Сегодня "РГ" публикует официальные данные Росстата об индексе потребительских цен во втором квартале 2010 года. Без сомнения, это очередной повод обвинить российское статистическое ведомство в лукавстве. Граждане упорно не хотят верить официальным цифрам и предпочитают полагаться на собственные ощущения.

Впрочем, критикуют Росстат не только простые смертные, но чиновники, экономисты и другие "профессионалы". Поэтому в конце прошлой недели глава Росстата Александр Суринов решил наконец "объясниться" с журналистами, показав, как и откуда берется этот самый индекс потребительских цен (ИПЦ). И пригласил независимых экспертов: пусть скажут прямо, где статистики делают ошибки.
Итак, ИПЦ является одним из важнейших показателей, характеризующих инфляционные процессы в стране. Он показывает изменение во времени общего уровня цен на товары и услуги, приобретаемые населением для личного потребления. В нашей стране ИПЦ рассчитывают за неделю, месяц, квартал и за год. По словам Александра Суринова, методика расчета основана на рекомендациях Международной организации труда, МВФ и Евростата.

Как это происходит? Ежемесячно, с 21 по 25 число, специальные регистраторы ходят по торговым точкам и фиксируют цены. Примитивными блокнотами и авторучками уже давно не пользуются. Данные о ценах прямо у прилавка заносят в специальный терминал, похожий на мобильный телефон, со специальной программой. Вся собранная регистраторами информация забивается в единую базу данных, обсчитывается по определенной формуле и к 4 числу следующего месяца выдается результат. Кстати, одно из наиболее частых критических замечаний в адрес Росстата связано именно со сроками выдачи итоговой информации об ИПЦ. Для сравнения сроки предоставления статслужбами других стран аналогичной информации: Казахстан — 2-3 число месяца, следующего за отчетным, Украина — в течение 10 дней, Франция — в течение 13 дней, США — около 2 недель, но не позднее 1 месяца, Великобритания — 2-й или 3-й вторник, Япония — в конце месяца. Так что на самом деле с учетом нашей территории скорость обработки информации у нас чрезвычайно высокая.
Понятно, что зафиксировать цены на все товары и услуги во всех населенных пунктах страны невозможно, да и нет смысла. Но очевидно, что чем шире перечень товаров и услуг и контрольных населенных пунктов, тем выше точность индекса. В России постоянно обследуются 266 городов. Количество организаций торговли и сферы услуг — 58 113. Из них магазинов — 35 005, рынков — 1019, организаций сферы услуг — 20 654, АЗС — 1434. При этом из обследования исключаются крайние в ценовом диапазоне торговые точки, то есть там нет бутиков и нет магазинов для бедных.

Общее количество наблюдаемых товаров и услуг — 489. Если сравнить это с другими странами, то на первый взгляд цифра не самая высокая в мире. Скажем, в Италии и Израиле она выше 1 тысячи. Но там территории, не сравнимые с нашей. В больших по площади странах этот показатель вполне объективно в разы меньше — в противном случае такой подсчет оказался бы слишком дорогим удовольствием. Вместе с тем количество ценовых котировок, которые ежемесячно регистрируются по всей стране, на порядок выше количества наименований товаров, а именно 617 393. Например, может быть несколько сортов колбасы, хлеба, рыбы и так далее.
Как выбираются товары-представители? Важнейшее условие — этот товар должен занимать не менее 0,1 процента в структуре расходов домохозяйств. Для этого идет постоянное — раз в квартал — обследование бюджетов домохозяйств. В этом мониторинге участвуют 47,8 тысячи семей. Для сравнения: в США — около 45 тысяч. При окончательных подсчетах индекса потребительских цен учитывается не только вес (доля) товара в семейном бюджете, но и вес этого товара в регионе, вес региона в стране и многие другие индикаторы.

Поскольку жизнь не стоит на месте, все время появляются на рынке новые товары, а какие-то исчезают совсем, перечень товаров-представителей периодически (у нас — раз в год, где-то — раз в 4-5 лет) обновляется. Таким образом, в течение 2005-2010 годов из списка было исключено 96 товаров и услуг, а 102, наоборот, включены. Например, вычеркнули стереомагнитолу, видеомагнитофон, отечественные духи и одеколон. Из услуг уже не интересны народу химическая завивка волос, пошив брюк, ремонт малых электробытовых приборов.
Присутствовавшие на встрече независимые экономисты, к некоторому разочарованию журналистов, не нашли в методике Росстата серьезных изъянов. Единственное замечание сделал завсектором Института экономики РАН доктор Михаил Гельвановский. "Почему в обследовании цен не участвует сельская местность?" — спросил он. По его мнению, на селе сейчас свирепствуют локальные монополии. Магазин, как правило, один, и цены там можно устанавливать любые — все равно люди будут покупать. Привел в пример один из подмосковных сельских магазинов, где литр подсолнечного масла стоит 250 рублей, банка сгущенки — 77 рублей и т.д. На это глава Росстата заметил: "Инфляция — это не уровень цен, а движение цен. Для ИПЦ важна не сама цена, а как, в какую сторону и насколько она изменилась". Ну а главная причина того, почему сельские магазины выпадают из обследования, там мало товаров, и за многими люди едут в ближайшие города.

0 0 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments