Круглый стол «Итоги продаж за 2-3 квартал 2009 г. в различных сегментах розничной торговли». Пятая серия

Дата записи: 14 сентября 2009 года. Время: 20 минут 53 секунды. Размер: 72,6 Мб.

Дмитрий Потапенко (управляющий партнер Management Development Group Inc., сети Гастрономчикъ, ПродЭКО и др. проекты): Насколько я понимаю, вопрос про средний менеджмент и нижний менеджмент. Как бывший заместитель главы группы компаний "Логос" могу сказать: воруйте оттуда людей. Там есть несколько системообразующих человек, а остальное все фигня. Это конкретно и по рынку.

Вопрос из зала: Рынок импорта по определенным группам товаров, в результате действий таможни, просел. Поставки стали производиться не вовремя. Одновременно просело производство этих товаров в России. У меня вопрос к аналитикам: какая группа товаров окажется в дефиците в ближайшее время?

Андрей Стерлин (генеральный директор "Бизнес Аналитика"): Интересный вопрос. Действительно, большая часть импорта, по тем товарным группам, которые мы постоянно наблюдаем, а это прежде всего импортный алкоголь. Тут маленькие маневры и цены поднимались нещадно. Коньяк может быть дорогой, от трех до десяти тысяч рублей, тут сильно не разбежишься. А вот рынок виски пострадал значительно меньше, потому что появилось много дешевых предложений. Приличный продукт можно купить сейчас за 400-500 рублей.

Растут категории, связанные с домашним хозяйством и более дешевым потреблением. Например, вся заморозка упала, а замороженное тесто выросло на несколько десятков процентов. Потребление тортов упало на 20-30%. Теперь все пекут дома. Даже не знаю как еще вам ответить.

Колбасные изделия — это в основном импорт. Потребление сильно упало в категории сырокопченой колбасы, и т.д. Зато выросло потребление более дешевых продуктов из этой категории. Сильное падение наблюдается по свежему мясу, но зато растет потребление птицы.

Из зала: Хотелось бы еще об одежде, не о пищевой группе товаров услышать.

Ирина Канунникова (директор Союза Независимых Сетей России): Может вам отчет сделать?

Елена Морковина (руководитель отдела бизнес-исследований, ГфК-Русь):
Явного дефицита нет. Есть падение спроса, хотя пока есть предложения. Есть отложенный спрос, который в какой-то момент будет реализован.

Андрей Стерлин: Мне кажется, я понял, о чем был вопрос. Вопрос в том, что импорт упал, и привело ли это к стимулированию импорт заменяющей продукции. На мой взгляд это происходит пока в очень ограниченном масштабе. Во-первых, быстро это не происходит. Во-вторых, резкого скачка цен, который можно было ожидать, не произошло. Тут и дотации из Европы помогли, и вся цепочка от производителя до дистрибьютора, где-то ритейлеры поступились своей маржой. В общем рост цен оказался значительно меньшим. А более того, коллеги из ритейла знают это гораздо лучше, но вот мы наблюдаем большое количество акций, в которых цены действительно очень низкие.

Дмитрий Вознесенский (первый заместитель генерального директора ГК "Виктория"): Правительство пытается ограничить количество импортного товара. Господа, это полный бред и чепуха.

Дмитрий Потапенко: Вот Нижний Новгород как хорошо живет. У них должно быть 70% нижегородских товаров. Картошка бразильская — нижегородская.

Дмитрий Вознесенский: Господа, кризис дал шикарную возможность выйти российским производителям на полки.

Феликс Стетой (операционный директор «Евродом»): Сначала вопрос к исследовательским компаниям. Цифры, что вы называете, можно ли привести сравнения? Например, дать в продажах еще и цифры прошлого года и понять, насколько произошло падение или рост в сравнимых ценах.

Дальше, на сколько произошло изменение цен по рынкам: продукты питания,  аудио-видео техника.
Третий вопрос, о котором мы почему-то молчим, когда мы говорим о переходе людей в более дешевые продукты. Я не верю в это. Потому что точно знаю: люди найдут дешевле, но вряд ли переключатся на другие товары. Сколько вы считаете людей переключилось на дешевые цены в тех же продуктах, а сколько людей пошли в другие продукты (заменители)? 

И отдельный вопрос к Наталье. Ваш бизнес очень сложен, особенно в части перестраивания ассортимента. Продуктовый рынок, DIY могут быстро поменять товар на более дешевый. Как вы считаете, в вашем случае отложенный спрос либо что-то еще … Какие сейчас реально могут быть сделаны быстрые действия с ассортиментом? Или это только возможность работать с ценами?

Андрей Стерлин: По вопросу количества народа, который переключился. По разным категориям это сильно по разному. Что вы имеете в виду под  сопоставимыми ценами, в валюте?
Из зала: Скажу маленькую цифру, может вы ее не знаете. 98% доходов населения в рублях сохранились. То есть в рублях люди не стали получать меньше. Давайте говорить про рубли. Про евро и доллары — это от лукавого.

Ирина Канунникова: Что значит не стали получать меньше?

Из зала: По последнему отчету Росстатнадзора.

Ирина Канунникова: Я не про Росстат, я про правду.

Из зала:
Я не верю никому, и даже нашим исследователям. И имею на это право. Потом отдельно в кулуарах могу вам объяснить почему. По Росстату, который сейчас контролирует достаточно жестко любые зарплаты, рублевая зарплата не изменилась. Да, может быть, ушла в серую зону. Уменьшилось количество занятых. Но у тех, кто работает, рублевые зарплаты не уменьшились. Об этом даже говорят многие опросы в интернете. Почитайте внимательно. У людей увеличилась нагрузка, появились дополнительные обязанности, но количество рублей в зарплате не уменьшилось.

Игорь Васюков (исполнительный директор, "ПосудаЦентр"): Я могу привести яркий пример. В Новокузнецке люди были готовы работать до кризиса за 90 000 руб., а сейчас за 15 000. В разных регионах — разная ситуация.

Из зала: Игорь, извините, что перебиваю. У меня магазины в 12 регионах России. Не надо врать. Я не готов спорить с вами. Рубли не уменьшились.

Андрей Стерлин: Я не могу с вами согласиться. У меня нет такого личного опыта, о котором говорил Игорь. Я не видел Новокузнецк. Но у меня есть статистика, в том числе из наших региональных филиалов. И эта информация подтверждает то, что коллеги говорили. Еще хорошо, если сокращения людей произошли на 15-20%, особенно в городах с градообразующими предприятиями. Причем оставшиеся сотрудники работают сильно сокращенную рабочую неделю.

По Росстату, на который вы ссылаетесь, в июне выходило падение располагаемых доходов на 10%. Эта информация держалась около двух недель, затем ее поменяли на 5%. А теперь получается — ноль. Чему верить? Лично я верю своим глазам, людям, с которыми я общаюсь, с компаниями не только нашей отрасли. Это более-менее благополучная среда. Там, возможно, небольшое сокращение доходов. А в промышленности, бюджетной сфере — оно гораздо сильнее.

Динамика рублевых цен очень разная. Даже по крупным товарным группам. Например пиво. Мы наблюдаем прирост 16%.

Из зала: Я думаю сети все это считают и у них более точные данные.

Андрей Стерлин: Может быть, на сопоставимые SKU. Но есть же структурные изменения, которые тянут цены вниз. И получается общий рост цен по совокупности категорий. Переключение на более дешевые марки идет с учетом этого.

Вопрос из зала: Я вижу ситуацию со стороны поставщиков, и со стороны розницы. Я работаю с 16 сетями. Как вы мастерски за полгода сумели задушить своих поставщиков и какими методами? И не привели ли эти методы к тому, что вы сами себя загнали в ловушку и вам в четвертом квартале будет нечего продавать? Потому что судя по обмену мнениями… Вы говорили в первый квартал: ребята, подождите. То же самое было во втором квартале. В третьем квартале вы сказали, что побудете в отпуске, а поставщикам предложили вновь подождать. Говорили, что у вас нет товара, нет денег на закупки. И вдруг в сентябре все готовы покупать. Вот расскажите, как вы всем этим полгода занимались? Я пока не услышал никаких методов работы с поставщиками. Увеличение отсрочки, увеличение бонусов, сроки поставок, и т.д. Расскажите.

Наталья Привалова (директор управления розничной сети "Мир"): Видимо это вопрос ко мне. Вы говорите о методах, которыми мы себя загнали в ловушку. Я думаю, что методы тут совершенно ни при чем. Ситуация, которая сложилась связана с исключительно с закредитованностью этой индустрии и с кассовыми разрывами. О каких отсрочках вы говорите, когда мы всем должны? Отсрочка 90-120 дней действовала у нас еще в докризисный период. Были понятные и четкие отношения с поставщиками. Как только пошла ситуация кассовых разрывов, абсолютно все сети электроники (я это знаю) стали задерживать оплату поставщикам.

Из зала: Я могу вам сказать, что у компаний "М.видео", "Техносила", "Мир" отсрочки платежей увеличились. А у таких компаний, как Ulmart — дискаунтеры, у них отсрочка семь дней. Они не боятся. А вы испугались, и вы просели. Вот скажите почему?

Наталья Привалова: Я опять с вами не согласна. Вы приводите в пример компанию, у которой нет проблем с деньгами. Это западная компания. Я еще в предыдущем выступлении тут говорила, что в нашей индустрии считалось почему-то, что если компания торгует электроникой, то у нее много денег. Ставки аренды и персонал были самые высокие, и т.д. В нынешней ситуации, когда индустрия еще и просела больше остальных, результатом этого всего стала ситуация, о которой вы говорите.

У нас, к сожалению, есть проблемы с деньгами. И это не позволяет нам придумывать новые методы работы с поставщиками. Наша задача сейчас — заработать больше с помощью новых услуг, новых продуктов, "танцев перед клиентами". В ход идет все, что угодно. Это нужно для того, чтобы сократить долг перед поставщиками и начать нормально работать. Сейчас спрос немного растет. И нам очень хочется наполнить полки товаром, которого нам не хватает.

Был еще вопрос по поводу ассортимента нашей сети. Я не знаю почему вы так особенно к нему относитесь. Как раз наоборот, он в чем-то даже проще. Потому что как правильно сказал Дмитрий Потапенко, кроме картриджей ничего не пропадает.

В 2005 г. мы работали с компанией "Маккензи", которая помогала нам формировать ассортимент. В каком смысле? Сколько нужно предложить покупателю холодильников, чтобы сделать выбор.

Формат наших магазинов — 1500 кв. м. У Media Markt — 6000 кв. м. Когда они пришли в Ростов мы очень боялись, что потеряем клиентов. Но наши продажи выросли. Потому что человеку для выбора не нужно 150 холодильников, 60 — достаточно, а 30 — уже мало. У нас был оптимальный ассортимент, а сейчас из-за дефицита товара, у нас 30 холодильников. И вот это нам мешает продавать.

Плюс еще очень сильно поменялись покупательские предпочтения. Если раньше все сети электроники  активно занимались собственным производством. У "Эльдорадо" — это Elenberg, "Техносила" — Techno, мы продавали бренд Trony. Раньше эти товары хорошо продавались, они были дешевые, на них была хорошая маржа. Сейчас эти товары не продаются. С одной стороны люди стали менее лояльны к брендам, с другой стороны они не покупают неизвестные вещи. Мы пытаемся в этой области работать над ассортиментом.

Первая серия круглого стола «Итоги продаж за 2-3 квартал 2009 г. в различных сегментах розничной торговли»

Вторая серия круглого стола «Итоги продаж за 2-3 квартал 2009 г. в различных сегментах розничной торговли»

Третья серия круглого стола «Итоги продаж за 2-3 квартал 2009 г. в различных сегментах розничной торговли»

Четвертая серия круглого стола «Итоги продаж за 2-3 квартал 2009 г. в различных сегментах розничной торговли»

Шестая серия круглого стола «Итоги продаж за 2-3 квартал 2009 г. в различных сегментах розничной торговли»

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments