Вчера на итоговом совещании аптечной отрасли республики были озвучены шокирующие цифры. В четырех районах РТ, где отмечается самое низкое потребление лекарств, отмечается самая высокая смертность. Вместе с тем, благодаря запрету безрецептурного отпуска кодеинсодержащих препаратов, в десятки раз снизился объем их продаж – и как следствие, количество дезоморфиновых притонов. Как выяснил корреспондент «БИЗНЕС Onlinе», работать на фармрынке становится все сложнее, тем более что готовится полный запрет на безрецептурный отпуск антибиотиков.

Итоги работы фармацевтических служб Татарстана подвели вчера в НЦК «Казань», где собрались чиновники минздрава РТ, провизоры и фармацевты, владельцы аптечных сетей и представители оптового сектора лекарственного рынка.

Итак, главная новость: рынок растет. Но при этом число оптовиков не меняется два года – их 54, причем первые топ-5 компаний занимают 45% рынка. Рост наблюдается в розничном секторе – в последние три года количество аптечных учреждений растет примерно на несколько десятков в год, и сейчас их уже 1351. Татарстанцы лечатся все больше: за год объем республиканского фармрынка вырос на 7% и достиг 16,3 млрд. рублей. Рост ниже, чем по России, на 5% — однако в республике средний уровень потребления лекарств превышает среднероссийские показатели.

Это, оказывается, очень важно. Как заявила замминистра здравоохранения РТ Фарида Яркаева, между уровнем потребления лекарств и уровнем смертности есть прямая корреляция. Среднестатистический татарстанец в прошлом году съел различных пилюль, намазался кремами и закапал капель на сумму 4297 рублей (в России – на 3860). Однако в четырех районах, где уровень лекарственного потребления – от 1200 до 1700 рублей на человека, фиксируется максимальный в республике уровень смертности. Это Верхнеуслонский, Кайбицкий, Актанышский и Аксубаевский районы…

Потрясающий – во всех смыслах – эффект дал запрет безрецептурного оборота кодеинсодержащих препаратов.

Как отметила замруководителя управления Росздравнадзора по РТ Любовь Шайхутдинова, в декабре 2011 года в десятки раз снизился отпуск пенталгина. «Только по аптечной сети «Будь здоров» расход пенталгина в декабре 2010 года составлял 6642 упаковки. В декабре 2011-го – всего 107», — привела статистику Шайхутдинова.

Это нанесло серьезнейший удар по дезоморфиновой наркомании – а дезоморфин в десять раз токсичнее героина, и в то же время в десять раз дешевле. Делают его как раз из кодеинсодержащих препаратов. Именно поэтому дезоморфиновая наркомания захлестнула республику – процесс начался в Бугульминском и Альметьевском районах, а в 2011 году начал проникать в Казань.

С 15 ноября прошлого года вступил в силу запрет на безрецептурный отпуск пенталгина, нурафена и других кодеинсодержащих препаратов. В результате, как отметил представитель госнаркоконтроля, в 2012 году выявлено всего пять преступлений, связанных с изготовлением дезоморфина. В 2011-м таких преступлений было 94! С октября по ноябрь 2011 года было выявлено девять дезоморфиновых наркопритонов – а уже в декабре дезоморфин не изымался вовсе.

С 1 июня на федеральном уровне также вступает в силу положение о безрецептурном отпуске кодеинсодержащих препаратов. И единственное, чего сейчас опасаются борцы с наркотиками – это массовой подделки рецептурных бланков.

Как отметила в беседе с корреспондентом «БИЗНЕС Online» Шайхутдинова, фармацевтический рынок в 2012 году могут ожидать серьезные потрясения. Например, Госдума РФ обсуждает инициативу запретить рекламу лекарственных препаратов, дабы оградить наших граждан от самолечения.

«Перемены рынка заметны, в частности, по кодеинсодержащим препаратам, — отметила она. – Рынок значительно реструктуризируется, вместо нурофена и пенталгина аптеки предлагают другие препараты – в случае, если нет рецепта. Если же будет введена обязательность рецептурного отпуска целого ряда препаратов, то рынок ждут еще большие перемены. Вообще-то и закон, и приказы соответствующие есть – но, как говорится, нет у нас законов, которые не хотели бы нарушить… Препараты – вернее, антибиотики, – можно реализовывать в аптеках только по рецепту врача уже сейчас. И сейчас надо принимать меры к тому, чтобы соблюдать эти запреты…». Иными словами – минздрав в любую минуту готов включить контроль в этой сфере: нормативная база для этого есть.

Понятно, что цели у менеджеров от медицины благие: забота о здоровье. Но ведь антибиотики люди глотают при любом насморке, заглушая возможные симптомы серьезных болезней, вроде туберкулеза. Эти препараты могут быть опасными при бесконтрольном применении, пить их нужно под врачебным контролем — и тут с запретом все вроде бы понятно. Но если эти запреты вступят в силу, то народ, привыкший к самолечению, будет вынужден обращаться к врачам. И к какому дикому росту очередей в регистратуру это приведет, никому объяснять не нужно. Наша поликлиническая сеть просто не готова к такому наплыву желающих. А значит – люди будут терпеть, прибегать к народным средствам вроде стакана водки с перцем при простуде вместо упаковки какой-нибудь «упсы». И фармрынок начнет нести финансовые потери.

В принципе ужесточение контроля постепенно происходит – в рамках действующих законов, отмечает Шайхутдинова. Однако пока надзорная деятельность в этой сфере не сопровождается серьезными наказаниями – они, конечно, есть, но скромные. И если государственным или муниципальным учреждениям они установлены на уровне 30 тыс. рублей, то для частника размер штрафа – до 5 тыс. рублей. По сути, сейчас не хватает лишь политической воли. Включи ее – и рынок ждут серьезные структурные перемены, и, вероятнее всего, падение доходов его участников.

В результате ужесточения требований аптечному бизнесу становится сложнее работать. Наценки на препараты минимальны, рост цен практически в пять раз ниже уровня инфляции – в 2011 году в Татарстане средний уровень цен на лекарства поднялся всего на 1,2% , то фактически цены упали…

— Вводятся новые правила работы, рынок становится более прозрачным, — рассказал корреспонденту «БИЗНЕС Online» менеджер оптового ЗАО «Аптека-Холдинг» Андрей Заварзин. — Существуют цены завода-изготовителя, они фиксируются государством, установлена фиксированная наценка на препараты в оптовом и розничном секторе.

Работать все сложнее – и оптовикам, и аптекам. Прибыль падает – хотя бы потому, что растет количество аптек. Если доллар растет, евро не собирается падать, — а цены на лекарства привязаны к этим валютам – то цены в аптеках практически не меняются. Фармацевтический рынок относится к очень высококонкурентному сектору.

С этим утверждением согласен и гендиректор розничной сети аптек «36,6» Артур Уразманов:

— В последнее время рынок очень ужесточился, это становится все заметнее. Конкуренция возрастает. Открывается очень много аптек — многие из них недобросовестно работают, намеренно вводя потребителя в заблуждение. Например, не так давно был громкий процесс по одной из аптечных сетей, заявившей, что реализуют лекарства по оптовым ценам, хотя это было не так. Их оштрафовали… Если говорить о контроле за рецептурным отпуском, то я пока не заметил, чтобы что-то поменялось. И раньше антибиотики продавали только по рецептам — просто многие аптеки обходили это правило. Может быть, контроль и увеличился, но мы этого не заметили. Реально изменился контроль за кодеинсодержащими препаратами — но мы уже отказались от их продажи.

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar