Генеральный директор ОАО "МегаФон" Сергей Солдатенков рассказал "Деловому Петербургу", зачем операторы продолжают раздачу sim–карт и какова стратегия компании на рынке широкополосного доступа в Интернет. 

"ДП": Видите ли вы признаки оздоровления в "телекоме"? Если да, то какие?

Сергей Солдатенков: Главный признак оздоровления — прекратилось падение голосового трафика. Если в I квартале этого года по сравнению с IV кварталом  прошлого наблюдалось его явное снижение, то по результатам III квартала мы видим стабилизацию. 

Причем если рассматривать регионы, то чем больше в регионе доля бизнес–клиентов, тем значительнее было падение. В Москве, например, трафик упал на 13%, в Петербурге — на 8%, а на Дальнем Востоке — только на 5%. Пока трудно сказать, будет ли рост в ближайшее время. Что касается передачи данных, в этом сегменте рост существенный.

"ДП": То есть потенциал роста доходов сотовых операторов теперь полностью зависит от дополнительных услуг?

Сергей Солдатенков: Тенденция к росту голосовых услуг во всем мире уже прекратилась. Теперь чтобы сохранить финансовые показатели и поддержать ARPU (средний доход с одного клиента), необходимо развивать дополнительные сервисы. Сейчас ARPU у всех операторов примерно одинаковый и инвестиции идут на то, чтобы удержать его на определенном уровне.

Надо сказать, что в отношении предоставления неголосовых услуг мы находимся в отличном положении. Мы сегодня третьи по выручке в России, но по предоставлению дополнительных услуг мы первые.

"ДП": Зачем операторы продолжают раздачу sim–карт, если уже все давно признали, что качество приобретаемых таким способом абонентов заведомо плохое?

Сергей Солдатенков: Лично я не очень поддерживаю то, что мы за 9 месяцев все вместе "большой тройкой" (МТС, "Билайн", "МегаФон". — "ДП") продали 62 млн sim–карт. Из них в сети на сегодняшний день осталось 9 млн.

Но сейчас есть сегмент потребителей, готовых перебегать от оператора к оператору, так называемые свитчеры. Существуют бизнес–модели, которые показывают, что если есть такой сегмент потребителей, то с ним надо работать. Если на привлечение такого абонента  мы тратим меньше денег, чем получим от него за время его "жизни" в сети, значит, есть выгода. К сожалению, в борьбе за перебежчиков сегодня участвуют все операторы.

Но бесплатно sim–карты мы не раздаем, мы считаем, что это не совсем правильный путь. По той же причине мы не стали покупать никакие розничные сети. "Билайн" купил 49,9% "Евросети" и подписал определенное соглашение со "Связным", МТС купили "Телефон.ру", "Эльдорадо", "Телефорум". У нас есть только соглашение с "Евросетью".

Надо сказать, все наши опасения насчет того, что мелкие сотовые ретейлеры умрут, не оправдались. Локальные дилеры продают  более 50% наших sim–карт. Сами операторы "большой тройки" создали ситуацию, при которой около $1 млрд в этом году было инвестировано в розницу через подключения.

"ДП": Сколько таких перебежчиков, о которых вы говорили, в сети "МегаФона"?

Сергей Солдатенков: Как у всех. За год практически треть базы обновляется. Есть лояльная часть — 44–45% абонентов, которые остаются  с нами уже несколько лет.

"ДП": Сохраняется ли у "МегаФона" интерес к приобретению "Синтерры"? Что сулит вам такая сделка, если учитывать все плюсы и минусы этой компании?

Сергей Солдатенков: Интерес есть. Этот актив достаточно диверсифицирован. Вы знаете, что "Синтерре" принадлежит "ПетерСтар", и у нас есть большое желание его слить с Северо–Западным филиалом "МегаФона", с тем чтобы создать единую операционную компанию по предоставлению универсальных услуг.

Мы хотим стать в будущем универсальным оператором, и нам необходима модель, по которой мы будем работать. Первое — объединение с "ПетерСтаром". Второе — строительство магистральных сетей, чтобы пропускать трафик передачи данных.

У "Синтерры" есть магистральные сети, поэтому она нам необходима. Третье — "Синтерра" построила пограничные переходы между зарубежными операторами и Россией, а мы собираемся на рынке дальней связи играть важную роль, поэтому нам эти переходы тоже необходимы. Таким образом, многие элементы, которые есть у "Синтерры", нам нужны. К тому же в случае с "Синтеррой" у нас нет опасений, что слияние сможет нарушить корпоративную культуру "МегаФона", в отличие от других крупных сделок по слиянию компаний.

Вы же знаете, например, что была корпоративная культура компании "Голден Телеком" (куплена "ВымпелКомом" в 2008 г. — "ДП"), была культура "ВымпелКома" — сегодня они вынуждены создавать новую, и в этом нет ничего необычного, просто для ее формирования необходимо время.

"ДП": Когда будет окончательно решен вопрос с "Синтеррой"?

Сергей Солдатенков: Мы работаем над тем, чтобы как можно скорее определиться. Возможно, что до конца года совет директоров этот вопрос решит.

"ДП": Какова ваша стратегия на рынке широкополосного доступа в Интернет (ШПД)?

Сергей Солдатенков: Мы не планируем строить оптоволоконные сети для работы с частными лицами. Для массового рынка мы используем мобильный ШПД. Если будут продаваться компании "Акадо", NetByNet, "ЭР–Телеком", которые занимаются только услугами ШПД для частных лиц, мы готовы рассмотреть такие возможности, но самостоятельно строить оптоволокно мы не будем.

Сеть ШПД мы строим для корпоративных клиентов, чтобы предоставлять им полный комплекс услуг. На оптоволоконные сети отводится небольшая часть наших инвестиций, ведь построить оптоволокно даже для нескольких тысяч клиентов — не такие большие деньги.
 
"ДП": Что вы думаете о планах "Связьинвеста" по созданию четвертого федерального игрока на сотовом рынке? Способна ли поддержка государства, которая, несомненно, будет оказываться новой компании, существенно повлиять на рынок?

Сергей Солдатенков: Административная поддержка государства может осуществляться самыми разными способами. Но надо помнить, что строительство четвертого сотового оператора — это в любом случае время и деньги. Если они хотят строить сами, получать лицензии, это 3 года и $5 млрд.

Если покупать кого–то, это тоже не бесплатно. Предположим, они создадут четвертого федерального сотового оператора и будут предлагать то, что уже есть у других. Тогда они будут вынуждены конкурировать ценой. Это может разрушить рынок. Но если рынок будет разрушен, как они окупят свои инвестиции? Вопросов, на мой взгляд, больше, чем ответов.

"ДП": Один из путей создания госоператора, описанный в стратегии реорганизации "Связьинвеста", — объединение с одним из членов "большой тройки". Допускаете ли вы, что "МегаФон" может оказаться на этом месте?

Сергей Солдатенков: Я допускаю мысль, что государство выкупит какие–то пакеты акций "большой тройки". Если говорить, например, о "МегаФоне", то среди его акционеров есть "Альфа–групп" у которой есть доли в "ВымпелКоме" (44%. — "ДП") и "МегаФоне" (25,1%. — "ДП"). Если государство покупает этот пакет,  то оно становится на 25% владельцем "МегаФона".

Но есть еще господин Усманов (контролирует 39,3% "МегаФона") и третий акционер — TeliaSonera. Если выкупить доли и у кого–то из них, то теоретически государство может в будущем создать ситуацию, при которой оно владеет контрольным пакетом "Связьинвеста" и контрольным пакетом "МегаФона".

Но вопрос не в том, кто кого покупает. "МегаФон" стоит дороже, чем "Связьинвест". Вся компания стоит, по оценкам аналитиков, $20 млрд. Государство способно будет заплатить $20 млрд, чтобы отдать "Связьинвесту" "МегаФон"? Ответ очевиден. К тому же, как вы знаете, была правительственная комиссия, были два пути реорганизации "Ростелекома". Пошли по безденежному пути. Государство не дало денег на реорганизацию "Ростелекома".

"ДП": Какие перспективы открывает объединение акций "МегаФона" и Turkcell компаниями "Альфа–групп" и TeliaSonera?

Сергей Солдатенков: Когда говорят о том, чтобы слить "МегаФон" с Turkcell,  речь, конечно, не идет об объединении компаний. Разные страны, разные компании. Юридически невозможно это сделать даже при большом желании. Другое дело, если акционеры объединятся, выведут компанию на биржу, а "МегаФон" и Turkcell будут дочерними компаниями в новой объединенной структуре. В этом случае все понятно.

"ДП": А как же создание "ведущего международного оператора, обслуживающего более 90 млн абонентов", одна из задач которого — экспансия на развивающиеся рынки? Об этом сообщалось в релизе акционеров.

Сергей Солдатенков: Никто не мешает сегодня заниматься экспансией, просто рынков этих нет. Если мы говорим про Африку, то создание данной компании к инвестициям в Африку никакого отношения не имеет, потому что никто не мешает инвестировать в Африку "Альфа–групп" отдельно, TeliaSonera — отдельно. Откровенно говоря, мне трудно сегодня назвать плюсы такого объединения, кроме как для владельцев, которые получат ликвидность. Для клиентов ничего не поменяется. А значит, где дополнительная стоимость, которую заработают владельцы?

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments