности и моральный аспект, прежде чем кожа станет пригодной для пошива курток, ботинок и чего угодно еще, она пройдет несколько этапов выделки – и на каждом этапе подвергнется либо обработке агрессивными химическими реагентами, либо промывке от этих реагентов. Продукты обработки в любом случае попадают в сточные воды.

Экологические нормы в Европе ужесточились, и кожевенное производство переместилось в Индию, Россию и другие страны. Не спешите верить надписи «made in Italy» на сумочке, кожу для нее с большой долей вероятности привезли из Бангладеш или Марокко.

«Если бы вся кожаная продукция, которую производит Италия, была действительно сделана там, то улицы были бы переполнены коровами, и они пили бы воду из фонтана Треви», — шутит правозащитница Люси Сигл.

Экологи и правозащитники бьют тревогу. Права человека, как мы понимаем, в странах третьего мира учитываются мало: здесь процветают и детский труд, и производственные травмы, и массовые отравления продуктами обработки кож. Конечно, химическая обработка – необходимость: без химикатов ботинки на наших ногах просто сгнили бы, но экологическая ситуация становится в кожевенных районах все хуже и хуже.

Тем временем, модные дома всего мира пишут заказы на новые крупные партии. К закупкам кожи, изготовленной с нарушением экологических и социальных норм, причастны даже такие люксовые бренды, как Fendi, Chanel, Prada, Hermes, а популярные Michael Kors и Forever 21 вынуждены были скрывать свою отчетность из-за непрозрачности поставок сырья.

Впрочем, производство одежды – это только первый этап возникновения экологических проблем, вторым этапом становится растущее потребление, а, следовательно, и утилизация отслуживших своё вещей. В среднем европеец покупает в год около 15 кг одежды, а американец – 30 кг, и поскольку большая часть этих вещей предназначена для сезонного использования, надолго в гардеробе они не задерживаются и уходят в утиль. Между тем, синтетические ткани разлагаются долго – ненамного быстрее полиэтилена. А общий объем текстильных отходов уже сравнялся с отходами металлопереработки.

Вторая жизнь вещей

«Зачем производить то, что уже произведено?» – с такого правильного вопроса в начале нового тысячелетия стартовало изменение сознания, а вскоре за ним и изменение способов изготовления одежды. Действительно, если старые вещи нужно каким-то образом утилизировать, а новые – производить, то почему бы не объединить эти процессы?

Как это часто бывает, поначалу идея повторной переработки тканей казалась утопичной или как минимум нерациональной. Скептики подсчитывали, сколько будет стоить такая переработка, и внушительные цифры не вселяли оптимизма в производителей. Но это был вопрос времени. Спрос на экологичную одежду из редких единичных голосов перерос в громкий голос поколения миллениалов, которое всерьез озабочено вопросами рационального потребления и проблемами окружающей среды.

Сначала переработкой занялись отдельные энтузиасты, потом компании, еще немного позже – монстры бизнеса. Например, компания Nike к Чемпионату мира по футболу 2010 года выпустила линию спортивной формы, произведенной из переработанных пластиковых бутылок. Все девять команд, спонсируемых Nike, играли в этой форме, включая Англию, Бразилию, Португалию и Голландию. Как видите, не последние сборные в мировых рейтингах.

На изготовление формы ушло около 13 миллионов бутылок, в итоге она не только не проигрывала по гигроскопичным свойствам традиционным тканям, но и выигрывала: новая форма умела поддерживать оптимальную температуру тела игрока, выводя лишнюю влагу на поверхность материала. Воздухопроницаемость стала выше на 7%, а вес формы при этом снизился на 13%. Мелочи? Нет, в пылу ЧМ мелочей не бывает!

Сейчас в форме из переработанного пластика играют мадридский «Реал» и мюнхенская «Бавария» в национальных чемпионатах. И в целом одежда из тканей повторной переработки уже демонстрирует явные преимущества не только перед синтетикой, но даже перед одеждой из экологичных волокон: она практически не мнется, легче стирается и приятнее на ощупь. О том, что майка когда-то хранила в себе газировку, догадаться просто невозможно.

История с переработкой старых вещей не нова. Еще в Древнем Китае отслужившие вещи использовали для изготовления бумаги, много позже и в Европе из старой ткани стали делать бумагу для акварели и денежных банкнот. Но именно конец прошлого века стал отправной точкой для производства новых вещей из старых тканей. Если поначалу отходы применяли в мало переработанном виде, а платье из картонных коробок или сумка из пивных крышек выглядели как минимум экстравагантно, то сейчас мы зачастую и не знаем, что наша новая вещь уже когда-то кому-то служила, хоть и в ином виде.

Масс-маркет и всемирно известные бренды активно включаются в гонку рационального потребления: экологичную линейку вещей из переработанных тканей выпускают Adidas, Stella McCartney, Dsquared2, Top Shop, Salvatore Ferragamo и многие другие, а в магазинах H&M посетителей встречают корзины, куда можно принести свои старые вещи, которые затем отправят на переработку.

Блузка из грибов и платье из апельсинов

Но переработка – не единственный путь получения тканей с пользой для экологии. Эксперименты ученых и дизайнеров идут намного дальше. Одной студентке дизайнерского колледжа Saint Martins удалось вырастить тонкую ткань из спитой кофейной гущи и чайного гриба. Полупрозрачные лоскуты легко соединялись бесшовным способом и держали форму при высыхании. Промышленных масштабов этому начинанию приобрести не удалось, но пример инициативной британки задал тон многим другим.

Сейчас один из крупнейших инвесторов в новые методы производства для fashion-сферы и связующий мост между технологиями и модой – Мирослава Дума и ее проект FTL (Fashion Tech Lab). В гардеробе самой it-girl уже поселилось платье, не уступающее своими свойствами натуральным люксовым шелкам. Особенность этого наряда в том, что тутовый шелкопряд для его создания совсем не нужен, зато нужны апельсиновые корки в большом количестве. То, что раньше было головной болью для производителей апельсинового сока, стало источником вдохновения для компании Orange Fiber. Группа итальянских ученых выяснила, что ежегодно в поля выбрасывается 750 000 тонн апельсиновой кожуры и жмыха. Тогда изобретатели решили производить из этих отходов высококлассную ткань (не хуже Hermes). Так одни лишились необходимости утилизировать отходы, а другие приобрели огромный объем сырья для новых материалов.

Но не только апельсиновые корки годятся для производства ткани. Если посмотреть, из чего сейчас научились делать пригодные для пошива одежды материалы, легко понять, что новые платья растут буквально на каждом кусте. Из скорлупы кокосового ореха получают ткань, способную поглощать запахи и быстро сохнуть, из кукурузы – аналоги полиэстера и нейлона, но с меньшими энергозатратами при производстве, из кофейной гущи (а продукт пользуется популярностью) – ткань, которая не пропускает УФ-лучи, быстро сохнет и поглощает неприятные запахи, из иголок пихты – спортивную ткань, которая способна охлаждать в жару и согревать в холод, из морских водорослей – ткань, которая улучшает прилив крови к коже (чаще из нее шьют нижнее и постельное белье).

Волокна жгучей крапивы смешивают с шерстяными, чтобы получить материал прочнее хлопка, который к тому же практически не горит, а сырье для него растет быстро, без пестицидов и большого количества воды. Одна из компаний добавляет в волокна ткани мяту, которая отлично поглощает неприятные запахи и позволяет носить футболку, не стирая, до 20 раз дольше, чем традиционную хлопковую. С одной стороны, явный плюс для потребителей, с другой – экономия чистой воды, а это уже плюс для экологии.

Изучая вопрос, из каких еще необычных материалов научились делать ткань в промышленных масштабах, можно наткнуться и на более экзотические примеры. Думаете, вино и сыр – это атрибуты романтического вечера? Не только. Для некоторых компаний это опять же текстильное сырье. Микробы, которые «трудятся» над брожением вина, используются для получения плотной блестящей ткани, отлично подходящей для платьев и топов. Правда, первые «винные» платья хранили винный аромат, но не все сочли это недостатком. Сейчас проблема запаха решена, и ткани стали пахнуть вполне традиционно. А из отходов производства соевого сыра тофу китайские производители научились получать так называемый «растительный кашемир». Свое название ткань получила за исключительную мягкость.

Вообще соя – универсальный материал, из которого получают практически любые продукты питания, от мяса и хлеба до сыра и молока, а теперь еще и ткань, тоже практически любую. Один из первых известных соевых костюмов принадлежал легендарному Генри Форду. Автомобильный гений обожал свою классическую двойку из необычного шелка и верил, что за новыми материалами будущее. Не ошибся!

Судя по всему, дефицит ткани нам не грозит. А что же с кожей? Ее производство так и будет губить природу и людей? Надеемся, что нет. Одна из самых необыкновенных технологий ближайшего будущего призвана решить проблему неблагоприятного воздействия кожевенного производства на окружающую среду. Лаборатория в Сан-Франциско научилась получать кожу из стволовых клеток. Такой материал не выделяет токсины, дольше служит и полностью решает вопрос этичности применения кожи в модной индустрии. Как говорит фея-крестная инновационной моды Мирослава Дума: «Будущее – это когда кожаную сумочку можно будет «вырастить» в лаборатории».

Меньше да лучше

Рациональное потребление не строится только на новых технологиях производства, ведущая роль все-таки у модели поведения. Бездумной гонке за обилием вещей, кажется, приходит конец. Бывшие модницы голосуют теперь не за количество, а за качество. Идея функционального гардероба пользуется небывалым спросом. Все чаще звучат вопросы, сколько вещей должно быть в гардеробе, и ответ выражается в конкретных цифрах, причем не самых больших. Так, Эвелина Хромченко утверждает, что выглядеть стильно можно, имея в запасе всего 25 вещей на сезон, остальное – излишество. И пример современных девушек все чаще доказывает, что это правда.

Производство тоже голосует за экономию. Чтобы готовые полотна ткани использовались более рационально, на раскрой вещей ставят роботов и внедряют программы, способные минимизировать обрезки за счет правильного расположения деталей выкройки.

Отдельные дизайнеры и вовсе отказываются от ткани. И речь не только о революционере Пако Рабане, чьи модели дефилировали по подиуму в платьях из металлических крышек и пластин еще в 60-х. Например, одна из самых необычных создательниц одежды Ирис ван Херпен распечатывает одежду и обувь на 3D-принтере, и такие наряды носят! Среди поклонниц Ирис – Бьорк, Леди Гага, Тильда Суинтон и Бет Дитто. А для тех, кто пока не готов к напечатанным платьям, но хочет чего-то особенного в свой гардероб, в московских шоурумах найдутся сумки и ботинки также родом из 3D-принтера. С развитием технологий быть модными становится все интереснее.

Вера Маркина | RETAILER.ru

Подписывайтесь на наш канал в Telegram, чтобы первым быть в курсе главных новостей ритейла.

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar