Научно-популярное. Михаил  Хазин: «Основные проблемы ритейла. Антикризисные программы и стратегии». Первая серия

Дата записи: 2 июня 2009 г. Размер: 64,4 Мб. Время: 19 минут, 19 секунд.

Михаил Хазин, экономист, руководитель компании «Неокон»: — Я не буду говорить о кризисе, поскольку все уже все поняли. Кризис продолжается и на Западе продлится еще долго, как минимум 3-5 лет. Суммарное падение совокупного спроса примерно 50% — 40 % по формальным показателям, на самом деле больше. Если кому интересно могу нарисовать картинку, чтобы потом объяснить.

Темы две. Первая — российский кризис. Российский кризис перманентный, он не закончится по той причине, что в нашей стране рентабельность экономики ниже нуля. Как в этой ситуации рассчитывать на то, что возобновиться рост? С чего вдруг? Кроме того, политика денежных властей, направленная на то, чтобы ликвидировать тот сектор экономики, который работает на внутренний спрос, продолжается. Свидетельством чему является вчерашнее переназначение Игнатьева. Чем руководствуется наше руководство, я не знаю. Грубо говоря, у Дмитрия Медведева есть блог, на котором можно задать ему вопрос: «Дмитрий Анатольевич, Вы что сдурели?»

Но я хотел бы сказать об одном очень любопытном эффекте, который является принципиальным для всех. Эффект этот следующий. На протяжении 28 лет, с 1981 г. развитие мировой экономики шло в основном за счет стимулирования спроса. Это происходило в США, а Америка по потреблению составляет 40% от мировой экономики. Еще несколько стран, которые являются крупнейшими потребителями, в первую очередь это Европа и Китай, живут на американских деньгах.

Стимулирование спроса в США выражалось в том, что темпы роста долгов домохозяйств росли со скоростью где-то 8-10% в год, при том, что темпы роста экономики США, а их уже завышали чисто статистическими методами, составляли 4%. На самом деле они почти всегда меньше. Часто темпы роста были около нуля, а то и ниже. Вот эта разница в последние годы достигла 10%, потому что ВВП США последние два-три года почти не рос, а темпы роста долгов домохозяйств составляли 10% в год. За счет этой разницы и стимулировался спрос.

Сегодня эта разница между текущими доходами граждан и их потреблением составляет $ 3 трлн. в год. Кризис сейчас состоит в том, что эта разница $ 3 трлн. начала уменьшаться. Почему она начала уменьшаться? Eсли вы живете так, что рефинансируете старые кредиты за счет новых, и у вас еще остается кусок на увеличение потребления, то такая схема может действовать в экономике только в том случае, если у вас стоимость кредитов постоянно уменьшается. Стоимость кредитов в США — это учетная ставка федеральной учетной системы, в 1981 г., когда эта система начала работать, учетная ставка была 18%, осенью прошлого года она достигла 0%. Ноль опускать дальше нельзя. На самом деле, конечно, можно, но медленно, и, самое главное, не сильно. В этой ситуации у вас система стимулирования спроса за счет кредитов закончилась. Но, спрос 3 трл. должен постепенно нивелироваться. На сегодня из этих $ 3 трлн. мы потеряли где-то $ 0,5 трлн. спроса. Значит, мы прошли 12-13% того кризисного пути, который нам еще предстоит.
А теперь давайте посмотрим на эту же ситуацию с другой точки зрения. Ведь, если вам давали кредиты как потребителям, что вы делали? Вы на эти деньги покупали товары. То есть деньги попадали к производителям. А производители что делали? Зная, что спрос будет расти, брали кредиты на развитие. И таким образом деньги попадали в финансовый сектор.

Почему в США не было инфляции, при такой эмиссии? По совершенно банальной причине: потому что на самом деле инфляция была, но она была сосредоточена в финансовом секторе. Там раздувались финансовые пузыри, там появлялись фиктивные активы — деривативы. Смысл состоял в том, что если акции или казначейские облигации вы можете продать, то деривативы продать нельзя, потому что их рынков не существует. По деривативам вы можете только секуляризировать обязательства за счет того, что вы берете под них кредиты. Какого объема будут эти кредиты, определялось некоторыми сложными математическими выкладками. Сегодня стало понятно, что если у вас спрос падает на $ 3 трлн. в год, то с учетом капитализации (капитализация по SNTP семь-восемь лет) мы получаем, что $ 15 трлн. — это плохие кредиты. Значит мы должны списать на $ 15 трлн. прямых активов. Здесь необходимо учесть, что поскольку все кредитовали США, то внутри американской финансовой системы они кредитовали мир. Можно говорить о том, что в районе $15 трлн. финансовая система США должна потерять. При этом кредиты, которые выдали банки США американским компаниям, как раз составляют около $ 15 трлн. Но я уже говорил, что есть еще кредиты, которые выдали американским компаниям другие банки, и есть кредиты, которые американские банки выдали другому миру. Но в общем — это масштаб бедствия.

Давайте посмотрим. Вы — инвестор. У вас есть капитал — $ 50 млн., $ 100 млн., $ 500 млн., $1 трлн., много денег. И вот вы сидите и думаете: «А что делать? Куда девать деньги?» Вкладывать их в производство? При падении спроса в два раза зачем? У вас сейчас загрузка мощностей меньше 80%. При падении спроса на 40% у вас средняя загрузка мощностей будет около 50%. Ну вот у вас стоят два завода абсолютно одинаковые — один закрываете, на другом работаете. Когда этот рассыпается, открываете соседний. Какие могут быть инвестиции в сети на спросе, падающем в два раза? При этом, хочу заметить, они уже напечатали $ 2 трлн.. и еще хотят напечатать триллион. Вы же понимаете, $ 15 трлн. надо списать за три года, иначе $ 5 трлн. в год надо вваливать, чтобы не обрушить финансовую систему напрочь. На самом деле все еще гораздо хуже, потому что денежная масса в США — $1,5 трлн. И если ввалите в этом году $ 5 трлн., то у вас инфляция будет 300%.

Делать-то что в этой ситуации? У вас инфраструктура, люди, еще что-то. И в этой ситуации по миру бегают толпы инвесторов. Не банков, обращаю ваше внимание.

Банк выдает кредит на пополнение оборотных средств на год, на два, на три. А тут бегают люди, которые понимают, что кризис продлится как минимум пять, а потом еще лет восемь-десять будет восстановление, а что останется от их денег через эти 20 лет. Ничего не останется вообще. Их некуда девать: банки банкротятся, финансовая система банкротится. Рассчитывать на то, что государство компенсирует? А где гарантия? Смотрите, вот какой-нибудь «Тройке Диалог» помогут, поскольку в ней держат деньги все чиновники. Представьте, звонит кто-нибудь из «Тройки» и говорит: «Ребята, ваши деньги обесцениваются, дайте-ка денег из бюджета». И государство дает. Но, между нами говоря, во всех государственных фондах к концу года денег уже не будет. Система региональных бюджетов трещит по всем швам. Судя по двум последним обзорам, которые были посвящены региональным финансам в связи с бюджетным посланием, — катастрофа полная.

И вдруг в этой ситуации появляется некто, который приходит к этим инвесторам и говорит: «У меня есть гениальный бизнес-план, который мне на ваши деньги позволит реализовать проект, который через 10 лет точно будет приносить прибыль». И что будет в этой ситуации делать инвестор? Очень велика вероятность, что он денег даст. Есть только одно условие — это должен быть эксклюзивный уникальный проект.

Если таких проектов пять, то уже вопрос, кто из этих проектов выживет. А если он единственный такой, то в этом случае, скорее всего, денег даст на 15 лет, но не меньше. Меньше просто бессмысленно. И условия здесь будут абсолютно разные, при чем весьма и весьма интересные. Чем интересней проект, тем лучше условия. При этом вы смело можете утверждать, что реализовать такого рода проект без вас инвестор не сможет. Потому что вы сидите в рынке, вы понимаете как он устроен, вы можете много чего ему не дорассказать. Он понимает, что что-то в этом есть, а реализовать без вас не может. А он понимает что происходит.

Разумеется, при этом есть куча тонкостей. Например, нужно очень ясно понимать, что происходит в мировой экономике, и нужно очень качественно уметь это объяснять. Еще полгода назад такого рода потенциальные инвесторы категорически отказывались обсуждать сценарий отличный от тех официальных, которые изложены. Они думали, что тут небольшой кризис, но через год-два он уже закончится. Сегодня это уже не так, сегодня они уже все поняли.

Я считаю, что сегодня уже всем понятно, что если рынок падает в два раза, то выжить может только тот, кто сидит на каком-то уникальном ресурсе. Никто не мешает умереть всем, чтобы не появился кто-то новый и неожиданный. Чтобы выиграть, необходимо искать людей, которые способны что-то придумать. Их мало. Я уже говорил с утра, что дипломы MBA скорее мешают, чем помогают в такой ситуации. Во-вторых, необходимо иметь некую более-менее правильную картину мира. В-третьих, необходимо иметь выход на этих самых инвесторов.

Последние два условия есть: мы знаем, что происходит и будет происходить в мире, механизмы выхода у нас есть, а если кому-то интересно обсуждать такого рода эксклюзивные вещи, то теоретически мы это можем сделать. Поскольку речь идет о вещах эксклюзивных, то никаких рецептов с трибуны быть не может. Но необходимо четко понимать, что если эксклюзива не будет системного, стратегического, то в рамках нынешней ситуации я вообще не совсем понимаю как можно выжить. Современная институциональная структура экономики устроена так, что падение в два раза она просто не переживет. В отличие от ситуации 30-х годов «великой депрессии». Тогда было лучше, тогда можно было свободно упасть в два раза, а потом расти дальше. Сегодня так не получится.

Вот это основная проблема, которая существует сегодня. Необходимо понимать, что прибыль в экономике за последние 20 лет была исключительно за счет эмиссионных денег. Для того, чтобы предприятие могло получать прибыль от своей деятельности, должны быть два взаимозаменяемых условия.

Предприятие должно было получить дешевый кредит и кредитовать потребителей своей продукцией. Если эти условия не выполнялись, то никаких шансов на успех быть не могло. Но и дешевый кредит, и кредитование потребителей было за счет эмиссии. И вот сегодня этот механизм исчерпан. Вся институциональная структура инвестиций разрушена. Что делать с этим, пока не понятно. Очевидно, что будет некоторое медленное выстраивание. Тот, кто первым что-то предложит сильно выиграет. Это очень сильно похоже на ситуацию 1999 г. Кто первый вскочил в этот поезд, кто первый понял, что этот рост надолго, тот, соответственно, сильно выиграл. Так и здесь, кто первый поймет, что есть некоторые ходы, которые позволяют выиграть, кто первый сумеет этот ход продать тем самым инвесторам, которые мучаются, тот выиграет.

Куда денутся банки? У них деньги в cash на счетах, при $ 2 трл. уже напечатанных. Вот эта ситуация, в которой мы сегодня находимся.
Я призываю всех на эту тему подумать, но какие будут выводы, я сказать не могу, потому что вы должны принимать решения самостоятельно. Собственно на этом мое выступление закончено, и я готов отвечать на вопросы.

Вопрос из зала: — Михаил, на прошлом и на этом конгрессе мы рассматривали разные варианты, которые позволят нам выйти из кризиса. Если помните, вплоть до ядерной войны. При этом в различных источниках постоянно возникает такая идея, что американцы могут отказаться от текущих денег, выпустить новые деньги. Некоторые говорят, что даже есть для них название — «амерро». А про доллары скажут, что это бумажки, которые они нам не продавали, а мы их сами купили. Я понимаю, что с вашей точки зрения, с точки зрения макроэкономики, есть какие-то причины, по которым это сделать нельзя. Хотелось бы от вас их услышать. Спасибо.

Михаил Хазин: — Это абсолютно понятно. Представьте, что у вас на протяжении 200 лет выстраивалась система управления миром через финансовую систему. Систему выстроили, существует она за счет активов. А вы предлагаете эти активы обнулить. Ну и кто тогда будет самой крупной экономикой в мире? Китай естественно. А решиться на это не может никто — это первое. А второе, до тех пор, пока те доллары, которые печатают США, принимаются в мире, перейти на «амерро», — это значит понизить уровень жизни в США в три-четыре раза. Ни один американский политик на это не пойдет. Это просто невозможно. Разговаривать на эту тему можно сколько угодно, но в реальности этого не может быть. Поймите, как только вы обнуляете, вы немедленно остаетесь только с теми деньгами, которые вы напечатали в виде cash. Нарастить на них финансовую систему — это десятилетия, при этом долларовую систему вы обнулили, а китайская и европейская никуда не делись, я уже не говорю, простите, про мусульманскую. И сразу летит все: система офшоров, система контроля за нелегальными деньгами. Если вы уничтожаете эту систему контроля, то самой крупной финансовой организацией станет наркомафия. И что вы с ней будете делать? Этого просто не может быть.

Вторая серия выступления Михаила Хазина: «Основные проблемы ритейла. Антикризисные программы и стратегии»

Третья серия выступления Михаила Хазина: «Основные проблемы ритейла. Антикризисные программы и стратегии»

Четвертая серия выступления Михаила Хазина: «Основные проблемы ритейла. Антикризисные программы и стратегии»

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments