Вводить предельные цены на резко подорожавшие продукты или нет? Единого мнения на этот счет все еще нет. Против такой меры вчера высказался помощник президента Аркадий Дворкович. Его мнение разделяют в минэкономразвития. Однако в минпромторге считают, что в некоторых регионах госрегулирование цен все-таки можно применить.

Включить административные рычаги предлагают и некоторые эксперты. Каждая из сторон приводит свои резоны "за" и "против". По мнению Дворковича, установление предельных цен — рискованная политика. Выбрать разумный уровень цен, объяснил он вчера журналистам, сложно. К тому же подобный шаг, по словам Дворковича, может привести к исчезновению отдельных товаров с магазинных полок. А также стать поводом к тому, что к установленному порогу подтянутся цены даже в тех регионах, где пока они сильно не выросли. В то же время, надеется помощник президента, цены пойдут вниз, как только восстановятся нормальные поставки продуктов и спадет ажиотаж. Это, по его мнению, произойдет в течение нескольких недель. Запасы, успокаивает Дворкович, есть внутри страны, по некоторым товарам ситуацию спасут импортные закупки.

Минэкономразвития, в свою очередь, не обнаружило продуктов, на которые надо было бы вводить предельный порог цен, заявил директор департамента развития конкуренции министерства Александр Пироженко. Именно оно, напомним, и должно выходить или не выходить с предложением об установлении предельных цен. Надо, впрочем, заметить, что гречка, с которой, собственно, и началась вся история с ценами, подорожала за месяц на 33,1 процента, а с начала года — на 97 процентов.

Такие данные приводятся в последнем мониторинге минэкономразвития на потребительских рынках (данные на 6 сентября). Повышение цен больше чем на 30 процентов в течение 30 дней и может стать поводом к госрегулированию. Однако еще одно условие — отсутствие для подорожания объективных причин. Но анализ ситуации в регионах показывает, что они существуют, дал понять Пироженко. И добавил, что решение о введении фиксированных цен будет приниматься только при выявлении явных признаков спекулятивного роста и при наличии запасов этой продукции.

Но идею опробовать норму закона о торговле, разрешающую госрегулирование, все еще считает целесообразной минпромторг. Впервые статс-секретарь, замминистра Станислав Наумов сообщил об этом журналистам еще на прошлой неделе. Вчера Наумов вновь повторил свое предложение. Он, впрочем, уточнил, что сделать это можно в одном-двух регионах, где наблюдался резкий рост цен и зафиксирован низкий уровень конкуренции в розничной торговле. А речь может идти не о всем социально значимом списке, а об отдельных товарах. Установление потолка, привел он аргумент в пользу госрегулирования, сделает бессмысленной скупку отдельных товаров с их последующей перепродажей, исключит спекуляции, вымывание товаров. При этом главное, подчеркивает замминистра, это все-таки не сами по себе ограничения, а насыщение рынка.

Эксперты, в свою очередь, предупреждают, что инфляционные ожидания населения и привычка затовариваться "на всякий случай" могут разогреть цены еще больше. Сейчас почти половина населения страны, 45 процентов, считают, что цены будут расти быстрее, говорит руководитель отдела изучения доходов и потребления Левада-Центра Марина Красильникова. И эти ожидания — объективный фактор разогрева спекулятивного спроса. По мнению экспертов, в конечном счете все это сыграет на руку инфляции. К концу года, прогнозируют они, рост цен достигнет 9 процентов. И не исключено, что в следующем году инфляция вернется к двухзначным числам. По официальным прогнозам минэкономразвития, инфляция в этом году не превысит 8 процентов, в следующем — уложится в 7 процентов. Но поскольку нынешний всплеск инфляции "построен на психологии", то как раз административные меры и госрегулирование могут помочь ее унять, не исключает доцент Международного института экономики и финансов ГУ-ВШЭ Владимир Соколов.

Правда, и среди экспертов тоже нет согласия по поводу возможной "заморозки". В рыночной экономики она обернется бумерангом для населения, и люди заплатят за нее весной следующего года, предупреждает директор департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев. По его словам, природные катаклизмы, в результате которых Россия в этом году соберет на 41,4 процента меньше картофеля и в два раза меньше зерновых, — это уже объективные основания для роста цен. Отчасти, полагает эксперт, он связан еще и с тем, что в доктрине продовольственной безопасности страны ставка делается на импортозамещение, то есть зерном и картошкой Россия должна сама себя обеспечивать на 95 процентов, молоком — на 90 процентов, мясом — на 83 процента. В то же время, замечает Николаев, в нынешнем росте цен есть и спекулятивная составляющая. Это неуклонный рост в стране оптового продовольственного звена по сравнению с розничным. Николаев привел данные исследований, по которым оптовые конторы в России уже в 3,5 раза превышают розницу — небольшие магазины, торговые сети. Однако объяснение, что во всем виноваты спекулянты, для меня выглядит слишком просто, подчеркнул эксперт.

Между тем

Количество дорожающих товаров становится все больше, свидетельствуют данные минэкономразвития. В начале августа было зафиксировано повышение цен на 10 товаров и снижение по 6 позициям. По данным на 6 сентября, подорожало уже 15 товаров, снизились цены по трем позициям — на лук, морковь и капусту. Из категории подешевевших в список дорожающих перешли яйца, картофель и рыба.

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments