Таможенное противостояние Украины и России, которое уже получило название "торговая война", в последнее время лишь набирает обороты. Напряжение между двумя странами напрямую связанно с желанием Украины вступить в зону свободной торговли с Европой и отказом от интеграции в Таможенный союз. На ежегодном Ялтинском форуме YES политики и бизнесмены не стесняясь высказались о том, с кем Украине стоит интегрироваться. Вопрос только в том, что выберут власти — быструю и очевидную выгоду либо перспективу реальных реформ, отмечают эксперты.

Скандальный вопрос

Обсуждение перспектив интеграции Украины в зону свободной торговли с Европой либо в Таможенный союз (ТС) России стали самой эмоциональной темой на прошедшей на прошлой неделе десятой встрече "Ялтинская европейская стратегия" (YES), которую проводил Фонд Виктора Пинчука. Дискуссия о том, какое из направлений интеграции является более перспективным, переросло в откровенный скандал в ходе круглого стола "Мнимые и реальные экономические перспективы". Европа предложением об ассоциации пытается взять Украину в объятия с точки зрения законодательства и тарифного регулирования, заявил на круглом столе советник президента РФ Сергей Глазьев. "Евросоюз, по сути, предлагает запретить Украине интеграцию с Таможенным союзом, лишить ее такой возможности,— сказал он.— Что ж, тогда вам придется заплатить за это. Украине нужно будет восполнить не менее $35 млрд потерь торгового баланса из-за разрыва с Россией, чтобы европейская мифология приобрела реальную почву". Господин Глазьев, обращаясь к чиновникам Евросоюза, призвал их создать общую структуру двух интеграционных объединений — Европейского и Евразийского союза, и уже вместе выработать оптимальный вариант сотрудничества с Украиной. Это выступление вызвало поначалу оцепенение, а затем негодование среди сидящих в зале украинских политиков и европейских дипломатов.

Народный депутат Украины Петр Порошенко, владелец кондитерской компании Roshen, наиболее пострадавшей от российско-украинской таможенной войны, потребовал от господина Глазьева, чтобы он "прекратил кормить присутствующих своими мифами". "Мы опросили украинцев по поводу поддержки Таможенного союза и евроинтеграции. Впервые в истории более половины украинцев за евроинтеграцию, и менее 30% поддерживают Таможенный союз. Но это еще не все. Нужно понять, кто поддерживает евроинтергацию, а кто — Таможенный союз,— заявил господин Порошенко.— Это очень интересная статистика. Те 30% — более старшие и менее образованные люди. 50% — молодое, образованное поколение. Это означает, что евроинтеграция — наше будущее, а Таможенный союз, мне очень жаль, но это наше прошлое. Спасибо вам, господин Глазьев, за это".

Близкое и понятное

Сергей Глазьев резонно утверждал, что интеграция с ТС позволит снизить цены на газ благодаря переходу на цену внутренней доходности — с нынешних $407 до $170 за тысячу кубометров. По крайней мере, российский газ для Белоруссии в 2014 году будет поставляться максимум по $175 за тысячу кубометров. Отмена экспортной пошлины на нефть позволит загрузить украинские НПЗ, объем переработки на которых в этом году не превышает 10% от установленной мощности. Общее улучшение условий торговли позволит, по оценкам господина Глазьева, сэкономить более $10 млрд.

Кризис на мировых рынках стали, повышение цен на газ и высокий износ оборудования на предприятиях привели к наибольшему с 2009 года спаду в промышленном производстве в Украине — за 8 месяцев оно упало на 5,2%. При этом ожидать, что Евросоюз финансово поможет Украине именно сейчас — в период, когда еврозона переживает кризис,— было бы наивно.

Но не все так плохо, считают представители бизнеса. "На мой взгляд, Украина сейчас в гораздо лучшем положении для подписания соглашения об ассоциации, чем она была, скажем, 10 лет назад. Многие крупные экспортеры от кондитеров до металлургов за это время диверсифицировали продажи. И страны Таможенного союза для большинства — далеко не единственный рынок",— говорит управляющий директор Group DF Борис Краснянский.

Осложнения с ТС грозят Украине повторением проблем с импортом товаров в РФ, отмечает глава комитета Верховной рады по вопросам налоговой и таможенной политики Виталий Хомутынник. У России в запасе целый набор мер нетарифного регулирования, которые позволяют в ручном порядке вводить запреты на поставки украинских товаров.

Впрочем, и в ситуации торговой войны у Украины остаются по крайней мере два инструмента для защиты своих интересов. По мнению исполнительного директора "Европейской бизнес ассоциации" Анны Деревянко, Евросоюз способен политически влиять на Россию с тем, чтобы в отношении Украины применялись справедливые тарифные подходы. В ходе своего выступления на встрече "Ялтинская европейская стратегия" президент Литвы Даля Грибаускайте заявила, что ЕС намерен оказать помощь Украине в том, чтобы защитить ее интересы, в том числе и в таможенной войне с Россией. Управляющий партнер ЮФ "Василь Кисиль и партнеры" Олег Макаров говорит, что Украина пока не использовала ни один из юридических механизмов по защите своих импортеров в рамках ВТО. "Украина имеет право обратиться к суду ВТО, но почему-то до сих пор этим правом не пользуется. Не вижу причин для того, чтобы вы не подали в суд на Россию",— соглашается бывший глава ВТО Паскаль Лами.

Журавль в небе

Интеграция с ЕС скорее всего не принесет краткосрочных выгод, отмечали участники YES, но она способна подтолкнуть реформы в Украине. По словам генерального директора ДТЭК Максима Тимченко, его компания заинтересована в энергетическом законодательстве и стандартах, принятых в странах ЕС. По словам Анны Деревянко, Евросоюз — это рынок с 500 млн потребителей, где ВВП на душу населения в 10 раз больше, чем этот показатель в странах Таможенного союза. По легкости ведения бизнеса страны ЕС занимают в среднем 36-е место, в то время как Украина находится на 137-й позиции, а страны Таможенного союза — в среднем на 73-й позиции. По индексу восприятия коррупции Transparency International страны ЕС находятся в числе первых 40 стран. Для сравнения: Украина — на 144-м месте, страны Таможенного союза примерно там же, подчеркивает госпожа Деревянко. Управляющий директор ИК Dragon Capital Томаш Фиала отмечает, что, по оценке комитета немецких экспертов, предоставленной Еврокомиссии, договор о свободной торговле с Европой даст Украине 11% прирост ВВП в будущем, а Таможенный союз его падение на 3-4%. Впрочем, адаптационный период будет сложным и болезненным, говорит господин Хомутынник, и на первом этапе падение продаж неизбежно.

Евроинтеграция может подстегнуть украинские власти к проведению реформ, говорит Томаш Фиала. "Соглашение о зоне свободной торговли с ЕС необходимо рассматривать как возможность импорта ценностей в Украину — это и защита прав человека и инвестиций, и приход высоких технологий, и возможность устранить проблемы в регуляторной сфере, и сделать равные условия для различных представителей бизнеса независимо от его размера или происхождения капитала",— поясняет Анна Деревянко.

Впрочем, для осуществления системных реформ совсем не обязательно интегрироваться в объединение, которое приведет к проблемам с одним из крупнейших торговых партнеров. Между тем, став ассоциированным членом Евросоюза, Украина не будет иметь в этом объединении права голоса. Тогда как в Таможенном союзе она займет третье место после России и Казахстана по влиянию, поскольку ВВП Украины больше, чем у Белоруссии и Армении, отмечает господин Глазьев.

Сегодня существует как минимум три разных расчета экономической эффективности объединения Украины с Евросоюзом и Таможенным союзом: Института новой экономики Российской академии наук, на которые опирался Сергей Глазьев, украинского Института экономических исследований и политических консультаций и группы немецких консультантов, выполненное по инициативе Еврокомиссии. "Проблема заключается в том, что экономические последствия в них определяются при условии, что ничего не изменится в торговых отношениях между Украиной с одной стороны и ЕС и Россией с другой стороны",— говорит президент Центра экономического развития Александр Пасхавер. Но сложно сравнивать экономические выгоды и убытки, если существуют разные политические последствия. "Вступление Украины в ЕС или в Таможенный союз — это не экономический выбор, потому что непонятно, как себя будут вести субъекты предпринимательства при одном и другом варианте", — заключает господин Пасхавер.

По мнению народного депутата Вадима Новинского, подход в интеграционном процессе должен быть прагматичным. Он отмечает, что выбор всегда состоит из эмоциональной и рациональной составляющих. "Любое объединение должно строиться на основе уважения, доверия и взаимной выгоды. Так же и в выборе интеграции — у нас должны работать и эмоциональные, и рациональные аргументы. Эмоционально Украине ближе, чем Россия, нет страны,— говорит господин Новинский.— У нас общие история, традиции, православная вера и родственные связи. Это невозможно разорвать и разрушить".

 

 

Отвечает первый заместитель главы администрации президента Ирина Акимова.

— Почему украинские власти все время утверждают, что подписание соглашения об ассоциации с ЕС не противоречит интеграции в Таможенный союз?

— Потому что Еврокомиссия совершенно четко дала нам понять, что наше движение в ЕС не запрещает, а, более того, предполагает дальнейшую работу с нашими традиционными партнерами — странами Таможенного союза. Никто и никогда не говорил нам в Европе, что мы не можем работать с Таможенным союзом и находить формы интеграции в него.

— Да, но это сказала Россия…

— Тут я могу разве что привести пример Англии, которая более 150 лет тому назад в одностороннем режиме открылась всему миру, то есть объявила для стран всего мира зону свободной торговли, не принимая и не требуя от них никаких обязательств. И практика показала, что это было началом эры глобализации. Этот шаг оказал огромное положительное влияние на развитие этой и не только этой страны.

— Многие наблюдатели считают, что вступление в Таможенный союз принесет больше быстрых преимуществ, чем евроинтеграция…

— Действительно, если мы посмотрим на наших ближайших соседей, таких как Польша, Венгрия или Хорватия, то увидим, что ощутимые положительные результаты от сотрудничества с ЕС можно будет заметить в среднем через пять лет. Добиться этих результатов удается в первую очередь за счет существенного улучшения бизнес-климата, что в свою очередь приводит к росту зарубежных инвестиций. Сейчас Хорватия привлекает в 25 раз больше, чем в 2000 году. Большую часть инвестиций удалось привлечь после того, как страна сблизилась с ЕС. И я уверена, что Украина не будет исключением. В долгосрочной перспективе зона свободной торговли с ЕС более выгодна нашей стране.

— Что для этого необходимо сделать?

— Если в Вильнюсе будет подписано соглашение об ассоциации с ЕС, это станет для Украины началом большого пути. Часть этого пути мы уже прошли, но большая часть все еще впереди. Нужно работать над дальнейшей гармонизацией всех правил, в том числе технических регламентов и стандартов. Практика показывает, что у развитых стран это занимает не год и не два, а порой десятилетия.

— Но пока Украина будет занята всеми этими процессами, торговая война с Россией добьет и без того слабеющую промышленность…

— Я уверена, что этого не случится. И Украина, и Россия, и ЕС связаны единым пространством правил в рамках ВТО. И в рамках этой организации можно решать многие вопросы, в том числе и через суды. Политика политикой, но рано или поздно экономические вопросы выходят на первый план. И Таможенному союзу, и России в частности выгодно торговать с Украиной. Я думаю, что эта экономическая выгода обязательно пересилит любые политические волны, которые, разумеется, сегодня поднялись достаточно высоко и штормят гораздо больше, чем нам бы того хотелось. За столом переговоров решались и более сложные вопросы, договоримся и в этот раз.

 

 

Отвечает гендиректор-президент компании EastOne Кирилл Рубинский.

— Что более выгодно для украинского бизнеса — подписание соглашения о зоне свободной торговли с Евросоюзом или более тесная интеграция с Таможенным союзом?

— Для бизнеса было бы идеально скомбинировать и то, и другое. Однако, к сожалению, российская позиция состоит в том, что это взаимоисключающие процессы. Если говорить отдельно о каждом объединении, то Таможенный союз (ТС) сулит Украине более быстрое решение многих проблем — более дешевый газ, снятие торговых ограничений для украинских товаров. Но с другой стороны, ТС — это довольно закрытое объединение, которое не предполагает открытых торговых соглашений с другими структурами.

— Позволит ли вступление в ТС решить проблемы с поставками труб в Россию?

— Да, конечно. В короткой перспективе вступление в ТС сразу бы решило наши проблемы с беспошлинной поставкой труб. А на поставки в Европу это бы наверняка не повлияло. Россия, Казахстан и Белоруссия способны предоставить бонус новым членам фактически незамедлительно. А присоединение к Европе — это длинный и тернистый путь. Но я не хочу сказать, что необходимо присоединяться к ТС, потому что это выгодно украинским трубникам. Решение должно быть взвешенным, учитывать множество других факторов. И нужно сделать все возможное, чтобы выбор того или иного вектора интеграции не сказался на отношениях с другими партнерами.

Подписание соглашения об ассоциации с ЕС — это лишь маленький первый шаг. Фактически это подача заявки в приемную комиссию. В перспективе Украина получит серьезные преференции, став членом "европейского клуба", только если найдет в себе силы пройти весь этот путь до конца.

— Существует распространенное мнение, что евроинтеграция позволит крупному бизнесу повысить капитализацию своих компаний. Так ли это?

— Компании будут стоить больше, если смогут больше зарабатывать. А также если будет создан соответствующий инвестиционный климат, начнут в полной мере соблюдать права собственников, суды будут независимы, а законодательство станет более либеральным в отношении бизнеса. Вот тогда и будет интерес международных инвесторов к украинским компаниям. В мире есть много инвестиционно привлекательных стран, не являющихся ни членами ЕС, ни ТС, где капитализация работающих в них компаний растет.

— Вы говорите о Швейцарии и Норвегии?

— Не только. Бразилия, Южная Корея и ЮАР также в разные годы считались и считаются весьма привлекательными для инвесторов, хотя не входят в Евросоюз. Вступление в ЕС — это не залог того, что бизнес будет стоить дороже. Обеспечить это могут скорее международные стандарты управления, качество и высокая конкурентоспособность продукции компании. С точки зрения инвестклимата необходимы независимые суды, стабильное и понятное законодательство, благоприятный налоговый режим, отсутствие коррупции. Однако чтобы добиться всего этого, необходима серьезная работа, нужно консолидировать общество и провести правильные, увы, зачастую болезненные реформы. Подписание соглашения об ассоциации само по себе еще ничего не решает.

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments