В России идет необъявленная война государства и бизнеса. Чтобы отбиваться от тотального прессинга налоговых органов, надо обладать стальными нервами, колоссальным терпением и специальными знаниями.

За один только прошлый год и только в Москве мытари провели 56,5 тыс. выездных налоговых проверок. Это в семь раз больше, чем в 2002 году. «Если к вам пришли с проверкой, будьте уверены: нарушения найдутся неизбежно, — вздыхают предприниматели. — Речь идет лишь о минимизации суммы доначислений». Всего за прошлый год по результатам выездных проверок было доначислено налоговых требований (с учетом пени и штрафов) почти на 313 млрд рублей. И лишь 15% решений было отменено вышестоящим налоговым органом по результатам апелляций налогоплательщиков.

«За восемь лет работы я не помню ни одного дня, когда бы налоговая инспекция не проверяла либо центральный офис, либо филиалы нашей компании, — сетует финансовый директор крупной фирмы — производителя продовольствия. — Технология у нас отработана давно: к общению с проверяющими допускается строго ограниченный круг специально инструктированных лиц, ну и “чай-кофе-обед” по первому требованию».

Риск контрагента

Львиная доля споров в последнее время связана с выявлением налоговыми органами в цепочке движения товаров и услуг недобросовестных (подставных) компаний, в просторечии именуемых фирмами-однодневками. В январе нынешнего года специальный законопроект, направленный на борьбу с такими фирмами, был одобрен правительством и готовится к внесению в Государственную думу.

Борьба нацелена на пресечение коррупциогенных денежных потоков. Однако тотальное усиление налогового контроля ставит под удар любого налогоплательщика в случае установления признаков недобросовестности его контрагента. И тем самым создает питательную среду для коррупции. Ведь в налоговых инспекциях работают не рыцари без страха и упрека, а скромные служащие с совсем незавидной белой зарплатой. Закручивание «налоговых гаек» приводит к усилению денежного потока в адрес конкретных налоговиков — чтобы вовремя шепнули о готовящейся проверке, закрыли там, где можно, глаза на несоответствия в сданных документах и т. п.

Если вы — неважно, сознательно или нет, — вступали в экономические отношения с недобросовестной компанией, именно вашему предприятию, а не фирме-однодневке будут предъявлены претензии в получении необоснованной налоговой выгоды (в форме уменьшения налоговой базы по налогу на прибыль и налогового вычета по НДС).

«При доказывании налоговым органом, что ваш поставщик не уплатил налоги, особое внимание уделяется показаниям генерального директора вашего поставщика, чье имя зафиксировано в учредительных документах, — рассказывает ведущий юрист компании «Пепеляев Групп» Александр Кузнецов. — Долгое время показания гендиректора контрагента, отрицающего свою связь с компанией, трактовались налоговиками однозначно как признак недобросовестности контрагента. Но в прошлом году практика значительно смягчилась — «отказные показания» гендиректора поставщика уже не являются достаточным доказательством получения налогоплательщиком необоснованной выгоды».

Но в любом случае проверяемая компания должна представить убедительные документированные факты действительности поставок. «Любая налоговая проверка построена на одном принципе — на поиске нелогичных хозяйственных операций, — говорит управляющий директор издательства АСТ Александр Паперно. — Если вы можете объяснить свою логику и подтвердить ее документами, то обычно вопросы налогового органа снимаются».

Вычет из ВВП

Пикантности сюжету добавляет отсутствие исчерпывающих признаков недобросовестности, равно как и четкого перечня мероприятий, позволяющих доказать налоговой службе, что при выборе контрагента вы проявили должную осмотрительность. Вот представьте, что даже не слишком крупный холдинг, имеющий несколько десятков (причем подверженных ротации) контрагентов, должен о каждом из них собирать толстые папки документов — выписки из ЕГРЮЛ, уставные документы, разрешения, лицензии и проч. Причем, как свидетельствует практика налоговых споров, даже их наличие не страхует от неприятностей.

В результате у некоторых предпринимателей развиваются форменные фобии — на рынке зафиксированы случаи, когда крупные сетевые компании отказывались работать с контрагентами, не готовыми предоставлять своим деловым визави финансовую отчетность, заверенную отметками налоговых органов. А это сорванные сделки, более дорогая логистика, прямой вычет из ВВП — и все благодаря рвению налоговиков, достойному, честное слово, лучшего применения.

«Конечно, добросовестным компаниям следует взвешивать альтернативные издержки — наличие штата сотрудников, занимающихся мониторингом контрагентов, требует немалых средств, тогда как налоговая инспекция, само собой, вряд ли заинтересуется поставщиками канцтоваров на несколько сотен рублей, — рассуждает Александр Паперно. — Практика показывает, что налоговики, как правило, охотятся за более или менее значимыми суммами, от миллиона рублей и больше».

Тотальная презумпция виновности порой доходит до абсурда. В качестве стандартного признака недобросовестности налоговые органы нередко рассматривают отсутствие у контрагента собственных материально-производственных ресурсов. Скажем, если у вашего поставщика нет на балансе транспортных средств, значит, по логике налоговиков, он не мог поставить вам товары, сделки с ним не были реальными, а ваши взаимоотношения преследовали ровно одну цель — минимизировать налоговые обязательства. Мытарям не приходит в голову, что физическую поставку товаров ваш контрагент мог доверить своему контрагенту, например специализированной транспортной компании, либо вы осуществили вывоз товара собственными силами. Как считает главный налоговый юрист компании «КСК Групп» Елена Пикунова, претензии налоговиков в данном случае в корне противоречат институту посреднических сделок, а также юридической конструкции возложения исполнения обязательства на третье лицо (п. 1 ст. 313 Гражданского кодекса РФ).

Но бизнес и консультанты не сдаются. Недавно в «КСК» придумали новую услугу, она называется «полный аналог выездной налоговой проверки». Эдакие ролевые игры, когда вас за ваши деньги «кошмарят» почти по-настоящему, натаскивая на правильное устное и документарное общение с инспекторами и правоохранителями. Говорят, такие сеансы сильно повышают стрессоустойчивость проверяемых.          

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments