В последнее время у Джоан Лейси, в прошлом стилиста журналов Vogue и Harper’s Bazaar, а сейчас персонального нью-йоркского шопера, явно прибавилось работы: ее просят не только подобрать одежду, но и наиболее выгодно сдать ее в комиссионный магазин. «У меня есть клиентка, которая покупает сумки Hermes и дорогие шубы по кредитной карте — ведь с нее зачастую нельзя снять наличные, — а затем сразу же сдает вещи, еще с бирками, в Encore (нью-йоркский комиссионный магазин, специализирующийся на дизайнерских вещах. — “Пятница”.)», — рассказывает Лейси. В случае успешной реализации женщина берет вырученные наличные, которые составляют примерно 40-50% от комиссионной цены, и у нее появляются свободные деньги.

Эта стратегия финансовой безопасности используется далеко не первый раз за историю товарно-денежных отношений. В книге Кристы Уэйл и Барбары Вайн Secondhand Chic владелец Encore Кароль Селиг рассказывает, что Жаклин Кеннеди-Онассис, будучи замужем за Аристотелем Онассисом, очень ответственно подходила к процессу покупок. Она сохраняла магазинные бирки на вещах и регулярно сдавала одежду и аксессуары на комиссию.

Эта схема привела к появлению новой профессии — персональный комиссионный шопер. В прошлом августе Элан Бэриш создала компанию The Stash Consignment, которая специализируется на сдаче в комиссионные магазины товаров таких брендов, как YSL, Hermes и Chanel. «Даже если рынок рушится, я почти всегда могу продать сумку Birkin, — говорит Бэриш. — Зачастую женщины приводят разные доводы, например, говорят, что сумка — это подарок бывшего мужа и у нее плохая карма. Но эта плохая карма может принести $1200!»

В Москве комиссионные магазины, работающие с дорогой дизайнерской одеждой, появились после кризиса 1998 года. И сейчас их руководство не отмечает роста числа клиентов, однако обращает внимание на изменение их поведения. «Спрос в нашем магазине, конечно, вырос, но сложно говорить о каких-то значительных изменениях, — рассказала “Пятнице” заместитель генерального директора комиссионного магазина “Второе дыхание” Вера Красовская. — Сейчас стало больше покупателей, которые интересуются именно вещами из дорогих коллекций, потому что мы не завышаем цены в связи с ростом доллара и евро и у нас нет привязки к ценам поставщиков».

Той же политики придерживается и комиссионный магазин «Мечта». Здесь ориентируются прежде всего на покупателей, а основная работа ведется с теми, кто приносит вещи на комиссию. «Мы исходим из того, за сколько реально сможем продать ту или иную вещь, и пытаемся объяснить это клиенту, который все чаще настаивает на более высокой цене, — объясняет директор “Мечты” Ольга Гутеева. — Таким образом, когда в бутиках цены растут, у нас они остаются на прежнем, докризисном уровне. Несмотря на то что в нашем ассортименте есть даже вещи с бирками и ценниками бутиков». По словам Гутеевой, какие бы ни были времена, женщина не откажется от покупок. Просто если раньше она приносила в комиссионный магазин три платья и на вырученные деньги покупала в бутике одно новое, то сегодня ей придется сдать пять платьев.

(Использованы материалы FT)

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar