Хуан Гуанъюй — воплощение поговорки «из грязи в князи». Сын крестьян, проведший детство по колено в воде на рисовых полях, стал первым богачом Китая и народным любимцем. Он основал сеть Gome (произносится «Гомей»), где торгуют разнообразной электроникой, от холодильников до батареек, по ценам ниже среднерыночных. С названием Хуан не мудрствовал, просто написал задом наперед США (по-китайски произносится mei guo) .

Хуан родился 24 июня 1969 г. в маленькой деревеньке неподалеку от города Шаньтоу на юго-восточном побережье Китая. Семья была бедной даже по местным меркам, пишет FT, за что ее младшее поколение постоянно дразнили сверстники. Родители поддерживали дух детей историями из Библии (позже Хуан шутил, что его не примут в китайскую компартию как потомственного католика) и рассказами о славных предках, торговавших по всей Азии.

Журнал Hurun Report пишет, что Хуан после школы торговал бракованными пластиковыми бутылками и книгами, которые кто-то прочитал и выкинул или отдал по дешевке. Заработок отдавал семье.

Образование Хуана ограничилось девятью классами. Его приятель уверял FT, что тот стесняется собственной малограмотности и поэтому избегает публичности. Правда, портал China.org.cn утверждает, что в конце концов Хуан получил диплом бакалавра в университете Жэньминь.

Хуану повезло родиться в нужном месте, считает газета Sydney Morning Herald. Как раз в его родной провинции китайские власти развивали специальную экономическую зону. Как грибы росли заводы по производству электроники.

В 1985 г. 16-летний Гуанъюй вместе с 20-летним братом Цзюньцинем занял денег у односельчан, набрал мелких товаров вроде радиоприемников и батареек и отправился торговать ими во Внутреннюю Монголию.

Ценоубийцы

Затем братья Хуан отправились покорять Пекин. В 1986 г. они открыли лавку площадью меньше 30 кв. м и попытались торговать одеждой. Но быстро отказались от этой затеи в пользу электроники. «В бизнесе по продаже одежды необходимо договариваться с фабриками, менять ассортимент в зависимости от сезона, всего этого я не понимаю. В электронике все относительно стабильно, я чувствую себя в своей тарелке», — говорил Хуан Гуанъюй. Forbes пишет, что Хуану удалось получить банковский кредит в $3600 на развитие бизнеса.

В то время на рынке электроники действовала карточная система и доминировали государственные посредники. Братья Хуан закупали товар непосредственно на заводах в родной провинции Гуандун и продавали в Пекине. Своим богатством Хуан-младший обязан высотному жилищному строительству и росту благосостояния китайцев. «Сегодня самый бедный китаец богаче, чем богачи времен моего детства», — шутил он. Десятки миллионов новоселов закупали у Gome телевизоры, холодильники, стиральные машины и прочую технику для своих новых квартир в высотках. Их привлекала дешевизна.

Производители электроники, опрошенные журналом New Land, вспоминают, что менеджеры Gome торговались за каждый юань как сумасшедшие. Хуана даже прозвали «ценоубийцей».

Но благодаря жесткому давлению на поставщиков и скромной накрутке ценники в Gome были на 10-50% ниже среднерыночных, пишет издание. Кроме того, в 1991 г. Gome разместила свою рекламу в Beijing Evening Paper — для Китая того времени это был новаторский маркетинговый ход.

В 1993 г. старший из братьев Хуан ушел из Gome развивать собственный девелоперский бизнес. К этому времени у Gome было шесть магазинов. В 2006 г. — более 200. В 2008 г., когда Хуан-младший был арестован, — уже более 1300.

Gome сделала ставку на экспансию, скупая мелких и крупных конкурентов — в том числе сети, занимавшие третье и четвертое места по продажам. Особенность китайского рынка в том, что на нем идет соревнование между сотнями мелких компаний. Gome считается крупнейшей сетью электроники, но занимает 5% рынка, пишет журнал Time.

В последнее время процветанию сети стали угрожать западные гиганты вроде Walmart и Best Buy, решившие захватить китайский рынок. Но Хуан не беспокоился. Он считал, что новичкам трудно будет подвинуть ветерана рынка. Кроме того, он сам и его команда — китайцы, понимающие традиции и негласные договоренности на рынке, пишет Time. «К моменту, когда присутствие иностранных игроков станет ощущаться, мы будем готовы к встрече с ними», — храбрился Хуан.

Очень вежливый нувориш

Как и многие китайские бизнесмены, Хуан работал по 16 часов в день. Ему нравилось превращать бизнес в азартную игру, пишет китайский журнал Caijing, ссылаясь на мнение друзей предпринимателя. Чтобы не отвлекаться от работы, он в офисе оборудовал спальню с двуспальной кроватью, утверждает Sydney Morning Herald. Он вполне был способен назначить встречу или собрание глубоко ночью. Свет в его кабинете в штаб-квартире Gome обычно горел до утра, а у подъезда дежурил лимузин Хуана, добавляет WSJ.

Хуан обожает дорогие шелковые рубашки. И явно тяготеет к золотистым галстукам. Он гладко зачесывает волосы назад. Но однажды побрился наголо. По неофициальной версии, как раз перед этим он в 2005 г. потерял на фьючерсных сделках 4 млрд юаней, продал занимавшиеся этим бизнесом компании Eagle Legend Securities Limited и Eagle Legend Futures Limited и с досады сменил имидж.

Он любит курить, причем делает это даже во время деловых переговоров. На них он беспокойно вертит зажигалку в руках и периодически прерывается, чтобы посовещаться о чем-то с помощниками. Но если его попросить — может и не курить, чем поразил журналистов Time. Это нетипично для Китая, где мало кого интересует отношение других к их вредным привычкам.

Журналисты Time и FT отмечают, что в отличие от многих китайских нуворишей Хуан неизменно вежлив, говорит мягко, избегая жаргонных выражений. Он казался смущенным, когда его спрашивали о личном автомобиле. «Мерседес», — отвечал он и тут же добавлял, что у него только одна машина. Выходные были для него утомительны, он просто не знал, чем заняться помимо работы. «Его любимое развлечение за рубежом — ходить по магазинам электроники и смотреть, как устроен бизнес конкурентов», — писал журнал Time. Журналистов FT предприниматель уверял, что только работает и смотрит дома с семьей телевизор.

Журналы Forbes, Hurun и Time в свое время признали Хуана самым богатым китайцем. Его состояние перед арестом в 2008 г. оценивалось в $6,3 млрд.

На отдых за решетку

В 2006 г. у Хуанов начались серьезные проблемы в отношениях с китайскими властями. Расследование показало, что братья не вернули часть взятых у Народного банка Китая кредитов. Деньги брались, в частности, по поддельным ипотечным займам, кредитам на покупку автомобилей, через дочерние компании и т. д. и вкладывались в развитие Gome, утверждает журнал Caijing. Всего братья задолжали 400 млн юаней ($56 млн, по данным издания).

В 2004 г. компании Хуана почти выкупили на аукционе плохих долгов этот пакет за 160 млн юаней, но в последний момент представители банковского регулятора ворвались в зал и отменили аукцион, пишет Caijing. К удивлению конкурентов, в 2007 г. дело было закрыто, все обвинения сняты. Почему — неизвестно до сих пор.

В ноябре 2008 г. Хуан, его жена и глава финансового отдела Gome были арестованы по новому делу. Сначала их обвиняли в манипуляциях рынком и инсайдерской торговле. Акции компании Shandong Jintai Group, принадлежавшей его брату и торгующей лекарствами и медицинским оборудованием, в 2007 г. весьма подозрительно взлетели за восемь месяцев на 900%, пишет Business Week. Власти подозревали, что дело не обошлось без братской помощи Гуанъюя.

Следствие обрастало все новыми обвинениями — в даче взяток, склонении сотрудников компании к подкупу официальных лиц, незаконной торговле. Под следствие попали мэр города Шэньчжэнь, замминистра общественной безопасности КНР и более тысячи менее важных чиновников, часть из них была осуждена.

Через полгода предварительного заключения Хуан попытался покончить с собой, но его спасли. В мае 2010 г. суд приговорил его к 14 годам тюрьмы, штрафу в $88 млн и конфискации имущества еще почти на $30 млн. Правда, эти деньги не делали погоды: состояние Хуана к тому моменту оценивалось в $1,9 млрд. Его жене присудили штраф в $30 млн. Она получила 3,5 года тюрьмы, но позже была помилована.

В начале сентября китайская газета China Business News опубликовала открытое письмо Хуана. Автор письма в лучших коммунистических традициях выражал уважение к китайскому правосудию и благодарил правительство — за то, что не развалило компанию. Он также извинялся перед своей семьей за причиненные страдания и… призывал молодых людей покорять мир бизнеса.

Прощай, бизнес?

К компаниям Хуана Gome и Pengrun Real Estate у властей претензий не оказалось. Обе фирмы отделались штрафами за дачу взяток — в 5 млн юаней ($735 000) и 1,2 млн юаней соответственно, пишет China Daily. Но беда пришла, откуда не ждали.

Активно занимаясь поглощением конкурентов, Gome в 2006 г. купила за $675 млн China Paradise, третью в списке крупнейших китайских сетей по торговле электроникой. Ее владелец Чен Сяо перешел на работу в Gome — и теперь Хуан не знает, как от него избавиться.

После ареста Хуана Чен стал и. о. председателя совета директоров, а в январе 2009 г. был утвержден на этой должности советом акционеров. Чен фактически спас компанию. Когда банки стали отказывать в финансировании и полки магазинов могли опустеть, Чен одолжил компании свои личные накопления. А в мае 2010 г. он договорился с инвестиционным фондом Bain Partners — тот инвестировал в долговые обязательства Gome $418 млн. Теперь фонд имеет право конвертировать их в акции, таким образом, у него есть шанс получить 20% Gome, пишет WSJ.

В интервью изданию Caixin Online Чен признался, что не посвящал Хуана в подробности сделки с Bain и не спрашивал разрешения на выпуск конвертируемых в акции долговых обязательств. Мол, надо было экстренно спасать компанию, а в Китае с заключенными трудно общаться — им нельзя показывать не относящиеся к делу документы.

Хуан посчитал, что Чен набирает слишком большую власть. Сидя в сизо, он решил посадить в председательское кресло одну из своих сестер и провести в совет своего юриста, пишет WSJ. У одной сестры опыта управления компанией нет вообще. С 1994 г. она прошла путь от кассира до регионального менеджера Gome. Другая, Хуан Сюхун, работает председателем инвестиционного фонда Хуан Гуанъюя — Pengrun Investment. Два года назад гонконгские регуляторы начали расследование против нее и брата, но детали этого дела пока не известны, пишет WSJ.

В мае Хуану удалось добиться относительного успеха. Его представители проголосовали против продления полномочий трех членов совета директоров, представлявших Bain. В ответ Gome назначила их вновь и попросила акционеров на ближайшем собрании снова переизбрать их, чтобы избежать предусмотренных в договоре с Bain штрафных санкций.

Битва стилей

Решающая схватка между Хуаном и Ченом произойдет на собрании акционеров 28 сентября. 9 сентября пресс-служба Gome заявила, что менеджмент компании заручился поддержкой владельцев 42% акций. Они обещали подтвердить все изменения, произведенные в совете директоров после ареста Хуана. В ответ пресс-секретарь Хуана посоветовал не торопиться. Сам Хуан рассчитывает, что собрание отправит Чена в отставку. По данным газеты Global Times, доверенные лица Хуана активно скупают акции Gome и в августе он увеличил свой пакет до 35,98%.

Хуан ведет активную пиар-кампанию. Он пригрозил разорвать договор между принадлежащими ему и его семье компаниями и Gome, если 28 сентября Чен сохранит свой пост, пишет WSJ. Эти фирмы предоставляют Gome ряд важных услуг вроде оптовых закупок и владеют некоторыми магазинами. Но Чен парирует, что на эти операции приходится менее 1% оборота Gome, всего $34,3 млн.

В Китае многие считают Хуана героем. Мало того что из крестьянского сына он сумел превратиться в первого богача страны, так еще и благородно отказывается наживаться на других. Наоборот, продает технику дешевле конкурентов. Наконец, он борется против западников — фонда Bain. Поэтому история с Gome вызвала огромный резонанс в Китае. «Мы получаем множество e-mail и звонков с угрозами, вплоть до убийства», — признался FT один из советников Gome.

Чена в китайской блогосфере называют предателем, продавшим своего друга и нацию. Правда, Лин Делин, автор книги «Истинная история Хуана Гуанъюя», язвит, что, когда Хуан продал больше половины акций компании на рынке, в том числе иностранцам, никто и не думал обвинять его в продажности Западу.

Сам Хуан активно разыгрывает националистическую карту. В августе, пишет FT, он опубликовал открытое письмо к 100 000 работникам Gome, в котором напирал на то, что «[нынешний менеджмент] стремится превратить бренд, когда-то бывший китайским, в зарубежный. Последствия этого слишком ужасны, чтобы их представить. Работники Gome будут трудиться на иностранный капитал, их чувство национальной гордости и достижения за прошедшие 23 года будут потеряны».

Борьба за Gome — это схватка разных стилей управления и разных характеров, пишет WSJ. 41-летний Хуан Гуанъюй отличается развитым деловым мышлением, но при этом ему присуща бравада отчаянного игрока и привычка прибегать к помощи чиновников для проведения сделок.

52-летний Чен, ранее возглавлявший свой бизнес в Шанхае, наоборот, типичный менеджер западного типа, который полагается на советы консультантов McKinsey & Co, а для общения с акционерами нанял западную фирму — Brunswick Group.

Справка:

Gome Electrical Appliances Holding
ритейлер бытовой техники и электроники
Крупнейшие акционеры (данные Reuters): основатель компании Хуан Гуанъюй (32,37%), Bain Capital (10,81%), FIL Investment Management (4,37%). Капитализация – $4,56 млрд. Финансовые показатели (2009 г.): выручка – $6,26 млрд (42,67 млрд юаней), чистая прибыль – $207 млн (1,41 млрд юаней).

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments