В Петербурге работает более 5 тыс. уличных торговых точек, установка которых не согласована с городскими властями. "ДП" выяснил, как функционирует рынок объемом около 40 млрд рублей, ключевым игроком которого является известный лишь узкому кругу людей ИП Коновалов А. Н.

На улицах Петербурга работает больше 5 тыс. стихийных торговых точек с годовым оборотом не менее 40 млрд рублей. Мимо бюджета идет как минимум 2,5 млрд рублей «арендной платы», которую торговцы отдают посредникам за возможность торговать в любой точке города. Также бюджет не получает 2,7 млрд рублей в качестве 6% налогов с оборота малого бизнеса.

"ДП" выяснил, почему чиновники и полицейские десятилетиями не могут победить это зло. Оказалось, потому что в начале 2000-х они сами могли создать этот рынок и с тех пор контролируют его и развивают.

Корреспонденту "ДП" удалось не только детально разобраться в том, как работает серый рынок нелегальной уличной торговли в Петербурге, но и самому пройти все ступени этой системы. Удивляет здесь не столько сам факт ее существования (кто об этом не догадывался?), сколько уверенность всех участников процесса, от высокопоставленных чинов до рядовых продавцов-студентов, в том, что это норма жизни.

Нечестная конкуренция, низкое качество товара и попросту уродливый вид лотка на фоне Эрмитажа или Исаакиевского собора – для всего этого люди находят тысячу оправданий и спят спокойно.

Опрошенные "ДП" уличные торговцы Петербурга оказались хорошо знакомы с таким лицом, как "ИП Коновалов Александр Николаевич". По всей видимости, он зарегистрирован предпринимателем Александром Коноваловым, бывшим оперуполномоченным уголовного розыска 28-го отдела Центрального РУВД и выпускником университета МВД (кафедра оперативно-розыскной деятельности ОВД на факультете подготовки оперативных работников). На этого "ИП" оформлен бизнес с оборотом 3-4 млрд рублей в год. Так, среди активов, записанных на "ИП", – элитные панорамные рестораны, например, знаменитый La Panorama на Васильевском острове в БЦ "Биржа", банный комплекс в Лахте, крупнейшая городская сеть салонов красоты "Леди" и многое другое (подробнее – ниже в тексте расследования).  Скорее всего, этот "ИП" лишь представляет интересы высокопоставленных сотрудников правоохранительной системы и чиновников.

"ИП Коновалов" хорошо знают все нелегальные торговцы Петербурга, да и легальные тоже. Узнать у них контакты Александра – раз плюнуть. Достаточно, например, заказать кофе за 100 рублей у хипстера в кофейной автолавке на Казанской площади, а заодно печально заметить, что вот, мол, и сами уличной торговлей пытались заняться, да не вышло, полиция прогнала. В ответ вам понимающе протягивают салфетку с заветным номером мобильного телефона Александра – человека, который "может помочь с размещением в центре города и подсказать, с кем поговорить в спальных районах".

Хоть у Вечного огня

Корреспонденты "ДП" решили сами окунуться в мир мутной уличной торговли. Начали с создания правдоподобной легенды для общения с Александром. Поспрашивали у старожилов, пытался ли кто-то работать без согласования со Смольным и в то же время без помощи "ИП Коновалов". Оказалось, что такие ребята стояли на Казанской площади, пробовали сдавать в прокат гироскутеры, но тут же были изгнаны полицией и больше не появлялись. Вот этими ребятами мы и представились.

Владелец номера с салфетки оказался любителем телефонного общения: телефон был занят чуть ли ни час. Наконец на звонок ответил деловой мужской голос. Собеседник отозвался на Александра Николаевича и сообщил, что для гироскутеров сейчас не самый подходящий сезон, но если очень хочется, то, пожалуйста, можно и встать. (Гироскутер – это платформа на двух колесах, которая ездит, реагируя на наклоны стоящего на ней человека.)

Выяснилось, что "вход" в уличную торговлю стоит всего лишь 10 тыс. рублей. Деньги нужно передать Александру или его помощникам во время "встречи, которая должна быть предметной, а иначе и тратить время не стоит". После этого можно начинать работать. Такой "пробник" за 10 тыс. позволяет бизнесмену испытать себя в нелегком деле уличной торговли в течение полутора недель. Дальнейшая оплата – помесячная, из расчета 1 тыс. рублей за день. Хочешь, работай 24 часа в стуки, хочешь, устраивай себе выходные, но оплачивать придется все дни, то есть, например, за грядущий октябрь – 31 тыс. рублей. Впрочем, по словам собеседников "ДП", знакомых с этой системой, оплата может достигать и 100 тыс. рублей в месяц, если у бизнесмена будет много клиентов.

Для сравнения: аренда земли для легальной торговли стоит от 10 тыс. рублей за участок около 5 м2 в месяц, то есть гораздо дешевле. Но и обременений у легальных торговцев намного больше: нужно выиграть аукцион, оформить документы, заказать точку в строгом соответствии с требованиями Смольного, вплоть до определенного оттенка бордового цвета для крыши торговой палатки. Нужно заплатить налоги, в конце концов.

С собеседником, который представлялся Александром, формальности не понадобились. "Место не влияет на стоимость, можно выбрать любую точку в центре города", – сказал он с интонацией сотрудника колл-центра, повторяющего одну и ту же фразу по сто раз в день. Любая точка оказалась действительно любой. Выяснилось, что можно разместиться перед Эрмитажем, под аркой Главного штаба, где угодно на Невском проспекте, на Марсовом поле – хоть у Вечного огня, в садике у Адмиралтейства, у Казанского собора. Правда, с последним будет посложнее. "Там попы и т. п. ", – усталый голос Александра указывал на то, что от "попов" он немало натерпелся.

Он пообещал, что после оплаты полиция не будет обращать внимания на прокат гироскутеров. "Проверки, конечно, бывают, органам нужно для статистики. Но, как правило, если что-то планируется, то мы обзваниваем, предупреждаем", – заключил он. Также, по словам Александра, всем торговцам на всякий случай выдается выписка из ЕГРЮЛ с данными "ИП Коновалов Александр Николаевич", которая работает как "пропускной билет для полиции".

Изначально незаконный и криминальный

Чтобы Александр все-таки согласился на встречу, пришлось посулить ему "предметный разговор", под которым он, судя по всему, понимает получение 10 тыс. рублей. Кроме того, он настойчиво предлагал передать оплату кому-то из его помощников. Но псевдовладелец гироскутеров слезно попросил о личной встрече, мол, есть волнение, как дела пойдут, и хочется познакомиться.

Встречу назначили в районе Казанской площади. Человек, которого корреспондент "ДП" воспринимал как Александра, ждал в кроссовере бизнес-класса. Выглядел он крайне убедительно – то ли благодаря увесистой золотой цепи на шее, то ли из-за лысины и внушительной комплекции. По всему было видно, что личность он деловая, занятая, вопросы решает масштабные, а парень с гироскутерами – мелочь в его жизни. Так что на вопросы Александр отвечал без особого энтузиазма. Так или иначе, беседа состоялась и получилась довольно увлекательной.

Расшифровка разговора:

– Меня зовут Андрей. Мы с вами разговаривали. У меня к вам еще несколько вопросов не для телефонного разговора. Каков рынок гироскутеров? Много стоит таких ребят, как я? Все-таки это мои будущие конкуренты…

– В сезон много, а сейчас никого нет.

– Ясно. А велики и тому подобные прокаты?

– Здесь (разговор проходил рядом с Казанской площадью. – Ред.) особо негде сдавать гироскутеры. Вот на Дворцовой площади, на Марсовом поле они стояли. А на Казанской – нет, потому что здесь опять-таки не очень любят эту фигню. А там – пожалуйста.

– Ясно. А вот еще такая тема. У меня еще остались деньги. И я хочу с одним партнером открыть… короче, кофе заняться. Вот мы таких же ребят встретили, которые на вас указали и ваш телефончик дали. Насколько эта тема у вас развита? Тот же ценник получается, то есть тысяча в день?

– Да, все то же самое. Просто это перенасыщенный рынок. Вы нашли чем заниматься, если этим занимаются все подряд. На всех перекрестках наши машины стоят.

– Ясно. Вот еще насчет места хотел спросить. Вы сказали, Дворцовая и Марсово поле. А где-нибудь на стрелке Васильевского острова, там можно?

– Стрелка – это не Центральный район. У нас только Центральный.

– То, что до Гороховой?..

– В Интернете можете посмотреть. Границы Центрального района.

– Ага, ясно… А вот по ценнику еще вопрос. Получается, у вас тысяча в день на все про все?

– Да.

– Всегда?

– Да.

– Что еще-то хотел спросить… А, вот, как это с точки зрения документов идет?

– Вы являетесь сотрудником нашей компании, работаете с нашей компанией.

– То есть у вас есть какое-то право на землю в центре? Право торговать в центре? Что-то типа разрешения?

– Нет, права у нас нет.

– А как тогда это происходит? То есть у вас есть просто какое-то соглашение? Устное? Или как?

– Ну, вы же поспрашивали у других, кто как работает. Вот так оно и есть.

– Ага, а что если… Ну, сейчас выборы. Ваши люди, они будут работать там после них?

– Проблемы надо решать по мере их поступления. Случилось – решили.

– То есть вы не можете гарантировать, что через 3 месяца все это будет актуально?

– В России нельзя гарантировать, доживем ли мы до вечера. Тем более – будет ли что-то через 3 месяца.

– Вы знаете, я заинтересован в более длительных темах.

– Уличная торговля, она не является длительной темой. Это изначально незаконный криминальный бизнес.

– Тогда я, наверное, не буду в это вписываться.

– А для чего вы меня тогда позвали?

– Я думал, что это все-таки проходит у вас более-менее через документы и что вы реально имеете право на это.

– В смысле? Для этого на будущее есть телефон. Я вам говорил, что встречаться надо конструктивно. Я вот сейчас потратил до … времени, чтобы к вам приехать. Это неправильно! Телефон есть! Можно же по телефону все обсуждать.

– Извините, что потратил ваше время. Удачи вам. Спасибо.

Выкинут в реку или подкинут наркотики

Серая торговля разрушила бизнес десятков легальных уличных торговцев, а еще сотням не позволяет получать прибыль, на которую они рассчитывали изначально. Однако бизнесмены даже не пытаются с этим бороться. Вот как это объясняет собеседник "ДП", пожелавший сохранить анонимность.

"До начала 2000-х уличная торговля в Петербурге была хаотичной и беспорядочной. В каждом районе царили свои понятия и расценки.

Потом началась легализация бизнесов во всех отраслях, в том числе и в уличной торговле. Тогда находчивые молодые полицейские скооперировались с более опытными коллегами и организовали централизованную схему руководства над этим рынком. Они смекнули, что иначе вовсе потеряют контроль над ним.

Схема, которая у них получилась, работает уже больше 10 лет. И все участники этой схемы гордо говорят, что она идеальна. Торговец общается с Сашей Коноваловым и большой группой его помощников. Выйти на Сашу нетрудно, любой его знает и может подсказать телефон. Саша раньше работал в органах.

Но сейчас все они не должностные лица. Они простые горожане, как максимум – индивидуальные предприниматели. Да, торговцы платят им за "крышу". Но, даже если поймать обоих за руку, что вы им предъявите? Говоря юридическим языком, одно физическое лицо передает деньги другому физическому лицу в личных целях. Больше того, даже если поймать за руку посредника и чиновника, то что тут такого? Ведь у посредника и чиновника нет общего бизнеса или работы, никаких общих дел. Может, они друзья закадычные и один другого с днем рождения поздравляет, а подарок дарит деньгами. Что же, если вы чиновник, то вам уже и подарок на день рождения от друга принять нельзя?

Тысячи людей годами работают в этой системе. Сотни чиновников и полицейских знают о ней. Все легальные бизнесмены в той или иной степени знают о ней и ненавидят ее, ведь это убивает их бизнес. Но вам об этом никто детально – с именами, паролями, явками – не рассказывает, да? Знаете почему? Потому что иначе на следующий день неизвестные хулиганы выбросят его торговую точку в Неву, а у него самого в кармане обнаружатся наркотики. Такие случаи уже были, серьезно.

Что касается продавцов, чиновников, полиции – всех, кто работает по стихийной схеме, – они не видят в ней ничего плохого. Тот же Саша, в общем-то, приятный, веселый, интеллигентный человек, патриот, любит свою страну. Спросите любого из них, почему они занимаются таким делом? Знаете, что они ответят? Потому что это Россия. Это рынок. Это бизнес. Так они говорят".

Юрий Рагулин, владелец сети павильонов по торговле цветами и продуктами:

Да, "ИП Коновалов" мне знаком. В свое время я спрашивал у людей, которые ставят рыбные киоски на площади Ленина, как они это делают, и они сказали: "ИП Коновалов". Пояснили, что если записать свой бизнес на этого "ИП", то проблем не будет. Но это я только слышал, сам не сталкивался.

У нас в городе есть и одиночные ларьки, которые торгуют самостоятельно, и ларечники, которых опекают. Мне не раз приходилось вызывать полицию к соседям во Фрунзенском районе. Это бесполезно. У меня стопками лежат ответы из полиции, а эти ларьки и лавки никто не трогает. Один раз полиция написала мне ответ, что, мол, да, действительно, выявлен факт незаконной торговли, мера реагирования – штраф. Это просто смешно! В Приморском и Выборгском районах иногда у кого-то вывозят товар. Вот это уже можно назвать мерой реагирования. А во Фрунзенском районе мы писали в прокуратуру, КУГИ района (тогда они еще существовали). Начальник КУГИ ответил, что автолавки не в их ведении, они тут ни при чем.

Тех, кто стоит по несколько лет, конечно, опекают. Иначе как они стояли бы так долго? И они могут позволить себе какие угодно штрафы. Они говорят, что платят "аренду" полиции – 100 тыс. рублей в месяц, потому что ставят киоски в самых "жирных" местах, которых мы не можем себе позволить. Нам же нельзя стоять на основных магистралях, у метро, на инженерных сетях. А им все можно – и у них выручка 40-50 тыс. рублей в день, а у нас – 10-20 тыс. рублей.

Алексей Третьяков, глава Ассоциации малого бизнеса в сфере потребительского рынка:

Я могу сказать лишь, что в 2004 году холдинг сейчас арестованного Дмитрия Михальченко откровенно рейдерскими захватами старался "переключить на себя" всю мелкорозничную торговлю в городе. Холдинг тогда был достаточно разветвлен, и в него входили организации "Союз", "Лидер" и "Орбита". По сути, это была одна организация, разделенная на три.

Структуры Михальченко до сих пор руководят немалой долей торговли, хотя многие топ-менеджеры сменились. У меня тогда была торговая точка на углу Чкаловской и Большой Зелениной, и неожиданно я выяснил, что она принадлежит этим вот ребятам. В итоге оказалось, что проблема общегородская. Тогда вместо схемы размещения торговли была адресная программа, и вдруг оказалось, что в ней огромное количество мест принадлежит "Союзу", "Лидеру" и "Орбите".

Показательно, что именно тогда начали появляться ассоциации малого бизнеса, в том числе та, которой я руковожу. Предприниматели объединились в борьбе с такими монополистами. А имя "ИП Коновалов" мне ни о чем не говорит.

Веселый миллиардер

Изучая рынок серой торговли, "ДП" с удивлением обнаружил, что известный среди торговцев Александр – не только посредник и интересная личность (например, свое мировоззрение в социальных сетях он формулирует как "Путин велик", а на "стене" регулярно рассказывает об ущербности американской нации). При встрече лицо Александра показалось нам смутно знакомым, и мы, скорее всего, не ошиблись. Как выяснилось, в 2008 году очень похожий на Александра человек успел побывать героем публикации "ДП" в рубрике "Свое дело" – как хозяин пышечных в Центральном районе. Кроме того, как рассказывал в 2008 году сам Александр Коновалов, уже тогда ему принадлежало множество других бизнесов, например салоны красоты и сауны.

Обычно крупные компании не работают через "ИП", поскольку это неудобно и опасно для бизнеса. Зато стороннему наблюдателю или журналисту довольно сложно отследить активы, оформленные на "ИП". Бизнес через "ИП" не привлекает внимания, а это очень выгодная опция, если бенефициар – госслужащий или высокопоставленный сотрудник правоохранительных органов, которому не положено заниматься предпринимательством. Впрочем, система "СПАРК" в сочетании с базой дел Арбитражного суда все-таки позволяют изучить активы "ИП".

Например, через "ИП Коновалов Александр Николаевич" работают магазины по всему городу – на улицах Восстания, Крыленко, Авиаконструкторов, Тельмана. На этого же "ИП" оформлены разнообразные кафе, рестораны, кальян-бары. Среди них ресторан Del’Posto! на 8-й Советской улице, кальян-бар "Хоттабыч" в Биржевом переулке, кафе "Крыша-бар" на набережной реки Карповки, панорамный ресторан La Panorama в БЦ "Биржа" на Васильевском острове, бары на Думской улице и многое другое. Почти все помещения этих заведений – в аренде. Собственниками же являются люди, которых представитель "ИП" уважительно называет "моими партнерами".

Также на "ИП" Александра была оформлена сеть пышечных и пельменных "Веселый пекарь". Клиентоориентированность сети ясна сразу: судя по всему, сотрудникам правоохранительных органов предлагалась скидка 15%. Через того же "ИП" ранее работала сеть кафе "Чайная комната". Но бизнес с чайными церемониями у Александра, похоже, не заладился. Теперь в помещениях, где были кафе, находятся салоны красоты "Леди".

Сеть "Леди" – крупнейшая сеть салонов красоты в Петербурге – тоже оказалась активом Александра Коновалова. В нее, по данным официального сайта сети, входит больше 60 салонов, расположенных по всему городу, в том числе на Невском проспекте. Салоны работают и по франчайзингу. В качестве контактного телефона, по которому можно проконсультироваться насчет франчайзинга, опять же обнаружился уже знакомый номер с салфетки.

Также на "ИП" оказались записаны ночные клубы "Ибица" и "Изибар", которые некогда были очень популярными тусовочными местами. Клубы находились на территории бывшего пансионата "Дюны" в Солнечном (пригород Петербурга), но пару лет назад их закрыли.

Кроме музыки и ресторанов, Александр Коновалов – собственник компании "Вальс Хаус" (по данным ЕГРЮЛ). "Вальс Хаус" представляет недавно построенный элитный коттеджный поселок "Австрийская деревня" в д. Иннолово Ломоносовского района, в 5 км от КАД и 10 км от Петергофа. ООО перешло в собственность Александра в конце мая 2016 года. Также в 2015-2016 годах он стал собственником и нескольких фирм, которые занимаются сносом зданий, подготовкой строительной площадки и строительством.

И, наконец, еще одним бизнесом удивительного "ИП" оказались сауны и бани: шикарный банный комплекс "Лахтинские бани" с коттеджами, бассейном и рестораном "Я люблю шашлык" и сеть саун "Камараджа".

"ДП" поинтересовался у человека, который в разговоре отзывался на Александра Коновалова, как же он успевает управляться с таким количеством дел – и с уличной торговлей, и с ресторанами, и со строительными фирмами, и с салонами красоты, и с банями и саунами, и с прочим бизнесом. Тот рассмеялся и не переставал веселиться, пока не узнал, что его недавняя беседа в машине по поводу проката гироскутеров проходила не с начинающим бизнесменом, а с корреспондентом "ДП".

– Александр, мы тут составляем рейтинг миллиардеров и обнаружили, что у вас есть множество активов…

– (Смеется.) Я маленький ларечный предприниматель. Какой у меня там объем…

– Ну, панорамный ресторан в БЦ "Биржа", например, – это не ларечный предприниматель.

– Да, потихонечку работаем.

– Или вот бани…

– Какие именно?

– Те, что в Лахте, например.

– Это у меня с партнерами.

– В собственности у партнеров, а вы управляете?

– Можно и так сказать.

– В ресторанном бизнесе те же партнеры?

– Хм. Возможно. У меня много разных партнеров.

– Уличная торговля – тоже ваша?

– Наша, наша.

– Какой из ваших многочисленных бизнесов, по вашей оценке, имеет наибольший оборот?

– Я даже не знаю. Понимаете, все в мире относительно.

– Вы конечный бенефициар? Или партнеры?

– Везде по-разному.

– В Центральном районе работаете?

– У нас много районов.

– А уличная торговля тоже во всех районах?

– Где-то есть, да.

– Под уличную торговлю вы у Смольного участки арендуете?

– Не понял вопрос.

– Ну, бывает только два способа уличной торговли: участки в собственности у Смольного или у бизнеса.

– У нас это происходит разными способами. В совокупности все. И так, и сяк, и наперекосяк.

– Это полный список ваших активов? (Корреспондент перечисляет активы, отраженные в инфографике выше.)

– Да, наверное, что-то еще есть. В других городах есть, это тоже я. Вы же сами все видите. Все прозрачно. В России же вообще все прозрачно.

– Но вы себя не оцениваете как миллиардера?

– Да мне и до миллионера далеко.

– Да вы что? Оборот любого из ваших объектов начинается от 10 млн рублей, у вас минимум 200 наемных сотрудников…

– На меня работает больше 1,5 тыс. человек. Но оборот и прибыль – разные вещи. Хватает на жизнь и миллиардер – тоже разные вещи. Миллиардер… (Смеется.) Просто мне очень весело, что газета мною заинтересовалась. До слез рассмешили. У меня весь день теперь будет наполнен светом.

– Александр, все-таки прокомментируйте, пожалуйста, такой аспект вашей деятельности, как уличная торговля. Тем более в рамках журналистского эксперимента наш корреспондент встречался с вами в роли человека по поводу гироскутеров…

– (Молчит полминуты.) Корреспондент ваш был непрофессиональный… По нему с первых секунд было видно, что он не настоящий человек! А что тут комментировать? Работаю как работаю, потихонечку. По-разному. Чиновники нас наказывают как положено. Выполняют свою работу. Пишут протоколы. Конфискуют машины. Часто. Уличная торговля – это, в принципе, не вполне законный бизнес. Когда ее согласовывают, это хорошо. А когда нет, приходится работать как-то.

Михаил Белоногов, ИП Белоногов (занимается торговлей на ярмарках):

Такого бардака, как в Петербурге, в уличной торговле нет больше нигде. Над нами все смеются, такого, действительно, нет нигде. В Москве порядок навели, и там даже есть бесплатные места для ярмарочного товара – ягоды, грибы, мед, травы, иван-чай. Вот я и еду туда работать. Прощай, Петербург!

Чтобы бороться с этим петербургским беспределом, нужно жизнь положить. А кому это надо? Милиция наведением порядка в торговле на улицах интересуется мало. Ну, приедут, ну, составят протокол. Они даже оштрафовать нелегалов толком не могут, так как у продавцов нет паспортов и никаких данных о владельце точки. И все окрестные торговцы тут же позвонят друг другу и дружно скроются.

Юрий Хононов, владелец "Месье Патиссье":

Незаконных автолавок очень много и становится все больше. Я отмечаю рост их числа с весны. Новая волна пошла в сентябре. Везде появляются какие-то непонятные точки – не только лавки, но и прицепы. Полиция не поможет. Решить проблему можно через ЦПЭИГИ, это структура комитета имущественных отношений. Но отреагировать они могут месяца через три. При этом нелегальные торговцы очень мешают работать легальным. Они не платят налоги, а значит, и цены у них ниже.

Стражи правопорядка

Предполагается, что со стихийной торговлей должна бороться не только полиция, но и Смольный. В его структуре, при комитете по вопросам законности, правопорядка и безопасности, с 2014 года работает управление более чем со 100 сотрудниками в штате, которое должно бороться со стихийной торговлей. Однако пока она продолжает разрушать бизнес добросовестных торговцев. Среди бизнесменов бытует версия, что управление хорошо знакомо с "ИП Коновалов".

Стоит сказать, что управление возглавляет Валерий Белоцерковский – кстати, потомственный правоохранитель. Его отец Валерий Васильевич Белоцерковский работал начальником саблинской колонии в управлении Федеральной службы исполнения наказаний по Петербургу и Ленобласти. В кругах правоохранителей его называют "человеком очень уважаемым". Белоцерковский-младший быстро продвигался по карьерной лестнице: стал первым замом начальника УВД Калининского района, возглавил там криминальную полицию. Затем он пошел на повышение – возглавил УВД по Невскому району. В 2012 году в УВД Невского района произошла трагедия: местные полицейские избили 15-летнего подростка Никиту Леонтьева якобы за уличную кражу. После этого скандала Валерия Белоцерковского отстранили от должности, а в 2014 году он возглавил управление при комитете.

В комитете уверяют, что с "ИП Коновалов" борются, как и со всей серой торговлей в целом, причем ударными темпами. И.о. председателя комитета по законности Игорь Ряполов сообщил "ДП" следующие цифры, призванные эти темпы продемонстрировать. В этом году управление Валерия Белоцерковского провело 5898 рейдов против незаконной торговли. Больше всего протоколов составили в Выборгском, Калининском, Приморском и Московском районах. В Центральном районе составили 1717 протоколов, из них работники управления Белоцерковского – 1382 протоколов. Сумма выписанных штрафов – 6,4 млн рублей, стоимость конфискованной продукции и автомобилей – 32 млн рублей.

"Относительно предпринимательской деятельности Коновалова сообщаем: в отношении указанного гражданина работниками управления составлено 68 протоколов об административных правонарушениях. Никакого иного "взаимодействия" с предпринимателем Коноваловым управление не осуществляет. Следует также отметить, что в его отношении компетентными органами возбуждено уголовное дело по ст. 238 УК РФ "Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности", – сообщили в комитете. В МВД не ответили оперативно на запрос "ДП" о борьбе с нелегальной торговлей в Петербурге.

Ваша заявка отработана

Хоть у корреспондентов "ДП" и была возможность перечислить "входную плату" на "ИП" и таким образом попробовать себя в роли уличных торговцев, делать этого они все-таки не стали: не хотелось преступать черту.

Тем не менее нужно было выяснить, действительно ли нелегальные предприниматели совершенно безнаказанно стоят в центре города и торгуют где, как и чем хотят. Для этого на один день мы все-таки окунулись в мир уличной торговли, но в роли наблюдателей и граждан с активной жизненной позицией.   

В течение недели, с 5 по 12 сентября, мы наблюдали за торговлей в центре. Обнаружить несогласованные точки просто: они не стилизованы, как того требует Смольный, то есть на них нет бордового навеса и коричнево-белого рисунка города. Как правило, это раскладные столы с различной техникой, машины с кофе, рыбой, пирожками, неаккуратные палатки с овощами и т. п. В результате наблюдения только на Невском проспекте и прилегающих улочках мы насчитали около 50 таких точек. Они стоят в одних и тех же местах. Продавцы в них – одни и те же молодые люди. Мимо ежедневно проходят наряды полиции, проезжают чиновники. На серую торговлю они просто не обращают внимания. Мы подумали: может быть, они такие уставшие и невнимательные и им нужна помощь бдительных граждан?

Утро буднего дня 13 сентября началось у нас на Дворцовой площади. У пешеходного перехода между площадью и Дворцовым мостом здесь всегда – рано утром, днем, в полночь, в любое время – стоит синий автомобиль, из которого продают кофе и супы. Вечером его сменяет серая машина с подсвеченной вывеской. Поток покупателей здесь непрерывный: туристы, посетители Эрмитажа, бизнесмены, студенты. Средняя стоимость чашки кофе или какао – 100 рублей. Нетрудно подсчитать, что в день каждая точка зарабатывает не меньше 50 тыс. рублей. То есть рентабельность – тысячи процентов. И все эти деньги от первой и до последней копейки идут мимо бюджета города.

Только в окрестностях Дворцовой площади восемь таких же автомобилей с кофемашинами. Все они работают на постоянной основе. Один из них, например, припаркован прямо у стен Эрмитажа, в окружении легальных ларьков. Легальные торговцы недобро смотрят на торговца, но против не выступают, хотя понимают, что никаких законных оснований для работы у него нет. А это, к слову, значит, что, если молоко для кофе или суп окажутся испорченными (а учитывая условия хранения, это вполне вероятно), задавать вопросы будет некому. Продавец в любой момент может закрыть багажник с кофемашиной и уехать. И никто никогда его не найдет.

В качестве эксперимента в полдень 13 сентября мы набрали телефон службы спасения 112. Звонили как бдительные граждане, а не как журналисты. Сообщили адрес нелегальной точки. "Большое спасибо за ваше сообщение. Наряд уже выезжает!" – милым голосом сообщила девушка по 112. Спустя час торговля кофе шла полным ходом. Затем продавец закрыл багажник и двинулся в сторону Эрмитажа. Мы уже было решили, что он завидел полицейских и скрывается бегством. Но нет, он спокойно сходил на положенный обед и вернулся к работе. 

Прошел еще 1 час. Полицейские все не появлялись. Пришлось снова набрать 112 и поинтересоваться, где же бродят хранители правопорядка, не заблудились ли в поисках Дворцового моста. В ответ девушка по 112 сообщила, что наша заявка отмечена как "отработанная". Каким образом она была отработана, оператор 112 подсказать не могла. "Тогда считайте, что заявка сделана снова", – попросили мы. "Хорошо", – сказала оператор. Однако полицейские так и не появились. Торговля кофе шла без перебоя. Тогда корреспонденты "ДП" сами подошли к торговцу кофе, представились и попросили документы на право торговли. Тут он набрал некоего Евгения и предложил тому пообщаться с журналистами. Однако Евгений оказался человеком некоммуникабельным и продавцу тоже порекомендовал убегать.

На горизонте появилась машина ДПС, подъехала и остановилась рядом. Мы приободрились и ринулись к служителям порядка. Неясно было, почему приехала ГИБДД, а не полиция. Так или иначе, сотрудники ГИБДД вовсе не поспешили нам навстречу, преисполненные чувства долга и готовности откликнуться на призывы граждан о помощи. Вместо этого человек в машине зачем-то поснимал нас 10 секунд на телефон, отъехал на безопасное расстояние, вышел, поснимал еще немного оттуда, вдавил газ и исчез вдали. Тут же, как по звонку, закрылись и остальные кофемашины в округе.

У вас личная неприязнь к кофе?

Дойдя до набережной Мойки, мы обнаружили еще одну явно не согласованную с властями машину с кофейным автоматом, и она, как ни странно, продолжала работать. Без особой надежды набрали 112 и сообщили адрес. Как и в предыдущие разы, полиция не появилась ни через полчаса, ни через час. Звонки в местное отделение тоже на ситуацию особо не влияли.

Тут-то мы и включили тяжелую артиллерию: позвонили и сообщили, что являемся журналистами и не первый день проводим журналистский эксперимент. Не прошло и получаса, как к кофемашине подбежали двое хранителей правопорядка. Продавец кофе был искренне удивлен необходимостью закрываться и уезжать. Корреспонденты "ДП" пытались поинтересоваться, зачем он, представитель молодого прогрессивного поколения, работает в нелегальном коррупционном бизнесе. Но молодой человек лишь молча улыбнулся и развел руками.

Полицейские и сами, похоже, удивились такому заданию – прогнать кофемашину. "У вас какая-то личная неприязнь к кофе?" – растерянно спросили они корреспондентов "ДП". "У нас неприязнь к сомнительному в плане закона бизнесу, а у вас нет?" – поинтересовались мы в ответ и предложили прогуляться до арки Главного штаба, где ежедневно кипит торговля китайскими палками для селфи.

Полицейские так и сделали и вызвали целый наряд, чтобы арестовать студента, который там ежедневно торгует палками для селфи. Удивлению молодого человека не было предела. Он собрал товар и оставил его соседу на легальной торговой точке. Полицейские забрали лишь по одному экземпляру каждого вида товара, по их словам, "чтобы составить протокол". Молодой продавец заверял, что его руководитель по имени Иса согласовал торговлю на этой точке, и позвонил упомянутому Исе. Тот, судя по разговору, опять же очень удивился, когда узнал, что докучают продавцу самые настоящие полицейские в форме. Вскоре к точке подошел человек, который вполне мог быть тем самым Исой. Он проявил большую осведомленность в деле торговли и дал корреспондентам "ДП" ценные рекомендации: "Город выделяет слишком мало места для торговцев, оттого они и работают нелегально. Было бы больше мест, они бы торговали открыто. Вот о чем вы должны писать!"

За арестованного торговца вступился его опытный собрат по имени Леня. За 5 минут до этого Леня тоже торговал рядом, но успел свернуть бизнес и теперь многозначительно издалека грозил кулаком. Когда полицейские погрузили торговца в машину и уехали, Леня окончательно осмелел и пошел в наступление. Так что корреспондентам "ДП" пришлось спасаться от него бегством, погрузившись в толпу китайских туристов на Дворцовой площади. Раскидывать гостей города Леня, к счастью, не решился.

В последующие дни те же люди на тех же точках торговали так же, как и раньше.  Мимо них прохаживались полицейские. Скорее всего, торговля кипит и прямо сейчас, когда вы читаете эту историю.

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar