Облигации приносят слишком маленький доход, акции нестабильны, золото вряд ли продолжит ралли, недвижимость привлекает слишком много внимания фискалов. Что остается небедному инвестору? Может быть, бриллианты, рассуждает председатель совета директоров "Арбат капитала" Алексей Голубович.

Мир еще не скоро выйдет из экономического спада. Вопрос "в чем держать деньги?" все сложнее. При падении курса казавшейся надежной валюты можно потерять и стоимость купленного за нее актива. Ставшие примером непрерывного подорожания лондонские квартиры не нужны инвестору, если он в них не живет. Курс фунта к доллару снизился за три года почти на 25%, то есть приличного заработка недвижимость уже не обеспечивает, да и цены не могут расти бесконечно.

Золото — лучший пример актива-убежища в последние годы. Но чтобы оно дорожало дальше или как минимум осталось в коридоре $1,5-1,7 тыс. за унцию, необходима не только эмиссия в США и ЕС, но и низкие процентные ставки. Это вполне вероятно в течение двух лет, но вряд ли — трех-пяти. Акции не слишком стабильный по цене актив. Облигации либо не приносят дохода, либо чрезмерно рискованны.

Возможно, инвестор, вовремя купивший бумаги Apple либо построивший дом в центре Москвы или Лондона, может на длинном отрезке времени заработать больше любого держателя монет, слитков или "двушек" в спальных районах (Москвы, Гонконга, Тель-Авива или Нью-Йорка). Впрочем, дорогая недвижимость не слишком ликвидна и к тому же является объектом пристального внимания налоговиков.

На фазах экономического цикла, подобных нынешней, все больше людей обращают внимание на бриллианты. Именно на камни, а не на драгоценности, которые люди покупают, когда в экономике все хорошо. В 2006-2007 годах, когда бонусы банкиров, взятки чиновников, доходы инвесторов и прибыли торговцев в большинстве отраслей растущих экономик двигались к предкризисным максимумам, рост продаж драгоценностей составлял до 10% в год. Пик продаж был достигнут в мире в 2007 году — $151 млрд. Надо, правда, понимать: огромная часть рынка не попадает в официальную статистику.

В кризис продажи ювелирных изделий сократились на 10% за пару лет, а вот продажи инвестиционных бриллиантов не снизились. Однако выделить камни, предназначенные именно для этих целей, довольно сложно. Если относить к таковым все весом более 0,5 карата и качеством выше среднего, то в 2006-2010 годах вместе с изделиями, куда они вделаны, их ежегодно продавалось более чем на $70 млрд. В последнее десятилетие (за исключением 2003-2004 годов) они дорожали на 2-3% в год. А с 2010 года уже на 6% в год. Причем, цены на бриллианты от 4 карат высшего качества в кризисные годы росли на 10%, а на отдельные виды камней и вовсе на 20%.

Цены на особо крупные или цветные бриллианты невозможно сравнивать с рыночной статистикой. Невзирая на кризис, самые крупные и чистые бриллианты розового и голубого цвета продавались по $1,6 млн и $1,4 млн за карат соответственно.

Сохранится ли этот тренд? Скорее всего, да, так как бриллианты пока отставали от золота, хотя и являются проверенным антикризисным и антиинфляционным активом. В развивающихся экономиках с растущей численностью состоятельных людей (особенно Китай, Индия, Россия) у бриллиантов не особо много альтернатив: локальный финансовый рынок менее развит, а риски владения золотом высоки.

Отличная от золота инвестиционная привлекательность бриллиантов обусловлена их физической природой. Соотношение вес/цена упрощает хранение и транспортировку, возможность использования ювелирами повышает ликвидность, а простота передачи "из рук в руки" позволяет во многих случаях совершать сделки, невидимые для фискальных органов. Известны случаи использования этих преимуществ в "особо крупных размерах". В конце 1990-х в азиатской стране при смене политического режима семья продала свои предприятия, опасаясь национализации, одновременно купив бриллианты на сотни миллионов долларов. Когда страсти улеглись, бриллианты были проданы через того же дилера даже выше цены покупки, а предприятия — куплены обратно. Причем кризис обесценил предприятия в разы, и прежние собственники заработали дважды.

Недостаток — отсутствие точной цены (котировки) в любой момент времени. Все же у бриллиантов существует множество категорий качества по чистоте и цвету. Однако для типичных инвестиционных бриллиантов стоимость определяется точно. Главное, чтобы не было "обременения" в виде ювелирного изделия или нетипичной огранки. Чтобы купить бриллианты для инвестиций по "настоящей" рыночной цене, не нужно идти в магазин. Следует заглянуть на один из крупных торговых интернет-сайтов, где камни продаются с сертификатами, по стандартной процедуре (даже с гарантией возврата денег, если камень не понравился), но существенно дешевле (на 20% и более), чем в лучших ювелирных магазинах Женевы, Лондона, Нью-Йорка или Гонконга, предлагающих драгоценности с бриллиантами.

Например, Blue Nile — крупнейший онлайновый профильный ритейлер может предложить одновременно от нескольких десятков до сотен камней в инвестиционной категории весом от 2 карат. Работая в конкурентной среде, такая компания не может устанавливать маржу более 5-7%. Бизнес Blue Nile и ему подобных менее прибылен, чем, например, у Tiffany. Ведь традиционные магазины продают не только камни, но и "эмоции", брендованные подарки.

Но если камень куплен ради инвестиций, важен не бренд продавца, а сертификат гемологической экспертизы. У хорошего дилера или крупного онлайнового ритейлера сертификат будет на все камни весом больше 0,5 карата.

Какие камни покупать? Главный критерий — ликвидность. К примеру, 100 камней по 1-2 карата продать проще, чем за ту же сумму пару камней по 3-4 карата. Стандартные камни более ликвидны, поэтому лучше приобретать бриллианты круглой огранки, весом не менее карата, с цветовыми характеристиками не ниже F и уровнем чистоты не хуже VS. Камни наиболее высоких категорий чистоты и цвета могут быть сильно дороже, но они менее ликвидны. Их реже покупают инвесторы и мало используют ювелиры (для массового ювелирного производства обычно используются камни с уровнем чистоты SI и выше, с цветовой характеристикой начиная от H).

Сертификаты, выданные лабораториями общепризнанных гемологических организаций (американская GIA, бельгийская HRD, швейцарская SSEF, а также международные IGI и EGL),— надежные и профессиональные документы. Но для максимальной ликвидности лучше иметь документ от GIA или IGI.

Что может спровоцировать падение цен? Рисков мало. Резкое увеличение добычи алмазов маловероятно, а синтетические камни отличимы от природных и пока обращаются на отдельном рынке. Строчка из песни Diamonds are Forever может оказаться вполне реальным слоганом для данного актива.

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar