Футуролог Сергей Переслегин с докладом: «Сценарный анализ финансово-экономического кризиса 2008 года в контексте проблемы постиндустриального фазового перехода». Вторая серия

Дата записи: 13 февраля. Размер: 49,6 Мб. Время: 15 минут 37 секунд.

Следующая возможная версия, наиболее неприятная из всех. И вероятность ее далека от нуля. Эта версия носит название «Троянская война». Вот сценарий.

Посмотрите на ситуацию с американскими военными затратами. При остром финансовом кризисе они являются рекордными за всю историю США — $500 млн. И это только непосредственные расходы, без учета войн в Ираке и Афганистане, которые проходят отдельно по другим статьям.

Второй неприятный фактор — продолжение США ограничения ядерных вооружений с совершенно невероятно низкими цифрами. И командировка самого Киссинджера, для ведения переговоров в этой области.

Третий фактор — это непрерывное обострение ситуации вокруг Арктики. 

Вкладывая деньги в избыточное вооружение, вы оздоравливаете экономику, но ценой того, что вы допускаете риск войны. Более того, эта война вам становится необходимой

Мы имеем три фактора, позволяющие нам сказать, что такая возможность, как война рассматривается американскими правящими кругами совершенно всерьез. Посмотрим без всякого ужаса, а что это нам дает. Во-первых, совершенно очевидно, что мы начинаем ликвидировать кризис, создав гигантскую дыру для вложений. Вместо новых технологий — это чисто военные технологии, старые и дающие достаточно много возможностей для управления ими. Мы делаем то, что в 1932 г. делал Рузвельт. Он, придя к власти, начал строительство всех кораблей, на которые Америка имела право по Вашингтонскому Мирному договору, а это 8 линкоров сразу. И одновременно резко увеличил производство всех вооружений, в том числе авиационного.

Америка начала наращивать вооружение. Стратегия хорошая: кризис начал резко спадать. Но стало понятно, кризис при этом только отталкивали вперед. Рано или поздно пузырь вооружения тоже будет надут, и дальше вкладывать в него тоже будет невозможно. Если только этот пузырь вооружений не уничтожить в войне. Поэтому, вкладывая деньги в избыточное вооружение, вы оздоравливаете экономику, но ценой того, что вы допускаете риск войны. Более того, эта война вам становится необходимой.

Я утверждаю, что в некотором плане ситуация в мире изменилась. Если еще 5 лет назад мы все с удовольствием повторяли знаменитую формулу «война- есть продолжение политики иными, а именно насильственными средствами», то сейчас «война — это продолжение экономики иными, а именно средствами разрушения, а не созидания». И в этом вопросе ничего личного, никакой межстрановой ненависти, исключительно решение экономических вопросов. 

Чтобы через войну выйти из кризиса, безразлично какие игроки будут воевать между собой. Россия является удобным объектом для нападения

В целом мы можем прикинуть, что проектируется, конечно, не глобальная война со «швырянием» ракет, а региональный конфликт. Скорее всего, с участием России. Соответствующего размера войну могут дать пять игроков: США, Евросоюз, Япония, Китай, Индия. В общем, Индия в этом списке под вопросом.

Чтобы через войну выйти из кризиса, безразлично какие игроки будут воевать между собой. Это, еще раз повторю, война не с геополитическими результатами. Но Россия является удобным объектом для нападения. Потому что имеет место быть богатство Сибири и богатство Арктики, которое Россия сейчас пытается поставить под свой контроль. Это вызывает крайне негативное отношение в мире.

Поэтому минимальной целью конфликта является трансолизация российской Арктики, максимальной — трансолизация российской Сибири. Чем бы все это не кончилось, часть городов будет повреждена, масса военной техники уничтожена. Ее нужно будет возобновлять. Кризис сменится новым устойчивым развитием, новым процветанием. Заметьте, и для проигравшей стороны в том числе. В этом отношении это немного необычная война.

Другой вопрос, что всякий раз, когда вы проектируете войну с участием России, надо иметь в виду, что это не будет ограниченный локальный конфликт. Так казалось Наполеону. Было известно, что целью похода на Россию было присоединить Россию к континентальной блокаде. А экономически, у Гитлера чисто формальной целью войны было получение контроля над небольшими ресурсами Украины. И тот и другой крайне удивились, выяснив, что с ними ведут не ограниченную войну с вполне понятными целями, с обозримыми последствиями и обозримыми результатами, а войну до конца всех возможностей. Поэтому, даже самоуправляемая экономическая война при условии участия в ней непредсказуемых структур, к которым относится Россия, может привести к определенному Армагеддону. Этот Армагеддон не нужно понимать, как прекращение жизни на земле. Это лишь просто большая, тяжелая война, сравнимая с последствиями Второй Мировой, и превосходящая ее на столько, на сколько с тех пор выросла экономика.  

Сейчас интервал риска войны максимален от осени 2010 г. до осени 2012 г. Дальше он начнет снижаться. В этих условиях роль продовольственных розничных сетей может быть очень большой. Потому что они единственные смогут в этих условиях обеспечить снабжение страны продовольствием.

Сценарий Рузвельта. 7 лет прошло от начала его военного бюджета до начала реальной войны в Европе. Сейчас интервал риска войны максимален от осени 2010 г. до осени 2012 г. Дальше он начнет снижаться. Я повторю, что из четырех сценариев это лишь один. И вероятность его осуществления по определенным оценкам 25-30 %. И в этих условиях роль продовольственных розничных сетей может быть очень большой. Потому что они единственные смогут в этих условиях обеспечить снабжение страны продовольствием.

Замечу, что из четырех сценариев, которые я вам предлагаю, кроме собственно непосредственно галадепрессии, все будут требовать активных действий и вовсе не стагнации существующих компаний, а напротив их максимального развития. Честно говоря, я склонен считать, что будет принята комбинация всех сценариев, линейная. Т.е. в этом плане решение не будет приниматься долгое время. А это значит, нам вполне перспективна игра не на первичное упрощение и на резкое снижение товарного ассортимента, а, напротив, на его расширение. Да, шансы на это меньше. Я ставлю их по упрощению как 1:4, но 1:4 это ничуть не меньше, чем шансы войны. И вам необходимо иметь ввиду в своих расчетах, что такая возможность существует. 

Ипотечный кризис, который сегодня уже называется финансовым, не является сам по себе серьезным. С ним можно справиться разными способами

Итак, война не будет концом света — это будет лишь альтернативная форма рецессии. Получается следующий неприятный вывод. Ипотечный кризис, который сегодня уже называется финансовым, не является сам по себе серьезным. С ним можно справиться разными способами. И эти способы в большей или меньшей степени приемлемы, но все они переводят кризис в иную форму, либо оттягивают его на какое-то время. Рано или поздно мы все равно столкнемся с этой проблемой. Мы не можем отказать деривативной экономике и в сегодняшних условиях привязать ее к реальной экономике. Поэтому крах деривативной экономики неизбежен, а с ней и неизбежен крах реального сектора.

Я утверждаю, что этот цикл будет купирован. Но следующий цикл в двадцатилетней перспективе неизбежен, его купировать будет нечем

То, что я говорю, означает следующее. Мы столкнулись не с циклическим кризисом, и даже не со структурным, хотя последнее бывает редко. Один структурный кризис нам вызвал Мировую войну, а второй такой кризис вызвал нам распад Советского союза и уничтожение целого уклада жизни, т.е. заметное упрощение структуры мировой экономики.

У меня есть все основания считать, что мы столкнулись с вещью гораздо более серьезной, которую мы называем фазовым кризисом. Я утверждаю, что исчерпана возможность индустриальной экономики. Мы можем даже довольно четко сказать, как будет происходить разрушение. Но я утверждаю, что этот цикл будет купирован. Но следующий цикл в двадцатилетней перспективе неизбежен, его купировать будет нечем.

Сначала у нас будет падать патентный рынок и рынок авторских прав. Затем инновационный сектор экономики, причем начнется это с тех стран, где инновационные системы раздуты сверх всякой меры и реальной прибыли давно не приносят. Начнется все с Франции и Германии, затем США, затем Япония. Все это будет происходить на фоне кризиса городов. И, разумеется, кризиса мировой транспортной сети. И в этом плане я присоединяюсь к тому, что это будет кризисом логистики.

Современная транспортная сеть уже предельно перегружена, и мы ничего не можем с ней сделать даже в идеальных условиях. Длительного кризиса она просто физически не выдержит. Таким образом, сценарный анализ средне-долгосрочной перспективы кризиса сталкивает нас с концом известного мира. Правда у нас есть выбор.
Мы можем прийти к этому концу через войну, через рецессию и социальные беспорядки и через разрушение финансово-валютного механизма.Каждая страна может избрать свою сферу, свою схему завершения индустриальной фазы. Но нужно иметь в виду, что результат, в конечном счете, окажется одним и тем же.

Есть не очень большой шанс выбраться из всей этой ситуации, но я о нем расскажу чуть позднее. 

Известная фраза «в чем трагедия Америки? Оттуда некуда уехать» — это конец мира. И в этот конец мира устремляются люди. Производство устремляется в противоположную сторону, что создает два страшных потока

Фазовый кризис — это одновременный упадок четырех базовых процессов. Управление, познание, производство, обучение. До сих пор мы говорили только о производстве, даже более того, только об обращении, как части производства.

Маркеры кризиса. Первым маркером является глобализация. Связанное физическое пространство развития данной фазы должно быть исчерпано. В настоящее время глобализация достаточно четко проявлена. Хотя я согласен с высказываниями в Интернете, что, может быть, мы преувеличиваем масштаб глобализации. У Америки очень интересная стратегия, учитывая цвет кожи и происхождение Маккейна, как попытка выбраться из кризиса за счет Африки. Через ее включение в систему индустриальной деятельности. Я, разумеется, говорю о черной Африке, о дикой Африке. Это очень рискованный шанс, но это шанс. Глобализация почти дошла до конца. В двадцатилетний срок точно дойдет.

Второй момент. Территориальное разделение производства и потребления, проживания и деятельности. Т.е. в той части мира, где капитализация высока настолько, что там не выгодно никакое производство, вплоть до производства наркотиков. А в другой части мира из всего производства почти ничего не потребляется. Это вызывает перегруз транспортной системы. И, более того, еще перегруз системы взаимных обязательств. Потому что эта система живет на честном слове, на взаимном доверии, которое разрывается кризисом. Замечу, что этот второй маркер у нас тоже полностью проявлен.

Разделение систем проживания и деятельности вызывает антропоток, т.е. движение людей в ту область, где капитализация выше всего — в города, в большие города, а оттуда — в мировые города, оттуда — в Штаты. Известная фраза «в чем трагедия Америки? Оттуда некуда уехать» — это конец мира. И в этот конец мира устремляются люди. Производство устремляется в противоположную сторону, это создает два страшных потока.

При этом антропотоки усугубляются демографической динамикой, быстрым всплеском роста населения в выдающихся странах.

Со всеми этими маркерами мы сталкивались и предыдущий античный кризис и до этого в неолитический кризис. Социосистемное равновесие смещается от базовых процессов, т.е. производства, управления, обучения, познания, в иллюзорные процессы — война, мистика, контроль, упаковка, перепродажа. Иллюзорные процессы ничуть не менее важны, чем базовые. Вместе они образуют социосистему и существование человечества. Проблема в том, что между ними нормальное соотношение 2:1, т.е. 2/3 базовых процессов, третья иллюзорная. 

Футуролог Сергей Переслегин с докладом: «Сценарный анализ финансово-экономического кризиса 2008 года в контексте проблемы постиндустриального фазового перехода». Первая серия

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar