Наступил июль, закончилось первое полугодие 2011 года, и "Власть", как обычно, представляет экономический прогноз на второе полугодие. Эксперты ответят на следующие вопросы: что случится с курсом доллара к рублю, какой окажется годовая инфляция, как изменятся мировые цены на нефть, как будут вести себя доллар и евро на мировом валютном рынке. Но сначала оценим главное экономическое событие первого полугодия.

Главным событием для экономики России можно признать возрождение сверхвысоких мировых цен на нефть. Если в январе 2010 года средняя фактическая цена экспортируемой из России нефти составляла $521,2 за тонну (прирост по сравнению с декабрем 2009 года в 2,4%), то в январе 2011-го она составляла уже $654,2 за тонну (прирост по сравнению с декабрем 2010 года — 7,2%). В феврале 2010 года стоимость составляла $508,4 за тонну (падение по сравнению с предыдущим декабрем — 0,1%), а в феврале 2011-го — уже $669,1 за тонну (прирост по сравнению с предыдущим декабрем — 9,7%). В марте 2010 года российская нефть стоила на мировом рынке $522,4 за тонну (подорожание по сравнению с декабрем 2009 года — 2,7%), а в марте 2011-го она стоила $729,8 за тонну (на 19,7% больше, чем в декабре 2010 года). В апреле 2010-го за тонну российской нефти давали в среднем $548,7 (на 7,8% больше, чем в декабре 2009 года), а в апреле 2011 года иностранцы платили уже $791,4 за тонну (на 29,8% больше, чем в декабре 2010-го).

При этом российская добыча нефти по сравнению с прошлым годом практически не изменилась — прирост составил меньше 1%. В январе-апреле 2011 года в России было добыто 166,9 млн тонн, из них 48,7% пошло на экспорт. Но денег этот экспорт принес намного больше, чем в первом полугодии 2010-го. Российский бюджет в итоге много выиграл. Если первое полугодие 2010 года закончилось с пошлиной на экспорт нефти $292 за тонну, то конечный показатель первого полугодия 2011-го составил $462,1 за тонну. Власти даже решили, что, если так пойдет и дальше, удастся полностью ликвидировать бюджетный дефицит. Между тем МВФ уже давно критиковал Россию за то, что она чрезмерно расширила бюджетные расходы и в таких условиях даже заметно сократить дефицит будет затруднительно. А теперь мировые нефтяные цены решили нелегкий вопрос уменьшения дефицита автоматически.

Особенно эффектно в случае ликвидации бюджетного дефицита Россия будет выглядеть на фоне США, стран еврозоны и Японии. Бюджетные дефициты в этих государствах невообразимо велики — в том числе и потому, что они нефть не экспортируют, а импортируют. И первая половина нынешнего года ситуацию с бюджетами индустриальных стран не улучшила, а скорее ухудшила. В итоге проблемы приходилось решать центральным банкам — путем простого печатания долларов, евро и иен.

Рядовые российские граждане в первом полугодии могли наглядно убедиться в том, что мировые цены на нефть снова находятся на сверхвысоком уровне. Потому что иностранная валюта на российском рынке не дорожала, а дешевела. Доллары и евро, пусть и свеженапечатанные, в России присутствовали в таком изобилии, что власти даже объявили о крайне значительном оттоке капитала из России. Мол, ЦБ не выкупает нефтедоллары в свои резервы в прежних масштабах — куда-то же они должны деваться! Вот они и уходят за границу: российские компании тратят их на покупку иностранных активов и недвижимости.

Даже если российские граждане не приобретали валюту в первом полугодии, то по магазинам они в любом случае ходили. И там все равно сталкивались с последствиями роста мировых нефтяных цен, потому что, разумеется, не все нефтедоллары тратились на покупку недвижимости: очень значительная их часть уходила на приобретение импортных товаров, которые предлагались вниманию граждан. Российский импорт в первом полугодии 2011-го сильно вырос, чем подтвердил свою прямую зависимость от уровня нефтяных цен.

Казалось бы, при изобилии импортных товаров и относительной стабильности, а то и росте курса рубля эта продукция в магазинах дорожать никак не должна. А если не увеличивается стоимость импортных товаров, то не должны дорожать и товары российского производства: ведь тогда они не выдержат конкуренции с импортом. Но странным образом прямую зависимость от уровня нефтяных цен проявили и цены на российском потребительском рынке. Инфляция в первой половине нынешнего года была заметно выше инфляции в первом полугодии 2010-го. Российские торговцы, по-видимому, решили, что нефтедоллары напрямую попадают в карманы граждан, а раз граждане таким образом богатеют, то вполне могут раскошелиться. Но оказалось, что реальные располагаемые доходы населения в условиях роста мировых нефтяных цен не растут, а падают: за первые четыре месяца 2011 года они сократились на 3,1% по сравнению с показателем первых четырех месяцев 2010-го. Собственно, своей ценовой политикой российские торговцы это падение и обеспечили: доходы граждан обесценились из-за инфляции. В результате в первом полугодии Россия продолжала оставаться удивительной страной, где дешевеют все деньги: доллары из-за роста нефтяных цен, рубли из-за инфляции.

Выяснилась еще одна странная вещь. Казалось бы, все нефтедобывающие государства в нынешних условиях могут спокойно обменивать свою дорожающую нефть на импорт и больше ничем не заниматься. Однако среди изобилия иностранных продовольственных товаров, хлынувших на российский рынок в первом полугодии, можно было встретить упаковки картошки, на ценниках которой указывалось, что она произведена в Саудовской Аравии, занимающей второе после России в мире место по производству нефти. То есть один нефтедобытчик покупал за нефтедоллары картошку у другого нефтедобытчика.

   
1. Что будет с курсом рубля?
В своем прогнозе на июнь мы отметили, что в связи с продолжением антиинфляционной политики ЦБ доллар в России будет не дороже 28,30 руб. По состоянию на 29 июня прогноз в точности сбылся — курс доллара составлял 28,23 руб.

В первом полугодии 2011 года антиинфляционная курсовая политика для ЦБ была тем более важна, что уровень инфляции был заметно выше, чем в первой половине 2010-го. В сущности, реализовывалась старая теория МВФ: российский ЦБ должен перестать одновременно преследовать две цели — регулировать курс национальной валюты и бороться с инфляцией. В соответствии с этой теорией в условиях высоких цен на нефть банку следует прекратить препятствовать чрезмерному укреплению рубля путем скупки нефтедолларов: ведь эта скупка ведется на печатаемые рубли, что само по себе разгоняет инфляцию. Нужно дать курсу рубля расти как угодно, и тогда удастся побороть инфляцию.

На это ЦБ мог бы ответить, что скупка нефтедолларов ведется не для борьбы с укреплением рубля, а для пополнения золотовалютных резервов. Эти резервы важны в условиях, когда Россия много должна, в том числе и МВФ. Резервы нужны и для того, чтобы дать валютным спекулянтам понять: ЦБ на российском валютном рынке не переиграешь. Но в настоящее время резервы уже очень значительны, Россия выплатила внешние долги — в том числе вернула деньги МВФ. На самом деле как раз сейчас она может никаким теориям МВФ не следовать, коль скоро в его деньгах совершенно не нуждается. Однако с инфляцией ЦБ сейчас как-то бороться вынужден: уж больно она высокая. И он решил бороться с помощью курсовой политики.

Естественно, в России курс доллара влияет на уровень цен: начни он расти, и тут же все импортные товары в магазинах подорожают. И власти в такой ситуации решили, что уж пусть он лучше падает. Как обычно, это вызывает постоянные нарекания российских предпринимателей, которые считают, что правительство искусственно снижает их конкурентоспособность и поощряет импорт.

    Наш прогноз: несмотря на предпринимательские жалобы, курс доллара во втором полугодии будет не выше 29,5 руб.

2. Что будет с российскими ценами?

Мы предполагали, что в связи с готовностью российских покупателей платить любую запрашиваемую цену инфляция в июне составит 0,4%. К 20 июня цены повысились на 0,2%, при этом только за период с 15 по 20 июня рост составил 0,1%, так что не исключено, что прогноз все-таки сбудется. В итоге по состоянию на 20 июня за первое полугодие цены выросли уже на 4,3%.

В первой половине 2011 года многие товары поистине эффектно выросли в цене. Пшено, например, подорожало на 43,6%, крупа гречневая ядрица — на 41,2%, картофель — на 13%, автомобильный бензин — на 9,8%, рыба — на 9,3%, говядина — на 12,6%, ржаной хлеб — на 8,2%, пшеничный хлеб — на 7,7%.

Власти прилагали значительные усилия для решения антиинфляционных задач административными мерами. Когда картофель стал вырываться в число лидеров российского ценового роста, его импорт начал стимулироваться таможенными льготами. В итоге картофельную инфляцию удалось затормозить прямо на глазах: за 20 дней июня картошка подешевела на 0,1%.

Проблема, однако, заключается в том, что в целом увеличение импорта продовольствия и потребительских товаров в Россию в борьбе с ростом потребительских цен не очень помогает. Иначе не получилось бы так, что в январе-апреле 2011 года импорт вырос на 40,8% по сравнению с аналогичным периодом 2010-го, а цены за эти месяцы в нынешнем году увеличились на 4,2%, тогда как в прошлом — на 3,5%.

Видимо, наши торговцы как российскими товарами, так и импортными полагают, что единственный способ уберечь свои доходы от инфляции заключается в том, чтобы в этой инфляции поучаствовать лично. В этом с ними солидарны и российские потребители: они готовы заплатить повышенную цену сегодня, чтобы не платить еще больше завтра. И с подобным единодушием продавцов и покупателей, все сильнее обесценивающих рубль на российском потребительском рынке, власти пока ничего поделать не могут.

    Наш прогноз: по итогам второго полугодия продавцы и покупатели общими усилиями доведут рост цен до 8%.

3. Что будет с мировыми ценами на нефть?

Наш прогноз на июнь заключался в том, что в связи со скептическими настроениями игроков на американском фондовом рынке нефтяные спекулянты поднимут цены не выше $125 за баррель североморской Brent. Прогноз сбылся: 29 июня за баррель Brent давали $107.

Естественно, такая цена все равно является невероятно высокой. Нефтяные спекулянты в первом полугодии оказались в крайне нелегкой ситуации. С одной стороны, долговая ситуация в Греции, грозящая дефолтом и последующей дезорганизацией мировой финансовой системы, вроде бы не располагает к рассуждениям о том, что мировая экономика успешно преодолевает спад и мировой спрос на нефть в дальнейшем неизбежно вырастет. С другой стороны, боевые действия в нефтедобывающей Ливии и беспорядки в странах Ближнего Востока и Северной Африке в непосредственной близости от главных источников добычи и транспортировки ближневосточной нефти не наводят на мысль о том, что дефицита нефти на мировом рынке в любом случае опасаться не стоит и ее в обозримом будущем будет хоть залейся.

Так что можно найти поводы для игры хоть на повышение, хоть на понижение нефтяных котировок. В любом случае нефтяные фьючерсы — это привлекательный финансовый инструмент для биржевой спекулятивной игры, а спекулянтам, которыми являются крупнейшие инвестиционные и пенсионные фонды, играть в любом случае с чем-то надо. Кроме всего прочего долговая ситуация в Греции и других странах еврозоны обещает много интересного в колебаниях курсов евро и американского доллара. Нефтяные же спекулянты давно привыкли играть с котировками нефтяных фьючерсов в зависимости от игры спекулянтов валютных.

    Наш прогноз: несмотря на все долговые проблемы, к концу второго полугодия нефть будет стоить дороже $90 за баррель.

4. Что будет с курсом доллара к евро?

Наш прогноз на июнь заключался в том, что в связи с несбывшимися желаниями спекулянтов сыграть на повышение курса евро эта валюта будет стоить меньше $1,47. Так и случилось: 29 июня за евро давали $1,44.

Конечно, спекулянты обращали внимание прежде всего на ситуацию, сложившуюся вокруг греческого государственного долга в 345 млрд евро. Так как размещать дополнительные облигации для погашения уже размещенных Греция фактически не может (по облигациям сроком на 10 лет властям этой страны уже приходится платить невероятные 16,5% годовых), то в конце июня все зависело от согласия стран еврозоны и МВФ дать Греции очередную порцию уже выделенного аварийного кредита. Для этого греческий парламент в конце месяца должен был одобрить план по уменьшению бюджетного дефицита путем снижения расходов и увеличения доходов. В такой трудной долговой ситуации единая европейская валюта могла только дешеветь, но когда спекулянты решили, что план будет одобрен, евро немного подорожал.

Впрочем, игроки на мировом валютном рынке учитывали и другие обстоятельства. Они решили, что в экономике США дела идут неважно, так что повышения процентной ставки ФРС ждать не следует. А вот повышения ставки ЕЦБ в целях борьбы с инфляцией стоит. Согласно общепринятой теории, чем выше процентные ставки в стране, тем дороже должна быть ее валюта на мировом рынке. Так что в июне ожидания повышения ставки в еврозоне несколько помогали евро.

Во втором полугодии спекулянты по-прежнему будут рассуждать о ставках и следить за развитием европейского долгового кризиса. Если кризис будет развиваться быстро, то возникнут опасения того, что речь идет о давно ожидавшейся второй волне мирового финансового кризиса. В такой ситуации в цене будет только доллар как единственно надежная валюта в рушащемся мире.

    Наш прогноз: долговой кризис приведет к тому, что к концу второго полугодия евро будет стоить меньше $1,45.

АНАТОЛИЙ ДМИТРИЕВСКИЙ, директор Института проблем нефти и газа РАН:

1. Курс ЦБ на укрепление рубля сохранится во втором полугодии, и дело не только в приближающихся выборах, но и в благоприятных внешних условиях, когда цены на нефть долго держатся на высоком уровне. Полагаю, доллар будет стоить не больше 28 руб.

2. Стремление властей решить социальные вопросы вызовет небольшой рост инфляции. Это оправданная тактика — повысить пенсии и субсидии, немного подняв цены. В годовом исчислении инфляция не превысит 9%.

3. Вероятный коридор цен на нефть до конца года — $110-120. Увеличению спроса на нефть поспособствует неуступчивость ОПЕК. И потом, неизвестно, смогут ли страны Ближнего и Среднего Востока нарастить добычу нефти.

4. Тенденция к ослаблению евро и укреплению доллара продолжится во втором полугодии. Ситуация в Греции дестабилизирует обстановку в Европе. Исходя из этого можно предположить, что курс евро будет колебаться в пределах $1,25-1,45.

ВЛАДИМИР ДРЕБЕНЦОВ, главный экономист BP, вице-президент BP в России:

1. Курс рубля останется на уровне 28 (+/- 0,5) руб./$, если только финансовые проблемы Европы не приведут к укреплению доллара относительно евро. Ослабление рубля маловероятно, как и его укрепление.

2. Инфляция к концу года составит 8,5%. Абсорбционная способность российской экономики остается на неудовлетворительном уровне. А потому приток нефтедолларов выливается в инфляцию.

3. Urals будет стоить $105-110 за баррель. Резкие колебания цен на нефть кажутся не очень вероятными. Если страны ОПЕК продолжат наращивать добычу, на рынок может выйти больше среднетяжелой нефти: в таком случае дисконт Urals к Brent может вырасти.

4. Курс евро по отношению к доллару будет на уровне $1,4-1,5/€. При увеличении опасений относительно второй волны мирового кризиса доллар может укрепиться.

ВЕНИАМИН ГОЛУБИЦКИЙ, президент компании "Ренова-Стройгруп":

1. Курс доллара до конца года существенно не изменится и не превысит 29,5 руб.

2. Инфляция до конца года будет в пределах 8-9%. С точки зрения промышленного роста мы находимся в планируемых правительством показателях, покупательская способность останется неизменной.

3. Ниже $100 за баррель цена на нефть не опустится. Кардинально повлиять на стоимость могут только непредвиденные обстоятельства — войны или серьезные кризисы.

4. До конца года стоимость евро не превысит $1,45. Европейская валюта будет укрепляться, потому что ЕС будет вынужден оказать финансовую помощь Греции. Государства Европы страхуются от обвала евро и будут всеми силами пробивать кредиты для бедствующей страны.

ИГОРЬ КОГАН, заместитель председателя правления Нордеа-банка:

1. Укрепление рубля может использоваться для ограничения инфляции. Но против укрепления рубля работает глобальный рост рисков, а также отток капитала из России. Курс рубля к доллару будет находиться в диапазоне 27-29 руб./$.

2. В первые пять месяцев 2011 года накопленная инфляция составила 3,4%. В летние месяцы инфляция традиционно низкая; по итогам года она может составить 7,5-8%. Однако уложиться в 7% (прогноз Центробанка) будет сложно.

3. Низкие процентные ставки в США и Европе оказывают поддержку ценам на нефть. Тем не менее объем рисков в мировой финансовой системе сейчас очень высок. До конца 2011 года баррель нефти сорта Brent будет стоить $100-120.

4. Повысить евро в цене должно увеличение ставок европейским ЦБ, в то время как ФРС, по мнению рынков, не собирается повышать ставки. Сдержать же евро могут долговые проблемы стран PIIGS, в первую очередь Греции. Примерный курс евро до конца года — $1,39-1,55.

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments