Вот уже несколько недель как на продовольственных рынках стран – членов Евросоюза растут цены на зерновые. Во Франции тонна пшеницы за месяц подрожала почти вдвое – вместо 110 евро она стоит теперь 210 евро. В Великобритании цена ячменя удвоилась за 6 недель. Вслед за зерновыми дорожает и мука, а также все, что из муки делается, — хлебобулочные изделия, макароны. Правда, в большинстве стран ЕС покупатели почувствуют рост цен с небольшим временным отставанием – обычно у пекарей действуют 30-дневные договоры с торговыми сетями, так что пока еще сети получают готовую мучную продукцию по старым ценам.

Правда, в некоторых странах ЕС пекарни и мукомолы обнаружили такой рост цен на свое сырье, что многие подумывают даже о преждевременном расторжении контракта с сетями. Лучше уж платить неустойку, чем работать себе в убыток. Так что уже в сентябре покупатели в странах Евросоюза почувствуют повышение цен на готовый продукт.

Европейская пресса заранее ищет виноватых. Британская «Файненшл таймс» одного виноватого уже нашла – это российское правительство, с 15 августа приостанавливающее продажу зерна на экспорт до 31 декабря 2010 года. «Это решение посылает неверный сигнал,- считает газета. – Зерновые трейдеры, испуганные российским запретом на экспорт, могут поддаться панике и «зажать» имеющееся у них зерно. Другие страны могут последовать примеру России и тоже ограничить свой зерновой экспорт, чтобы защитить свои собственные рынки».

Похоже, автор статьи живет даже не в июльском, а в июньском мире – как будто не было ни засухи, ни проливных дождей в центре Европы. В России прогнозируется падение урожая на 25 процентов, в Польше – на 10 процентов, а в Словакии и Венгрии – на 30 процентов по отношению к уровню прошлого года. При таких страшных погодных аномалиях речь давно уже не идет о защите рынков или «отечественных производителей». Речь идет о том, чтобы иметь достаточно зерна в стране.

Следует отметить, что влияние России на зерновой рынок ЕС не является прямым. Основное направление поставок российской пшеницы – это страны Ближнего Востока. Но это не значит, что страны ЕС не почувствуют эффект от прекращения российского экспорта. «Не получив своей пшеницы от России, Египет и другие крупные страны Ближнего Востока обратятся за такими же объемами в страны ЕС, и это приведет к «вымыванию» зерна с нашего рынка», — комментирует эту ситуацию польская «Газета выборча».

Стоит отметить, что в аналогичных условиях европейские страны делают все, чтобы наполнить свой собственный рынок зерном. Возьмем, например, Польшу – самое крупное из посткоммунистических государств, входящих в сегодняшний Евросоюз, обладающее к тому же традиционно крепким сельским хозяйством. Когда там во второй половине девяностых годов возник временный дефицит зерна, мукомольные предприятия взвинтили цены на муку (есть подозрение, что имел место ценовой сговор мукомолов). По цепочке поднялись и цены на хлеб – они были выше, чем теперь, хотя в те времена топливо и электроэнергия обходились производителям значительно дешевле. Мукомолов в Польше по-старому называют мельниками, так что впору было говорить о «чертовой мельнице» цен. Что же предприняло правительство? Польша тогда еще не входила в Евросоюз. В этих условиях вице-премьер правительства Роман Ягелинский волевым решением открыл границы страны для беспошлинного завоза пшеницы из Венгрии, Чехии и Словакии. Эти страны, где урожай в том году был хороший, продали в Польшу столько зерна, что его хватило бы года на два. Рынок успокоился – цены упали, и все вошло в норму.

Когда в Польше вновь поползли вверх цены на муку в 2006 году, ситуацию спас уже не импорт, а ограничение экспорта. Тогда Польша уже была членом Евросоюза, и было принято решение бросить на внутренний рынок специальные запасы, накопленные Польшей в рамках общей экономической политики ЕС. Зерновой фонд, предназначавшийся для совместных интервенций на европейских рынках, полякам разрешили бросить исключительно на внутренний рынок. Сделано это было в самом начале кризисных процессов, когда паника еще не набрала силу. Результат был опять позитивный – цены вернулись к норме. Сейчас в Польше опять поговаривают о необходимости решительных мер, поскольку рост цен на продукцию растениеводства бьет все рекорды. Шутка ли, пшеница в Польше за месяц подорожала вдвое – это самый резкий рост цен на продукцию растениеводства с 1959 года в этой стране.

А что делать России, которая не является членом Евросоюза? В условиях, когда соседняя Украина вводит ограничения на экспорт зерна? Когда есть большие сомнения в том, что зерно нынешнего урожая – и у нас, и у соседей – будет достаточно высокого качества для выпечки хлеба? Что в такой ситуации делать? Правильно – страховаться, думать прежде всего об обеспечении хлебом собственного населения.

Правда, все в той же нашумевшей статье из «Файненшл таймс», осуждая российский продовольственный эгоизм, автор предлагает нам вместо собственных фондов положиться на «мощную» международную страховку. Правда, самой этой страховки пока нет – ее надо создать, и вот каким способом: «Есть нужда в международной системе. Может быть, эта система будет построена под эгидой Всемирной Торговой Организации (ВТО). Так вот, эта система должна четко определить правила, по которым отдельные страны могут прекращать экспорт сельскохозяйственных товаров,- предлагает газета. – Это сделало бы рынки более предсказуемыми и ограничило риск развития кризисов, растущих на кризисных ожиданиях».

Кто же спорит, построить такую систему было бы неплохо. Но только до последнего времени Россию в этой системе не очень-то ждали. Напомним, что Россия стучалась в двери ВТО с 1993 года (тогда эта организация еще называлась ГАТТ – Генеральное соглашение по тарифам и торговле). Но новые члены в эту организацию принимаются при согласии на это вступление всех старых членов. А наш прием все время откладывался из-за несогласия то одной, то другой страны, включая многие страны ЕС, до 2004 года не соглашавшегося на вступление России в ВТО. Среди известных, но не озвучивавшихся официально аргументов ЕС и сменившей его в роли главного «волокитчика» Америки был и такой – нельзя делать такой подарок «путинской России», это пошлет ей неправильный сигнал. Люди в России и за ее пределами воспримут присоединение нашей страны к ВТО как знак доверия Запада к Москве, а Москва этого доверия не заслужила.

И вот теперь, когда Западу понадобилась российская экспортная пшеница для стабилизации цен, вдруг вспомнили и про ВТО, и про то, что неплохо бы Россию заставить под эгидой этой самой ВТО продавать свой хлеб, который ей самой нужен. А может, и хорошо, что Россия в ВТО так и не вступила? Журналисты, много лет освещающие деятельность Всемирной торговой организации, говорят открыто: в ВТО больше всего прав у «большой четверки» — США, ЕС, Японии и Канады. Как писал Джордж Оруэлл: все звери равны, но некоторые звери равнее всех остальных. И как-то так получается, что в системе мировой торговли только у «более равных» и есть права. А у других прав почти нет, одни обязанности. Так что спасибо США и Грузии за волокиту по вопросу о нашем вступлении в ВТО. Благодаря этой волоките мы теперь никому ничего не должны – по крайней мере, в вопросе экспорта зерна.

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments