Что воруют, о работе с ЧОП-ами, о сложностях работы СБ. Размер 61 Мб.

Юрий Григорян: Начнем по порядку. Вспомню, о чем говорилось, и попробую ответить на вопросы. Алкоголь у нас вообще не закрыт. На нем просто датчики стоят, не позволяющие красть. А что касается более мелких продуктов, продающихся в развес, орешки сухофрукты, вот это действительно большая головная боль. Невозможно оценить, сколько человек скушал. Такие потери у нас заложены изначально. Что касается закрытия Gillette и тех же флэш-карт, никаких неудобств для покупателя нет. Что касается системы телевизионного наблюдения, в гипермаркете это не панацея, потому что огромная площадь. Не перекроешь всего. Воры-профессионалы не просто воруют, они знакомятся с системой. Они долго изучают, где какие камеры куда смотрят, и выбирают мертвые зоны. Еще момент про камеру: направить камеру на какую-то полку в каком-то конкретном одном отделе, например, с дорогим алкоголем. Просто смотреть целый день на какое-то одно место невозможно физически.

Виктор Литвиненко: Когда мы работали с «Ашаном», пошли по пути делать упаковки продуктов весом один килограмм или пять килограмм. Килограммы в упаковках позволяют уйти от мелкого воровства. Мы работали как-то в Казани. Там есть такая фирма «Кондор», построила OBI. Мы там впервые столкнулись с моментом, когда в новых магазинах не хватает технических средств постоянно. Оказывается, психологи рекомендуют в мертвых зонах вешать плакат: у нас работает видеонаблюдение. Плакат делают в сочетании черного и красного цвета. Психологи считают, что сочетание этих двух цветов заставит притормозить воришку любителя. Вопрос этот, конечно, спорный, но когда сеть магазинов только открывается, может, и эти методы помогут.

Второй пример. Часто охранные фирмы работают следующим образом: сегодня охранник работает сотрудником охраны за кассовым блоком в форме с лейблами и так далее, а завтра он работает детективом в зале. Мы спрашиваем: ведь любой вор уже видел его в форме. Они объясняют, что людей у них нет сейчас, и они вынуждены в интересах заказчика выполнять такой функционал. И это чистый прокол.

Хочу коснуться еще одного момента. Допустим, открывается новая сеть. Вот, например, в Москве создавался новый супермаркет продовольственных товаров, сеть небольших магазинчиков. Все ждали, когда откроется этот супермаркет, когда будут дешевые товары. Когда магазин открылся, покупатели рванули туда. В лотках была разложена замороженная рыба, тихоокеанская селедка, но когда покупатель покупал эту селедку, и возвращался домой, потом прибегал с этой селедкой обратно и говорил — посмотрите, она же синяя. Что вы продаете? Начался большой шум.

Оказалось все очень просто. Был заказан мальчик, который сидел на расфасовке. Ему заплатили всего 550$, и он крупинки мелкого купороса вставлял в эту упаковку пластиковую. Пока рыба лежала в морозе, реакции не происходило. А когда покупатель домой приходил, то цветовая гамма была видна и говорила о том, что товар не качественный. Представьте, сколько приложил усилий магазин для восстановления репутации.

Даниил Сомов: Спасибо. Понятно, что воруют практически все. Вы говорили про шкаф? Шкаф тоже могут украсть?

Виктор Литвиненко: На самом деле даже пылесосы разбирают по частям и крадут. У нас был случай. Дама, уборщица, воровала элитное вино, по две-три бутылки в день. Оно стоит в евро колоссальную сумму. А ее «знакомые», той же категории, говорили: чего ты принесла, оно же кислое, его же пить нельзя, принеси что-нибудь посерьезнее.

Даниил Сомов: Как с годами изменяется уровень воровства?

Леонид Головков: Увеличивается. Бич для всех служб безопасности это то, что в средствах массовой информации, особенно по телевидению, изо дня в день нас «опускают». Служба безопасности может как-то реагировать только через сотрудников милиции. Но вы сами прекрасно знаете, как у нас выезжает милиция по звонкам, даже по тревожным кнопкам. Через пять-семь минут наряд должен быть на месте, а на практике приезжают через 20 минут или через час. Этот отдел вневедомственной охраны, которые должны моментально реагировать на сигнал тревожной кнопки.

Чтобы ускорить процесс выезда группы, делаем вызов  через 02, так как он фиксируется, и можно потом разобраться. Поэтому группа на месте максимум через 10 минут. Поэтому будет уже результат.

При задержании покупателя есть люди адекватные, готовые товар оставить в магазине, или в десятикратном размере заплатить, только бы его оставили в покое, не составляли акт. Они же не знают, что это не акт, а просто наша бумажка, чтобы показать свою работу.

Не хотелось бы говорить плохо о ЧОПах, но как показала практика, при них магазины отчитывались в цифрах от 1,2-1,8% до 2,5% потерь. Когда мы создали свою службу безопасности, магазины стали отчитываться 0,05-0,09% потерь. При проценте потерь 0,39 мы уже считаем, что на магазин нужно обратить внимание. Это цифры включая списание.

Приведу пример. У нас в одном из магазинов было задействовано ЧОП (частное охранное предприятие). Выяснилось, что заходит человек с кодовым словом «я от Игоря» и покупает товар за 50% , который из нашего магазина перекочевывает в соседний. Единственное решение этого вопроса, сами понимаете, это заводить своих людей.

По опыту могу сказать — есть альтруисты, а есть люди, которые за деньги работают. Главная задача — найти оплачиваемых людей. Они более надежныи правдаподобны.

Что касается мелкого товара, у нас тоже были большие потери на прикассовой зоне. Это жвачки, леденцы, и этот товар в основном воруют дети. С детьми вопрос решается элементарно. Это родители и школа. Школа, между прочим, очень хороший воспитатель. Просто нужно грамотно подойти к этому вопросу. В течение месяца мы разобрались с тремя школами — из этих школ дети к нам не ходили уже воровать. А такой товар, как сигареты, коньяк и водка в маленьких бутылках выставляется на прикассовую зону под строгую отчетность кассира. Если этот товар ушел, значит он прошел мимо сканера, или просто кто-то пришел из знакомых и забрал. Третьего не дано, понимаете? Здесь все на глазах.

Даниил Сомов: Спасибо, Леонид. Телефоны больше воруют?

Михаил Золотовицкий: Реклама создает спрос. Больше воруется то, что больше пользуется спросом. Что касается сотового ритейла, то украденный товар очень легко сбыть. Реально между сотовым телефоном и деньгами очень маленькое расстояние.

Олег Шакун: Хочу добавить, что телефоны стоимостью 2-5 тысяч рублей – практически не воруют. Пользуются спросом дорогие модели, в ценовой категории от 10 тысяч и выше.

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar