Большинство российских мясокомбинатов уже начало выпуск консервов для домашних животных. Теперь серьезные инвестиции пошли и в создание сбытовой инфраструктуры. Один из основателей сети «Старик Хоттабыч» Игорь Сосин с несколькими партнерами купил в Москве сеть зоомагазинов Cats & Dogs. Однако несмотря на то, что российский рынок ощутимо меньше, скажем, американского, эксперты называют масштабные инвестиции в зооритейл преждевременными. 

После кризиса 1998 года российские компании активно занялись производством кормов для животных (в регионах насчитывается несколько десятков локальных производителей; доля российской продукции составляет около 20%). 

Специализированная розница тоже растет. По разным оценкам, в Москве работает от 400 до 750 специализированных зоомагазинов. Однако, кроме Cats & Dogs (20 магазинов) в городе есть всего лишь две специализированные сети: «38 попугаев» (10 магазинов в Москве, Санкт-Петербурге и Тольятти) и «Бетховен» (семь магазинов в Москве). Обе принадлежат дистрибуторам зоотоваров: компаниям «Валта» и «Сорсо», соответственно. 

Однако до сих пор на этом рынке не было крупных системообразующих игроков. Теперь они появились: оборот инвестиционной группы «Новая идея», президентом которой является Игорь Сосин, составляет около $0,5 млрд, что в два раза больше емкости столичного рынка. 

Факт покупки группой сети Cats & Dogs «Бизнесу» подтвердили и руководство «Новой идеи», и владелец девелоперской компании Roseli Group Роман Липецкий, основатель Cats & Dogs. По словам вицепрезидента «Новой идеи» Валерия Ермакова, зообизнес купила группа частных лиц. С самим Игорем Сосиным связаться не удалось. 

Равнение на Запад

Сам рынок его участники оценивают весьма скромно: около $210–215 млн в 2005 году в Москве и $730–750 — по России. Впрочем, участники сделки считают его весьма перспективным. 

«У меня идея сети цивилизованных зоомаркетов возникла еще в 1990-х,— вспоминает Роман Липецкий.— В газетах объявлений больше всего было объявлений о куплепродаже домашних животных. 

В США и Европе этот рынок растет на 15–20% в год. В России же потенциал еще больше: если на Западе на одно домашнее животное в год тратится $2–3 тыс., то у нас гораздо меньше. По мере роста доходов люди обязательно будут больше тратиться на питомцев». По словам Романа Липецкого, он продал Cats & Dogs потому, что решил заняться девелоперским бизнесом. «Не исключаю, что я еще вернусь на этот рынок»,— говорит он. 

В «Новой идее» также рассчитывают на то, что рынок будет развиваться по западному сценарию. Вице-президент компании Валерий Ермаков говорит: «Этот рынок интересен тем, что мало структурирован: в Москве несколько сотен торговцев зоотоварами, но все они — разрозненные небольшие компании, оставшиеся с советских времен. Перспективы у рынка велики, а при такой конкуренции стать ритейлером №1 легко». По разным оценкам, рынок зоотоваров в крупных городах России растет не менее чем на 10% в год. 

Конкуренты отдают не более 25% рынка

Несмотря на рост рынка, конкуренты не разделяют оптимизма Игоря Сосина и его компаньонов. Сотрудник одной из компаний на условиях анонимности сказал: «Рынок действительно очень разрозненный, и Cats & Dogs даже может стать безусловным лидером по числу магазинов. Только это не значит, что у сети будет большая доля рынка. Даже в США на независимых ритейлеров приходится около 40% рынка, а крупнейшие специализированные сети — Petco и PetsMart в совокупности не контролируют и 25%. Придется „выдавливать” не столько мелких операторов, сколько продуктовые сети, через которые продается до 20% кормов и товаров среднего ценового уровня». Вицепрезидент инвестфонда Delta Private Equity Partners Наталья Полищук добавляет: «Cats & Dogs не столь перспективная и востребованная сейчас концепция, как другие проекты „Новой идеи”». Действительно, в США на домашних животных тратятся огромные деньги. Но сравнивать российский рынок с американским некорректно. 

«Там никто не кормит животных со стола, только специальными кормами. А у нас? Безусловно, проект перспективный. 

Когда начнется следующая волна потребительского спроса, тогда специализированные зоомагазины будут, наверное, востребованы. Но это произойдет через три-пять лет»,— говорит Наталья Полищук. 

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar