Последний день 2019 года стал последним днём работы для магазинов петербургской сети «Интерторг» — крупного местного игрока, развивавшего сети «Народная 7я СемьЯ», «Идея» и Spar (по региональной франшизе). Магазины всю вторую половину декабря распродавали остатки, а владельцы помещений уже начали искать новых арендаторов. Мы вспомнили, как рос «Интерторг», разобрались, почему всё так закончилось и даже предположили, что будет дальше.

Как всё начиналось

Компания «Интерторг» — в качестве ритейлера — появилась на рынке Санкт-Петербурга в 2003 году. Все годы существования её связывают с предпринимателями Мушвигом (Михаилом) и Аллахверди Абдуллаевыми: по открытым данным, сейчас 99% бизнеса принадлежат одной из офшорных компаний, конечные бенефициары которой не раскрываются, владелец оставшегося 1% — Аллахверди Абдуллаев. Мушвиг Абдуллаев числится в «Интерторге» генеральным директором. Весной 2018 года, на пике развития «Интерторга», Абдуллаевы впервые попали в рейтинг «Самых богатых людей Петербурга», который ежегодно публикует «Деловой Петербург», с оценкой суммарного состояния в 26,5 млрд рублей.

В тот момент компания занимала четвёртое место в регионе по доле среди розничных сетей с показателем в 10,36% рынка: больше было только у X5 Retail Group, «Ленты» и «О’Кея». Финансово самым удачным годом оказался 2016-й, когда выручка достигла 77,6 млрд рублей, чистая прибыль — 1,7 млрд рублей, а сети разрослись почти до 500 магазинов. В следующие годы показатели только падали: так, в 2018-м чистая прибыль снизилась на миллиард — до 721,5 млн рублей, с остальными цифрами тоже оказалось нехорошо.

До высшей точки «Интерторг» добирался 13 лет — из них первые пять компания развивалась очень не спеша. К 2008 году первая из сетей — дискаунтер «Семья» (которая позже получила странно выглядящий бренд «Народная 7Я семьЯ») — доросла только до 35 магазинов и была очень локальным по меркам Петербурга игроком. Интенсивное развитие компании началось только в 2008-м: перед самым кризисом «Интерторг» взялся скупать небольшие сети и отдельные продуктовые магазины, а также запустил сеть гипермаркетов «Идея». Спустя три года компания купила франшизу на развитие голландской сети Spar на Северо-Западе, ещё через год — поглотила относительно крупную сеть «Норма», после чего вплоть до 2016-го росла на 20–30% по обороту и прирастала на 50–70 магазинов ежегодно.

К 2018 году «Интерторг» стал крупным ритейлером со выстроенной инфраструктурой, собственными производствами и портфелем коммерческой недвижимости. Компания работала в том числе на московском рынке; Абдуллаев тогда говорил, что намерен увеличить сеть до 1000 магазинов, а продажи — до 200 млн рублей. Но уже в то время дела компании шли не очень хорошо.

Как всё закончилось

С конца 2017 года поставщики «Интерторга» стали жаловаться на неоплату поставок, в 2018-м — отправились в суды. В тот момент компания не платила в основном мелким поставщикам, но и их требований к концу года набралось почти на 400 млн рублей. Тогда же Абдуллаев безуспешно пытался продать 35 магазинов Spar в Москве, в которые ранее вложил серьёзные деньги. Бизнесмен хотел выручить за столичный бизнес 1,5 млрд рублей — но покупатели так и не нашлись, в первую очередь из-за высокой цены. В конце концов все московские магазины просто закрыли.

Именно неосторожные инвестиции в Москву участники рынка называют возможной причиной нынешних проблем «Интерторга». В качестве ещё одного фактора упоминают большие инвестиции в строительство собственных гипермаркетов в 2015–2016 годах, которые на фоне слабых конкурентных преимуществ основных магазинов (в первую очередь — устаревшей концепции сети «Народная 7Я семьЯ») в итоге оказались неподъёмным для компании решением.

В 2019-м у «Интерторга» начались более серьёзные проблемы. Примерно с середины года компания стала активно уходить из городов за пределами Петербурга: массово закрывались магазины в Вологодской, Новгородской, Псковской, Мурманской, Ленинградской областях, Карелии. По данным картотеки арбитражных дел, к концу осени сумма требований кредиторов в судах превысила 4 млрд рублей, а общая задолженность, по данным поставщиков, достигла 15 млрд рублей (в том числе — 8 млрд рублей долга перед Сбербанком). Пошла речь о старте процедуры банкротства, начали закрываться магазины в Санкт-Петербурге — причём впечатляющими темпами: магазин мог без предупреждения прекратить работу за два-три дня. Собеседники РБК в начале декабря сравнили происходящее с «поспешным бегством».

Одновременно появилось беспокойство на рынке коммерческой недвижимости Петербурга: из-за схлопывания «Интерторга» в городе начал образовываться переизбыток помещений, с которым рынок мог не справиться. Проблема связана в том числе со структурой петербургской розницы: по сути, единственный возможный крупный претендент на помещения «Интерторга» сейчас — «Магнит», реальные запросы которого не дотягивают до объёмов освобождающихся площадей.

Несмотря на заявления Абдуллаева о том, что всё, что происходит сейчас с сетью — «оптимизация», в реальности 31 декабря в Санкт-Петербурге закроются последние магазины компании. Большая часть точек прекратила работу уже 19–20 декабря; непроданные товарные остатки «Интерторг» в числе прочего предложил поставщикам забрать обратно в счёт долга.

Что дальше?

В конце декабря «Деловой Петербург» обратил внимание, что 4 декабря 2019 года Мушвиг Абдуллаев зарегистрировал новое юрлицо — ООО «Спар Спб». Собеседники издания предположили, что это может быть связано с переводом бизнеса на это юрлицо для освобождения от кредитных обязательств, и назвали действия «Интерторга» «стандартной процедурой, которая встречалась не раз». При этом удержать бизнес на плаву, скорее всего, получится только в случае, если Абдуллаев сумеет договориться с банками о кредитах на новые платежи поставщикам — иначе те не слишком хотят продолжать работу с «Интерторгом», рассуждают опрошенные «ДП» эксперты.

С другой стороны, участники рынка сомневаются, что компании удастся эффективно конкурировать с федеральными сетями на Северо-Западе, если она продолжит работать в старых концепциях: магазины «Интерторга» называют «устаревшими» и «неэффективными», а локации — «не отвечающими современным условиям». Впрочем, при этом петербургские ритейлеры сходятся во мнении, что если «Интерторг» всё же окончательно закроется, это станет ударом по всему рынку: компания много закупала у местных производителей, которым будет гораздо сложнее попасть на прилавки в магазины федеральных сетей.

Алексей Максимук | RETAILER.ru

Подписывайтесь на наш канал в Telegram, чтобы первыми быть в курсе главных новостей ритейла.   

avatar
  Подписаться  
Уведомлять о