Научно-популярное. Андрей Остальский «Кризис: Или куда подевались деньги? И как их вернуть?». Вторая  серия

Дата записи: 1 июня 2009 г. Размер: 56,8 Мб. Время: 17 минут 37 секунд. 

В учебниках можно прочесть о том, что в России, в отличие от запада, учетная ставка Центробанка является не инструментом монетарной политики, а фактически фискальным инструментом. Имеется в виду, что это практически дополнительный налог, налагаемый властью на экономику. 

Я не знаю насколько это справедливо. Но в любом случае речь идет о том, что "волшебная палочка учетной ставки" (так у меня глава в книге называется) в России не работает. Финансовая система по-прежнему не гибка, не развита, имеющая несоответствующие объемы и механизмы. 

Мне трудно судить, насколько легко это было вылечить. Потому что люди, вроде бы, умные во главе Центробанка. И, конечно, уважаемые люди Минфина знают, что делают, но, наверное, не получается. Хотя я уверен, что им тоже хотелось бы, чтобы эта система работала и помогала. Ведь на Западе она тоже не всегда работает. 

Чем больше я занимаюсь этими исследованиями, тем больше прихожу к выводу, что вся финансовая система мира очень сложна. Образно она состоит из каких-то планочек, собранных вместе, вправо-влево, вверх-вниз. Дернешь за одну планку и вроде бы ясно, что должно произойти. Например, вырастет учетная ставка, значит уменьшится инфляция. Возможно, вырастет курс национальной валюты, хотя, как выяснилось, это случается не всегда. Увеличится безработица, а с другой стороны снизится деловая активность. Возможно, ритейлеры пострадают. Но на самом деле все гораздо сложнее. дергаешь за планочку, в ответ одна почему-то движется, в том направлении, в котором ты хотел, хотя движется только на половину. А другая и вовсе задирается куда-то. И, самое главное, столько неизвестных во всем этом, что ни человеческий ум, ни существующие компьютерные программы просто не могут с этим справиться.

Когда вы приводите профессиональных экономистов и начинаете в них разочаровываться, это не значит, что они шарлатаны. Они очень умные люди, много знают, гораздо больше, чем я, например. Хотя я считаю немного не честно, когда экономисты пытаются выдать себя за представителей точной науки, где все четко и понятно, существуют формулы… Вот не работают формулы!
То, что сейчас делает весь мир и Россия вслед за ним — это типичная нео-кейнсианская модель. А если честно, просто кейнсианская модель. 

Абсолютно гениальный человек Кейнс придумал, как жить в условиях великой депрессии. Суть его идеи в том, что нужно не сжимать денежную массу, а наоборот разжимать ее любыми средствами. Разбираться, что получилось, будем потом.

Наверное вы знаете, что произошло во время великой депрессии: денежная масса очень быстро сократилась более чем на 30%. Причем это была сознательная политика федеральной резервной системы США и правительства. Они считали, что нужно "затянуть гайки", чтобы не было инфляции, чтобы дисциплинировать экономику, чтобы ненадежные бизнесы разорились. Зато здоровый бизнес остался бы и начал крепнуть. С банками правительство тогда поступало точно также. 

Оказывается, нужно было добиваться обратного. И сокращение денежной массы как раз и загнало экономику в эту чудовищную спираль. Понимаете, здорово когда все дешевое. Но это не только товар, но и рабочая сила. Это значит, что либо вы уже ничего не получаете, либо получаете за свой труд мало, или у вас нет работы. Вдобавок цены реально падают. Значит то немногое, что у вас есть, прячется под матрас. Приобретение товаров в таком случае откладывается. Потребитель ждет, когда еще больше подешевеет. И этот процесс бесконечен. 

Получается чудовищная спираль, мировая экономика загнана. Компании разоряются. Люди, испугавшись, начинают вынимать из банков деньги, образуются знаменитые очереди. В Америке разорились тысячи банков.

После знаменитого 29 октября 1929 г., когда рухнула биржа, потом все стало выравниваться. И до середины 1930 г. все было неплохо. Кстати, сейчас многие пугаются, что ситуация повториться. Так как самое страшное началось в конце 1930 г. Возможно, это неверный прогноз. Потому что тогда правительство пошло на ужесточение монетарной политики, учетную ставку задирали вместо того, чтобы ее снизить. 

Расскажу об очень знаковом моменте. В Америке был знаменитый Bank of USA. Его теперь нет. В свое время у этого банка возникла проблема с ликвидностью. Все знают, что это временный момент. Что вообще-то все в порядке, но нужно перестраховаться и немного занять. А отсутствие платежеспособности — это когда уже можно готовиться к банкротству. 

Так вот у Bank of USA была проблема именно с ликвидностью. А федеральная резервная система на заседании решила — пусть потонут. Будет всем урок, да и банков в США много…В итоге поддержки не дали. Банк благополучно обанкротился. Потом уже выяснилось, что не так плохи были у них дела. Через несколько лет все державшие там деньги получили 92% своих денег назад. Но результат немедленный был следующий: те, кто знали, что это за банк, сказали «ничего себе, если утонул такой сильный здравомыслящий банк, что тогда будет с остальными?! А те, кто не знали что это за банк, подумали, что это Центробанк США. И если Центробанку конец, то нужно вынимать деньги отовсюду. 

Это был огромный толчок, последняя капля, которая "переломила позвоночник верблюду", и экономика покатилась. Тысячи банков обанкротились, хотя некоторые из них потом вернулись. Я надеюсь, что теперь этого не произойдет. Пока кейнсианская модель вроде бы работает. Понятно, что будет инфляция, и за это придется расплачиваться. Это я вам гарантирую. Но пока нужно избежать хотя бы дефляции, и надо, что бы кредит восстановился. Ведь понятно, что без этого ничего не получится. 

В книге у меня есть рассуждение, что деньги исторически становятся все более абстрактными. Сначала это была корова, у славян куна — шкурка, которая имела потребительскую стоимость и в тоже время обмен на инструмент. Затем дошли до гениального открытия золота и серебра. Это уже более абстрактно, чем корова. И наконец появились бумажные деньги. Сначала они были привязаны к золотому стандарту. Сейчас как раз раздается очень много призывов вернуться к золотому стандарту. Вот была же золотая эпоха в развитии человечества! Если взглянуть на Западный капиталистический мир между войнами, то видно, как же замечательно работала эта система. В финансовом смысле это была большая капитализация, чем сейчас. Все барьеры были разрушены. В соответствующих местах, например в Амстердаме, лежало золото, которое никуда не переезжало. Просто переклеивали наклейки: Франция должна Бельгии столько-то, значит меняем наклейку, а Бельгия тем временем должна Италии и т.д. Была абсолютная четкая привязка бумажных денег к золоту до грамма. И очень быстро человечество поверило в эти деньги. А ведь это центральная вещь.

Что самое главное в деньгах? Это вера в них. Доверие. Я назойливо провожу одну мысль в своей книге: где деньги? у нас в головах! Все остальное — опорные инструменты (бумажки, монетки) для учета регистрации транзакции, которую мы осуществляем на организационном и индивидуальном уровне. 

Деньги, привязанные к золоту, были очень удобны. Никакой инфляции. Полная гарантия. И Гринспенс, знаменитый глава федеральной резервной системы, имел эту навязчивую идею, которая время от времени прорывалась. Хотя это было не очень корректно с политической точки зрения. Он считал, что золотой стандарт защищает людей и компании от прокурора инфляции. Нет более злобного прокурора, чем инфляция, потому что он конфисковывает деньги. Хотя те, кто взял в долг, от инфляции естественно выигрывают. Но те, кто копил деньги, являются цементирующей основой экономического механизма. 

Но одной из причин великой депрессии стало то, что количество золота увеличивалось медленнее, чем росла экономика. С этим нельзя было ничего поделать. Подкрадывалась дефляция. И в какой-то момент этот срыв под влиянием и давлением различных факторов все же произошел. 

Возвращаясь к деньгам. Они стали все более абстрактными. Одновременно деньги уже называют фиатными. Наверное, вы знаете этот термин. Это деньги, установленные декретом. Хотя к отпуску по рождению ребенка они не имеют никакого отношения. Они называются декретными, потому что государство своим декретом их установило. Правда есть обменные курсы. Конвертируемость, конечно, очень помогает. Есть и другие механизмы, но вера в деньги есть и она довольно прочная. Ее, кстати, не так легко разрушить. Но можно. И уж если разрушишь, то восстановить потом чрезвычайно сложно. 

Потом, после этих денег, уже идет запись в соответствующих бухгалтерских книгах. Теперь уже запись в компьютерах. Я уже не говорю о пластиковых картах. Еще Россия пропустила этап, когда просто выписывались чеки. Наконец, я прихожу к такому выводу, что душа денег, если освободить их от физического тела, — это кредит. Не забывайте, кредо — от слова верить. Есть теория, что любые деньги — это долг. В философском смысле так и есть. Например, в отложенном времени нам нужно получить деньги за наш труд. ,Нам кто-то от имени общества должен этот долг вернуть. 

Вы знаете, что когда нам показывают станки по телевизору, режущие доллары, то это обман, эффектная картинка. Да, они режут, печатают и будут еще больше печатать. Но это проценты от денежной массы. Современная теория считает, что 90% или больше денежной массы — это кредит. 

Так же вы, наверняка, знаете частично теорию резервирования. Допустим, банк имеет 10% тех денег, которые сотворил (выдал в кредит). 

И вдруг этот механизм кредитный сломался. Наверняка экономисты напишут задним числом очень умный анализ о том, как это происходило. Возможно, что в философском смысле произошел разрыв. Когда растет денежная масса, включая кредитную массу, она тянет экономику за собой. Она как бы одалживает средства у будущего. В каком-то смысле это как машина времени. Но если разрыв слишком большой, наступает кризисный момент, когда все начинает лопаться. Поэтому кризис, в том числе и кредитный, был неизбежным. Если бы он не случился из-за американской гнилой ипотеки, то случился бы по другому поводу. Не говоря уже о том, что происходит с деривативами. Я разговаривал с самыми умными западными журналистами, никто не может с какой-либо степенью достаточного приближения назвать сумму деривативных контрактов в мире. Но речь явно идет о таких суммах, как 60 триллионов, 100 триллионов и т.д. Понятно, что в каком-то смысле это фикция, но часть осадка все же выпадает. В какой-то момент становится тонко и начинает рваться. Видимо это и произошло.

Первая серия выступления Андрея Остальского «Кризис: Или куда подевались деньги? И как их вернуть?»

Третья серия выступления Андрея Остальского «Кризис: Или куда подевались деньги? И как их вернуть?»

Четвертая серия выступления Андрея Остальского «Кризис: Или куда подевались деньги? И как их вернуть?»

Пятая серия выступления Андрея Остальского «Кризис: Или куда подевались деньги? И как их вернуть?»

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments