События в Иране подтверждают старую истину: главная движущая сила революций — недовольные своим экономическим положением массы. Конечно, одной экономикой дело не ограничивается, часто народные волнения вызваны политическими, межнациональными и межконфессиональными причинами. Но чем плачевнее положение людей, чем глубже экономический кризис, чем сильнее падает национальная валюта, тем больше у революционеров шансов на успех.

Так было в Тунисе, где поводом для восстания против президента Бен Али стало самосожжение уличного торговца, разоренного и униженного властями. После чего на улицы вышли сотни тысяч таких же отверженных. Так было и в Египте: против Хосни Мубарака бунтовали люди, недовольные своим положением, пострадавшие от кризиса, потерявшие надежды трудоустроиться и прокормить свои семьи. Конечно, на каирской площади Тахрир собирались не только они — туда приходили и студенты-либералы, и исламисты. Но простых, далеких от политики людей там было большинство.

Если бы в Тунисе и Египте был такой уровень жизни, как в Катаре или Кувейте, едва ли дело дошло бы до свержения президентов. Вполне возможно, Бен Али и Мубарак сумели бы купить лояльность сограждан, выделив на решение социальных проблем миллиарды нефтедолларов, повысив зарплаты и пенсии. Но ни в Тунисе, ни в Египте миллиардов нефтедолларов нет — и в этих странах победила "арабская весна". В Катаре же и Кувейте она даже не началась, а в Саудовской Аравии ограничилась районами, где живет шиитское меньшинство, но это совсем другая история, не экономическая.

В Иране своя "персидская весна" чуть было не произошла в 2009 году, после президентских выборов, на которых победил Махмуд Ахмадинежад. В Тегеране и других крупных городах вспыхнули массовые волнения — сторонники оппозиции обвинили власти в фальсификациях. Но постепенно протесты сошли на нет. Одна из причин — отсутствие экономических предпосылок для победы революции. В 2009 году в Иране не было кризиса, нефтедоллары стабильно поступали в бюджет, риал не падал. Сегодня же — совсем иная картина.

Против режима аятолл сегодня выступили не политизированные тегеранские студенты, а базар, торговцы. Эти люди мыслят сугубо прагматически — они считают свои личные потери от введенных Западом санкций. Они понимают, что риал и дальше будет падать, а их сбережения — обесцениваться.

И чтобы этого не произошло, торговцы готовы многим пожертвовать — и президентом Махмудом Ахмадинежадом, и иранской ядерной программой, и даже самим режимом аятолл. Зачем нужен режим, при котором торговцы разоряются, а страна беднеет?

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments