Алексей Курушин, директор по логистике сети "Мир" 

 

 

 
— Сколько сейчас у компании «МИР» распределительных центров? И, кстати, вы их строите сами, приобретаете в собственность готовые или арендуете?

—  Арендуем. Но персонал, который их обслуживает, наш. Пока у нас два распределительных центра, но к концу года, полагаю, будет уже четыре.

— Каким образом в вашей компании работает цепочка поставок?

—  Все магазины сети подключены к единой IT-системе. Каждый день данные о продажах в магазинах поступают в центральный офис. На основании этих данных формируются заказы для магазинов, которые поступают на склады, обрабатываются, собираются и отгружаются в магазины.

За работу с поставщиками также отвечают сотрудники центрального офиса. Одна из их задач — своевременный заказ необходимого количества товара для восполнения запасов на складах и в распределительных центрах.

—  Какие информационные системы стоят у вас в распределительном центре?

—  Сегодня в распределительном центре стоит WMS Exeed, а на региональных складах установлена система SAP, также как и во всей компании.

—  Каким образом происходит на складе сбор заказа?

—  Все заказы формируются в единой информационной системе, в которую занесены данные не только о наименовании и количестве товара, но и его «адресе» — номере ячейки на складе. Сотрудники распределительного центра используют в своей работе ручные сканеры, подсоединенные к системе.  Информация о заказе – наименование товара, нужное количество и адрес ячейки — попадает на сканер сотрудника. Он находит указанную ячейку, сканирует её, сканирует товар, отбирает нужное количество, отгружает его, сканирует код пункта назначения. Таким образом, в систему попадает информация, что  такой-то товар в таком-то количестве был взят оттуда-то и перемещён туда-то.

— А когда товар приходит на склад, система тоже подсказывает, куда товар распределить?

— Если товар новый, то есть, раньше его не заказывали, то нужно ввести новую так называемую ячейку отбора, а вот конкретную ячейку хранения в указанной зоне система будет выбирать автоматически. Когда этот товар придет в следующий раз, распределение товара пройдет уже без участия оператора склада.

— Часто возникают нестыковки?

— Я бы сказал, в пределах статистической нормы. Работать без единой нестыковки невозможно – у нас ведь работают люди, а не машины, хотя и машины-то ошибаются.

— Я так понимаю, перевозки осуществляются уже не вашей компанией?

— Да, перевозки у нас на аутсорсинге.  Мы работаем с пятью экспедиторскими компаниями, которые и обеспечивают этот процесс.

— Почему вы решили работать на аутсорсинге, а не стали делать свой автопарк?

— Потому что хотели сосредоточить все силы на своей профильной деятельности – развивать сеть магазинов. Мы — розничная компания, и заниматься развитием автопарка, вкладывая в него человеческие и денежные ресурсы, посчитали неправильным.

— Но ведь логистика – это тоже не розничный бизнес.  Почему бы тогда и ее не отдать на аутсорсинг?

— Этот вопрос обсуждается. Несколько лет назад мы пытались это сделать — отдать логистику на аутсорсинг — и получили определённые проблемы, причем довольно серьезные. Поэтому пришлось с этой идеей временно расстаться.

— В чём были проблемы?

— Мы рассчитывали, что складской оператор будет в состоянии выполнить все поставленные перед ним задачи и обеспечить необходимый уровень качества услуг. В результате же получилось, что объемы, которые планировались, склад был не в состоянии обработать, а качество обработки было очень низким: много боя, плохая погрузка —  например, на пылесосы могли поставить стиральные машины. Кроме того возникла проблема стыковки наших IT-систем: зачастую было неизвестно где и какой товар находится. В результате мы решили временно отказаться от идеи перевести логистику на аутсорсинг.

— Кто должен заниматься этим, по сути? Компания, которая занимается аутсорсингом или это должен быть симбиоз ритейлера и поставщика?

— Это обязательно должен быть симбиоз.  Если нет взаимопонимания между компаниями, если они подходят к работе только с точки зрения того, что прописано в договоре, а что нет, то совместная работа, скорее всего, закончиться плохо. Нужно постоянно находиться в диалоге с партнёром.

— Как вы защищаетесь от воровства?

-Для мелких дорогостоящих товаров выделены особые зоны, где ведется постоянное наблюдение с нескольких камер. Для крупной техники —  холодильников, например, — это не предусмотрено – в этих помещениях камер меньше: ведь украсть тот же холодильник гораздо сложнее, чем мобильный телефон, – в кармане его не спрячешь.

— Несмотря на то, что все знают, что на складе при отгрузке ведется видеонаблюдение, бывают ли попытки совершить кражу?

— Бывают. Расскажу один случай. Как правило, в высокий сезон (ноябрь-декабрь)мы набираем дополнительный персонал. И в прошлом году столкнулись с тем, что люди, которых мы взяли на временную работу, были пойманы на попытке воровства  в первый же день — один успел отработать первый день, а другой принёс в этот день заявление о приеме на работу. С персоналом сейчас везде большая проблема — многие люди идут с установкой, чтобы украсть что-то.

—  Как вы мотивируете персонал?

—  Здесь вопрос не только в мотивации, но и в уровне зарплаты. Она должна быть «в рынке» и зависеть от местоположения склада. Чем дальше от МКАДа, тем меньшее количество москвичей желает туда ездить, а квалификация жителей близлежащих населенных пунктов далеко не всегда соответствует нашим желанием. Что же касается мотивации, то зарплата сотрудника склада напрямую зависит от количества собранных строк заказов.

—  То есть как отработал – так получил?

— Если сканером совсем не пользовался, а целый день просидел на складе – значит, совсем ничего не получит. Человек приходит на работу, получает под роспись в журнале сканер, у него есть бейджик со штрих-кодом сотрудника, он сканирует его и вводит пароль, то есть, в систему идет информация, что именно этот человек работает. Когда мы внедряли WMS-систему два с половиной года назад, то решили, что нам надо учитывать всё.

—  А разница по ощущениям персонала. Раньше они работали одним образом, сейчас работают другим образом…

— Конечно, на этапе внедрения мы столкнулись с непониманием персонала – мол, зачем это все нам надо и так все отлично работает — так удобно руками с листочками и карандашиками, а теперь какие-то сканеры.  Были и проблемы иного толка – пару раз отключалось электричество, и складские рабочие не могли работать со сканерами. Конечно те, кто так и не смог приспособиться ушли. Пришлось набрать новый персонал, который при прежней системе не работал.

— Кстати, ведь сканер на складе — довольно дорогая игрушка. Ломают часто? И что сами «вредители» говорят по этому поводу?

— Тут доходит до смешного. Все как в детском саду: «Я больше так не буду!». Причем обычно нет какой-то объективной причины, по которой, допустим, от сканера отковыривают кнопки. Хотя, справедливости ради, нужно оговориться, что такое бывает редко.

—  Храните ли вы товар на территории магазина?

— В каждом магазине есть склад. В торговом зале стоят только выставочные образцы и по одному-два экземпляра мелкогабаритного товара, который можно приобрести в режиме самообслуживания. Остальной же товар, в объеме, рассчитанном на один-два дня, хранится на складе магазина. А крупная бытовая техника – стиральные машины, холодильники и прочая техника, на которую оформляется доставка, – находится на ближайшем центральном складе, откуда и осуществляется её доставка покупателю.

—  В тот момент, когда на склад идёт заказ на доставку товара покупателю, его можно рассматривать как часть цепочки поставок или это совсем другая история?

—  Нет, это часть цепочки поставок. Ведь понятие «цепочка поставок» включает в себя весь путь товара – от производителя до покупателя. Доставка товара – в общем-то, продолжение продаж. Как клиент вы оцените, нашу работу в тот момент, когда вы получите товар и начнете его использовать. Если клиент не берёт товар в магазине, то цепочка поставки удлиняется на одно звено – доставку клиенту. В каких-то компаниях это звено отдано на аутсорсинг, в каких-то — нет.

— Год назад ритейлеры говорили, что не хотят быть логистами. Что с нетерпением ждут момента, когда логистические операторы выйдут на должный уровень качества своей работы. Как вы считаете, уже подходит это время?

—  Сейчас идёт активное строительство складов и появляется множество логистических операторов. Скоро они наберутся опыта, и можно будет смело передавать логистику на аутсорсинг.

—  В итоге у нас беседа получилась на одну большую тему: как сделать работу склада эффективной. Должна быть система управления, которая хорошо работает, должно быть хорошее оборудование, должны быть обученные люди, а что нужно ещё?

—  Да, всё будет работать, если проработана технология. Технология должна быть заложена в систему, ей должны быть обучены люди и под неё должно быть закуплено оборудование.  Главное на складе – это грамотная технология работы, а вот она уже подразумевает все те три пункта, которые вы назвали.

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar