Немногие из принятых за последние годы законопроектов вызывали столь жаркие споры, как вступивший в силу в начале этого месяца закон «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в РФ». Сторонники Закона о торговле уверяли, что документ поможет демонополизировать рынок, положит конец диктату торговых сетей, и, как результат, если не остановит, то существенно замедлит рост цен на продовольствие. Противники законопроекта окрестили его «запретом на профессию», сулили возврат к мрачным временам дефицита и рисовали апокалипсические картины пустых магазинных полок.

Прошло десять дней с момента вступления «закона о торговле» в силу, но ни оптимистические, ни пессимистические прогнозы пока не сбылись – полки магазинов не опустели, цены продолжают расти, пусть и чуть медленнее, чем год назад. По последним данным Росстата, за период со 2  по 8 февраля 2010 года потребительские цены выросли на 0,2%, а с начала года – на 1,9%. Некоторое замедление инфляции по сравнению с прошлым годом объясняется падением покупательского спроса из-за кризиса, а не действием закона о торговле.

Быть может десять дней слишком малый срок для получения очевидного результата? По-видимому, так и есть.

Последовательный сторонник нового закона глава думского Комитета по экономической политике и предпринимательству Евгений Федоров убежден, что антимонопольная часть закона уже действует, только результат этого действия конечному потребителю пока не очевиден. По словам депутата, «главный удар» нанесен не по крупным торговым сетям (на их долю по итогам 2009 года приходилось лишь 17% продовольственного рынка), а по локальным монополистам. «Зам мэра какого-нибудь городка через своих людей прибрал к рукам все торговые площади, вот и локальная монополия, — поясняет Федоров. – Стоит государству поднять пенсии, как автоматически повышаются цены в магазинах». С принятием Закона о торговле подобные компании, даже если они состоят из двух магазинов, попадают под определение торговой сети, и их деятельность оказывается в сфере интересов антимонопольного ведомства (ФАС).

Одна беда – борьба ФАС с подконтрольными местным чиновникам розничными сетями может растянуться надолго. Но Евгений Федоров уверен:  рядовые потребители, чьи интересы, прежде всего, и призван защитить Закон о торговле, смогут ощутить результат в течение года. Этим результатом, по словам Федорова, станет «15%-й удар по ценам». В полной мере содержащиеся в законе антимонопольные инициативы заработают с течение четырех-пяти лет, и в результате развития конкуренции цены снизятся еще на 25%. Правда думский чиновник сразу же оговаривается: так могло бы быть, если б на ценообразование не влияли иные, кроме засилья монополий, факторы, например общий уровень инфляции.

Странно, инфляция ведь не возникает из воздуха, одной из главных причин быстрого роста потребительских цен в России в предкризисные годы называли как раз чрезмерное удорожание продуктов питания. Сначала власти объясняли это мировыми тенденциями, мол, продовольствие дорожает во всем мире и виной тому рост доходов в странах третьего мира и производство биотоплива. Но когда стало очевидным, что в России продукты дорожают намного быстрее, чем в Европе и США, чиновники нехотя признали, что причины продовольственной инфляции надо искать внутри страны.

Вскоре эти причины были названы – монополизация розничных рынков, засилье посредников (их число в разы превышает число розничных торговцев), непрозрачная система ценообразования. Собственно, эти вопросы и должен был решить Закон о торговле! Кажется, чиновники запутались в рассуждениях.

Впрочем, некоторая неразбериха вокруг Закона о торговле имеет вполне логичное объяснение: документ рождался в пылу ожесточенной борьбы лоббистских группировок, его принятие много лет откладывалось из-за ведомственных разногласий, а потому он имеет массу недоработок. В нынешнем виде закон в полной мере не устраивает ни производителей, ни торговцев.

Производители, вроде бы так заинтересованные в принятии закона, теперь жалуются на возросшие риски неплатежей, обращают внимание на тот факт, что оптовая торговля по-прежнему находится в тени. Некоторые представители аграрного лобби по-прежнему уверены, что без ограничения торговых наценок контроль над ценами не более чем фикция. Но главная проблема Закона о торговле в том, что до сих пор нет нормативных актов для реализации ключевых положений закона. К примеру, не разработана методика ведения торговых реестров для учета торговых площадей, не согласована методика расчета рыночных долей продуктовых сетей, нет механизма наказания нарушителей и т.д.

Подобные «детские болезни» неизбежны, особенно если учесть тот факт,  что на протяжении 20 лет в стране вообще не было закона, регулирующего торговую отрасль. Устранять недостатки придется, что называется. на ходу. Именно этим уже и занимается ФАС. Как сообщил на прошедшем в Москве форуме Food Business Russia глава антимонопольного ведомства Тимофей Нижегородцев, его служба намерена провести «мониторинг исполнения статей закона и по его результатам готовить пакет поправок». Предполагается, что первый набор поправок будет обсуждаться в Госдуме в осеннюю сессию.

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments