В регионе не утихают "картофельные дебаты": действительно ли в нехватке второго хлеба виновата засуха  или кто-то пытается заработать на дефиците?  Так или иначе, ситуация послужила толчком для решения разработать доктрину продовольственной безопасности региона. Как предполагают депутаты областной Думы, ее принятие поможет не только обеспечить область продовольствием, но и предотвратить резкие скачки цен.

О том, в чем, по мнению ученых, должна заключаться концепция продовольственной безопасности, корреспонденту "РГ" рассказала заведующая сектором агропродовольственной политики Института экономики УрО РАН, доктор экономических наук Валентина Неганова.

Российская газета: Валентина Петровна, что требуется предпринять для того, чтобы основные продукты были на прилавках  всегда, да еще и по приемлемым ценам?

Валентина Неганова: Я скажу, возможно, парадоксальную вещь. Десятилетиями у нас во главу угла ставилось производство продукции — было важно заполнить пресловутые "закрома Родины". При этом звучало и звучит: "государство должно дать денег товаропроизводителям".  Но практически никогда в основе этих расчетов не стоял потребитель. Каковы его доходы, какие продукты он обычно покупает, как изменились его гастрономические предпочтения за последние годы? Если мы проанализируем продовольственный рынок с этих позиций, откроется удивительная картина.

Во-первых, уже давно нет проблемы физической доступности продуктов, прилавки заполнены (то, что львиная доля этого изобилия — импорт, причем  далеко не всегда хорошего качества, — это другой вопрос). Но при этом остро стоит проблема экономической доступности — продукты многим не по карману. Во-вторых, за последние несколько лет произошла настоящая  революция в питании: мы стали значительно больше потреблять растительной пищи, меньше мяса, особенно жирных сортов, и т. д. Поэтому сегодня важно уже не просто производить вал продукции, заполняя сусеки, а делать это с учетом изменившихся предпочтений потребителя  и, что еще важнее, — исходя из уровня его достатка.

К слову, именно эти принципиально новые установки были заложены в основу концепции продовольственной безопасности субъектов УрФО, которую мы разрабатывали совместно со специалистами профильных региональных министерств. Мы презентовали ее на конференции в Кургане минувшей осенью, и надо сказать, первый вице-премьер Виктор Зубков дал ей высокую оценку. Думаю, было бы разумно, если бы парламентарии Свердловской области при разработке доктрины обратились к этому документу.

РГ: А не выглядит ли установка "сделать продукты экономически доступными" в лучшем  случае как доброе пожелание, декларация, увы, не имеющая отношения к реальной жизни?

Неганова: Вовсе нет. Причем  я не считаю, что цены нужно удерживать административным путем. Диктат неуместен, более того — вреден. При  разработке продовольственной концепции мы старались предложить экономические меры обеспечения ценовой доступности продуктов питания. Например, сегодня практически не учитывается соотношение себестоимости и итоговой цены. Эта цифра никем не контролируется: сколько захотел, столько и заложил, — отсюда и скачкообразный рост цен. Необходимо анализировать, как  работают каналы сбыта тех или иных продуктов, особенно в периоды временного дефицита (например, в результате неурожая). Кроме того, мы со специалистами говорили и о такой возможности, как создание торговых сетей для реализации продукции именно местного производства. С установкой на то, что в этих магазинах будут продаваться только свежие, качественные и экологически чистые продукты, — словом, как раз удовлетворяющие вкусы современных потребителей. Думаю, можно было бы пойти и по пути незначительного снижения арендной платы,
как это сделано в Татарстане. Бюджет от этого в конечном итоге только выиграет.

РГ: Что же этому мешает?

Неганова: Многое. Например, то, что головные офисы многих предприятий-переработчиков и ретейлеров расположены в Москве, а не на Урале. В результате договориться с ними бывает почти невозможно. Их представители на местах часто ничего не решают.

РГ: Меняется ли доля импортных продуктов на прилавках уральских магазинов? Удается ли местным производителям постепенно замещать привозное?

Неганова: Увы, нет. Более того, на нашем продовольственном рынке явно прослеживается тенденция к росту объема привозной  продукции. По разным категориям продуктов соотношение различно. Импортного мяса в наших магазинах уже более 60 процентов, молочных продуктов — 50-60. К счастью, пока показатели стабилизировались на этой отметке.

РГ: А почему бы нам не продвигать свою продукцию за границу. Или это невозможно?

Неганова: На мой взгляд, еще как возможно. Тем более что наша продукция обладает массой преимуществ перед западной — главным образом экологичностью. К счастью, наши производители еще не столь искушены в использовании красителей, ароматизаторов, разного рода биодобавок. По той простой причине, что они дороги. И надо пользоваться этим преимуществом. Беда в том, что мы почти ничего и не делаем, чтобы продвигать свою продукцию. У наших производителей нет хороших сайтов для зарубежных потребителей. Да и на внутреннем рынке нет почти никакой информации о наших продуктах.

РГ: С чего бы вы лично начали разработку доктрины продовольственной безопасности региона?

Неганова: Однозначно  с изучения предпочтений потребителя, с детального анализа тенденций на современном рынке. Таких исследований давным-давно никто не проводил. Обычно потребительский рынок оценивается по объемам реализации. А почему именно столько мяса или картошки продано, никого не интересует. Мы годами продолжаем исходить из "среднепотолочных" показателей, так и не удосужившись заглянуть в корень проблемы.

Приведу  пример. Когда более десяти лет назад я работала над диссертацией, мы изучали потребности местного рынка в продукции птицеводства. Тогда довольно остро стояла проблема сбыта, и яйца увозили на продажу в соседние области. Но, когда начали анализировать, оказалось, что почти треть местного рынка не занята. Причиной послужило то, что в Екатеринбурге высокий уровень заболеваемости аллергией, и врачи не рекомендовали больным есть яйца. Но при аллергии противопоказан белок, а желток-то вполне можно и нужно употреблять в пищу. Потребовалось время и большая разъяснительная работа, прежде чем все встало на свои места.

 

Как у соседей

В Тюменской области в январе продукты подорожали на 3,3 процента — больше, чем в ХМАО и ЯНАО. Ежемесячный анализ производится, пояснили корреспонденту "РГ" в Тюменьстате, исходя из цен на максимальный ассортимент товаров, по специальной методике. А вот еженедельный мониторинг ведется по 39 наименованиям продукции из категории "социально значимой". Если сравнивать начало февраля 2010-го с текущим месяцем, то продуктовая корзина подорожала в среднем на 45 процентов. Это с учетом увеличения стоимости картофеля в четыре раза, гречки и капусты — в три, моркови — в 2,5, репчатого лука и пшена — почти в два раза. Подпрыгнули цены и на рынке ГСМ: в январе бензин подорожал в среднем на 4,6 процента, дизельное топливо — на 7,3. Производители последнего на юге региона взвинтили отпускную цену за один месяц на 12 процентов.

0 0 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments