Попытка истребить торговлю ворованными мобильными телефонами провалилась. 

Вчера рабочая группа думского комитета по энергетике, транспорту и связи положила под сукно два законопроекта о создании баз данных украденных трубок. Формально изза несоответствия нескольким статьям Конституции, а фактически из-за значительных инвестиций (более $100 млн потребуется для создания реестра похищенных трубок в масштабах всей России). Вероятность того, что бороться с кражами мобильных телефонов начнут в обозримом будущем, минимальна. По мнению участников рынка, слежка за ворами по идентификационным номерам телефонов лишена всякого смысла. 

Профильный комитет Госдумы, ознакомившись с двумя законопроектами (пермских и свердловских депутатов) по предотвращению краж мобильных телефонов, в четверг вернул первый на доработку авторам, а второй не поддержал на предстоящем заседании Думы. Региональные депутаты предлагали отслеживать все ворованные телефоны по уникальному идентификационному коду трубки, IMEI, и отключать их. Причем за изменение кода предлагалось ввести уголовную ответственность — от двух до пяти лет. 

Думский комитет признал этот проект сырым. «Вопреки мнению авторов на создание и ведение реестра похищенных мобильных органами внутренних дел понадобятся дополнительные финансовые средства»,— заявил «Бизнесу» первый заместитель председателя комитета по энергетике, транспорту и связи Владимир Горбачев. По его мнению, в нынешней редакции ни один из законопроектов не решает поставленных задач. 

«Сейчас говорить об уникальности IMEI нельзя: в обращении находятся тысячи аппаратов с одинаковыми номерами или вовсе без номеров. Если человек приобрел телефон легально, а аппарат с таким же IMEI уже внесен в реестр, то ему будет отказано в использовании такой трубки. Это не справедливо»,— утверждает Горбачев. Пресс-секретарь МТС Кирилл Алявдин тоже считает идентификацию по IMEI не слишком эффективной: «Оператор не может отключить сам телефон, он блокирует SIM-карту, вставленную в аппарат. Достать ее, вставить новую,— и трубка продолжит работать, пока ее снова не засекут». По мнению его коллеги из «Вымпелкома» Юлии Остроуховой, даже с подключением всех российских операторов к проекту останется необъятный рынок стран СНГ, куда может уйти огромное число ворованных аппаратов. «Законодательные инициативы, к сожалению, сильно отстают от технических возможностей. Принимать этот закон нужно было бы четыре года назад, а теперь за 50 руб. 

можно на любом радиорынке сменить IMEI телефона»,— утверждает аналитик Mobile Research Group Эльдар Муртазин. 

Всероссийский проект по созданию базы данных потребует колоссальных инвестиций. 

«На одну Москву понадобится $6–7 млн, а в целом на страну на порядок, вернее, на порядки больше»,— уверен аналитик. 

С одной стороны, глава профильного комитета утверждает, что «заниматься созданием всероссийского реестра похищенных мобильных телефонов будет МВД». Но, с другой стороны, в тексте законопроекта сказано, что за системы идентификации абонентов из своего кармана будут платить сотовые операторы. «С нас и так нещадно берут налоги. Полагаю, что из тех источников государство и должно профинансировать этот проект»,— возмущается заместитель генерального директора СМАРТС Андрей Гиреев. Пресс-секретарь «Мегафона» Марина Белашева хоть и подчеркивает необходимость остановить повсеместное воровство телефонов, утверждает, что операторы борьбой с преступностью заниматься не должны. «Кража мобильного равнозначна краже в квартире. 

И этим никто кроме МВД заниматься не должен. Мы готовы предоставить милиции любую информацию и отслеживать IMEI, но в увеличении расходов даже на это богоугодное дело мы не заинтересованы»,— отмечает Белашева.  

Участники рынка считают, что единственный разумный способ бороться с кражами сотовых телефонов — на корню пресекать торговлю ворованной техникой. «С продавцами ворованных трубок нужно бороться так же, как с торговцами контрафактными дисками: рейдами и проверками сомнительных мест продажи»,— уверен Алявдин из МТС. 

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar