Последний День Города обошелся столице без малого в $10 млн. Мало где гуляют с таким размахом. Например, ни Париж, ни Нью-Йорк не могут позволить себе такого праздника, несмотря на то, что их муниципальные бюджеты существенно толще московского. Тамошние граждане в любой момент могут спросить – минуточку, а разве нам нужен очередной гей-парад наших гей-певцов? А не лучше ли за тот же червонец построить новый парк или Диснейленд, который будет еще и коммерчески выгоден городу? Но Россия – щедрая душа.

Скажу сразу, в этот раз мы отбрехались. Нас не выдоили, Бог миловал. Тем не менее, письма приходили, приходят и будут приходить с завидной регулярностью. Пишут, как правило, из профильных департаментов, отвечающих за организацию массовых мероприятий – например, из департамента социальной политики или потребительского рынка. Пишут, потому что это очень элегантная схема освоения бюджета, которая, к тому же, не поддается перепроверке.

Представьте, что вы – глава администрации. Вот вы ходите по разным кабинетам и выбиваете себе бюджет на празднование Дня города, предположим, просите миллионов 10, но не суть. Суть – она в том, что вам и свою семью как-то содержать надо. Поэтому вы идете к предпринимателю и говорите: «Знаешь, Дим, чё-та, эта… надо б ветеранов покормить или даже детей-инвалидов, чтоб слезу выдавить пожирнее». А Дима знает, что если не проявит соответствующей инициативы, то вы найдете, к чему доколебаться. По блеску глаз догадывается. Ведь за вашими плечами богатый арсенал – ОБЭП, налоговая и остальные 666 инспекций. Конечно, предприниматель соглашается, потому как и вариантов особливых–то нету.

Писать в органы бессмысленно — это письмо тому, кто сам же и организовывает такие схемы. Все равно, что жаловаться вору на вора. К тому же, если раньше, заявляя о том, что с вас вымогают взятку, вы не попадали под ответственность, то сейчас противная сторона легко объяснит, что взятку предложили именно вы.

Поэтому вот уже и все накормлены, вот уже и все слезы выдавлены, а на руках — отчетные документы перед Счетной палатой, что 200 ветеранов и 200 детей-инвалидов сыты и довольны жизнью. Задача успешно освоена. А бюджет в то время аккуратно сливается через какое-нибудь ООО или другую обнальную контору. Легальная операция через легальное юрлицо – это в 90е фирмы на липовые паспорта регистрировались. В общем, и овцы сыты, и деньги у вас в кармане.

Это не коррупция, нет. Изнасилование? Несомненно. Но по любви. Раньше нам регулярно звонили из департамента потребрынка, особенно к очередному 9 мая, когда нужно более тщательно продемонстрировать заботу о ветеранах, забытых в остальное время года. Слали гневные письма, матом ругались — какого такого х*ра, Дмитрий Валерьевич, ты о Родине забыл, поддонок? Почему не даешь 100 наборов ветеранам? Я никогда не считал это благотворительностью – вспоминать о ком-то раз в год. Но бесполезно объяснять, что мы, конечно, любим ветеранов, но с какого перепоя – где она, связь между нашими чувствами к старикам и банальной дойкой. Конечно, в те времена и зубы у нас были не такие острые, и юристы не такие грозные. А потому случалось. Далеко не факт, что наши подарки до ветеранов доходили, хотя мы специально пытались контролировать этот процесс.

Сейчас проще. Не стану скрывать, что публичность тоже в помощь. Когда они соображают, что я могу легко и в суд подать на эти бумажки, то обычно отзывают их в досудебном порядке. К тому же отдадим должное, во власть приходят и порядочные люди – пусть даже не на первые места, а на какие-нибудь шестые приседающие. В общем, две опоры – приличные чиновники и серьезная юридическая подготовка, которую желательно вооружить хорошим пиар-прессом.

Впрочем, для таких проектов, как московский День города, я не слишком интересен. Не те масштабы. С точки зрения дойки здесь гораздо выгоднее крупные структуры. Правда, с ними разговор чаще принимает форму обмена любезностями – вы нам подарки, а мы вам выигрыш в тендере.

В массы регулярно вбрасывается информация о громких коррупционных делах, о лишении постов, чинов и регалий. Но никакой реальной основы под этими разговорами нет. На самом деле снимают либо пенсионеров, которым и так пора на покой, либо кого-то в рамках клана, если с чего-то вдруг оборзел.

Действия любого живого существа в том или ином виде продиктованы выгодой. Кому выгодна борьба с коррупцией? Она выгодна вам. Она, как ни странно, выгодна мне, так как снижает себестоимость моих товаров. Но выгодна ли борьба с коррупцией какому-либо органу государственной власти, и если да, то какому?

Вот п*здоболить о коррупции выгодно. Кто только из госмужей не отметился на этом поприще. Но для этого бороться необязательно. Достаточно занести в редакцию любого СМИ десятку и любая джинса к вашим услугам — обелят с ног до головы. Совсем недорого. Какой смысл бороться с многомиллионной коррупцией? Это нерентабельно. Экономически гораздо выгоднее развивать коррупцию, за небольшие деньги поддерживая имидж активного борца с этим пороком системы. Практически идеальная модель.

0 0 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments