Что воруют в магазинах. Размер 54Мб

Даниил Сомов: Давайте попробуем понять, что воруют. Потребительская корзина вора.

Антон Калабин: Для затравки. У меня основной бизнес — дистрибуция косметики по уходу, в том числе бритвы марки Gillette. В свое время, когда мы с супермаркетами работали, самыми воруемыми были картриджи Gillette. Очень дорогой товар и очень компактный, легко сделать выемку картриджа изнутри. Около 40% товара уходило у нас в сети «Патэрсон» на воровство. Люди хватались за голову и не знали что делать — выгоднее было не торговать. Была конкретная проблема.

Юрий Григорян (руководитель службы безопасности, Real,-hypermarket): Всем хорошо известно, что многие товары, чтобы избежать кражи, защищаются. Есть специальные средства. Дело в том, что интересы воров совершенно разные, в зависимости от региона где находится магазин. Если магазин в Москве, воруют в зависимости от района, где находится магазин. Одним надо дорогой алкоголь своровать, а где-нибудь в Тольятти — фляжки. Кстати, если рядом с магазином находится автосервис, то свечи просто улетают.

В нашей компании подход к воровству такой: есть базовая инструкция, в которой говорится о том, какие товары в какой пропорции должны быть защищены. Проходит какое-то время. Магазин начинает работать. Появляется информация, позволяющая скорректировать, на защиту какого товара нужно сделать упор. Можно защищать дорогостоящий алкоголь, но датчики на 5-ти рублевую бутылку не поставишь. По поводу Gillette, например, мы закрываем этот товар в защитные коробки — это недешевое удовольствие.

Виктор Литвиненко: Я хотел бы добавить. Коллега поднял вопрос по мелким товарам. Вот мы, когда говорили о категории воров, не коснулись достаточно распространенной — любителей. Около торговых центров, особенно крупных, большим бичом является наличие школ, технических училищ и так далее. Были такие моменты: стоит группа школьников у магазина:

— Ты взял чего-нибудь?
— Нет не брал.
— Как так, крутизны не почувствовал?

Это категория импульсивных воров. Есть законные методы борьбы с этим и незаконные. Что надо сделать начальнику службы безопасности в этом случае — это показать, что воровать в этом магазине небезопасно. Сохранить товар — самое главное его кредо. Фактор риска для этого магазина — это фактор товара. Для супермаркета конечно, но в мебельном магазине мебель так просто не утащишь.

А в позапрошлом году мы столкнулись с новой категорией воров. Богатые состоятельные люди, ворующие ради адреналина. Этот товар им порою неинтересен. Они его потом выбрасывают, но бравада такая существует.

Я хотел бы обратить внимание еще и на такой момент: в торговых центрах, в частности, в магазинах «Ашан», груши или яблоки в упаковках. Ребенок в магазине берет этот товар и начинает кушать. Они подходят к отцу ребенка, съевшего фрукт, и говорят: — заплатите. Отец спрашивает у ребенка: ты ел? Ребенок говорит: нет. Служба безопасности среагировала не своевременно. Тоже и с водой получается, когда пробки защитной нет на напитках. И это уже прокол службы безопасности.

И последний момент: мы обратили внимание, что как только служба безопасности достаточно четко работает в магазине, торговый персонал начинает опускать руки, он считает, что контроль товара уже не его функция.

Антон Калабин: Раз уж зашел разговор про «прятать в коробки», то может быть Игорь Чумарин тоже прокомментирует? И Юрий к вам вопрос: вы смотрели, как вот элитный алкоголь прячут в шкафы? Насколько это сказывается на продажах? Есть ли в этом вообще коммерческий смысл? Понимаю что безопасность тут по аудитории важнее всего, задаю такой вопрос как коммерсант.

Даниил Сомов: На самом деле сейчас сразу вспомнились «Дикси» и «Пятерочка» — дискаунтеры, где стоят шкафы, закрытые «на семь замков». С точки зрения покупателя — покупать не хочется. Это работает вообще?

Игорь Чумарин: Не во всех магазинах стоят шкафы. Думаю постепенно ритейл перейдет к соотношению потерь/затрат. Что касается зависимости, она существует. Чем дороже товар, который мы убираем за прилавок или прячем в шкаф, тем меньше сказывается, что мы его берем. Если человеку нужны виски за три-четыре тысячи, он все равно его увидит. Потери уменьшаются, потому что основный рынок поглощения товара — общепит, рестораны.

Антон Калабин: В «Азбуке вкуса», насколько я знаю, не прячут алкоголь вообще.

Игорь Чумарин: Дорогой скрывается, естественно.

Антон Калабин: То есть, вы продавцов натаскиваете, чтобы они не бегали по магазину?

Даниил Сомов: Дорогой, премиальный сегмент, это очень дорогой? Например, я в Барселоне видел обычный супермаркет городской, там закрывают товар за 10 евро.

Игорь Чумарин: А если говорить о не самых дорогих товарах, икра, например, чем больше прячем, тем меньше продаем. В среднем на 10-15% снижается оборот продаж. Потери понятно могут стремиться к нулю при этом. Но основная задача безопасности в том числе — обороты не снижать.

Антон Калабин: То есть вы все-таки с коммерсантами в паре?

Игорь Чумарин: Однозначно. Если мы имеем в виду некий % потерь, то, конечно, здесь зависимость существует. Чем меньше оборот при тех же потерях, понятно, что процент потерь будет выше, и уже безопасность не поможет.

Виктор Литвиненко: Если идет система увеличения безопасности, то работник торговли начинает кричать: «вы нас зажимаете, не даете продавать». Чем больше товара мы запираем в шкаф, сохраняя ценность этого товара, тем больше покупатель не хочет его покупать. У него начинаются проблемы. Надо идти за чеком куда-то пробивать, возвращаться обратно. Давайте возьмем комфорт клиента и безопасность. Это очень тонкое сочетание. Мы должны создать безопасность товару и сохранить комфорт.

Александр Распопин (директор по экономической безопасности, «Телефон.РУ»): Мы зациклились. Для нас повышение безопасности заключается только в том, чтобы собрать все, закрыть и никому не давать. Ведь есть же множество других методов. Можно в витрины видеокамеры направить, за которыми постоянно следит человек. Подозрительного человека можно перехватить на выходе. Будущее не за закрытыми дверьми. Даже мы сейчас активно внедряем открытую выкладку телефонов, аксессуаров. Будущее я думаю за современными техническими средствами охраны.

Антон Калабин: Не могу не прокомментировать. Шутка небольшая. Мы поставили в магазинах камеры наблюдения. В принципе, когда мы их ставили изначально, упор был на то, что это поможет снизить потери при инвентаризации. Эффект был специфический. Помимо того, что воровство уменьшилось, магазины стали существенно чище, то есть продавцы стали лучше исполнять собственные обязанности. Эффект получился замечательный.

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar