Вчера президент России Владимир Путин вместе с князем Монако Альбером посмотрел выставку факелов зимних Олимпиад из личной коллекции князя и от себя добавил олимпийский факел Сочи. За факельным шествием со стороны наблюдал специальный корреспондент "Ъ" Андрей Колесников.

Выставка факелов в ГУМе универсальна не меньше, чем магазин, и посвящена, судя по всему, не столько Олимпиаде в Сочи, сколько 120-летию ГУМа. По крайней мере, она вписалась в переходы ГУМа, как олимпийская бобслейная трасса в Имеретинскую возвышенность. (Ведь если есть низменность, то должна быть и возвышенность. Это как у чувств.)

В ГУМ Владимир Путин и князь Альбер приехали из Кремля через Спасские ворота. Понять, что в машине князь Альбер, было легко: на ней трепыхался флажок его княжества. Понять, что в этой машине находится президент России, было невозможно, пока он не вышел из лимузина. Лучшего способа в случае чего покинуть Кремль, не привлекая к себе лишнего внимания, и не сыскать.

Глава Bosco di Ciliegi Михаил Куснирович признавался потом, что подумал: "Видимо, князь без президента приехал. Занят, видно, Владимир Владимирович по магазинам-то ходить".

Но оказалось, что свободен.

— Сколько же я не был-то в этом магазине? — поинтересовался Владимир Путин у Михаила Куснировича, но ответил себе сам: — Давно.

А казалось бы, площадь перейти.

— Да, семь лет,— согласился господин Куснирович.

Тогда президент России пришел на открытие катка в ГУМе, хоть и сам на коньках тогда не стоял.

Михаил Куснирович по понятным причинам предложил президенту мороженого (не так давно в честь 120-летия ГУМа мороженое целый день предлагали посетителям магазина забесплатно), но тот отказался:

— Неудобно под камерами. А так с удовольствием.

Понять этот силлогизм было не так просто.

В магазине было тихо. Дело не в том, что выключили музыку. Дело в том, что в этот момент (а на самом деле — с утра) в той половине магазина, куда пришли президент и князь, не было ни одного постороннего, то есть посетителя.

— Обычно в ГУМе бывает гораздо больше народа,— заявил господин Куснирович.

— А что, ограничили? — удивился президент.

— Ограничили,— подтвердил господин Куснирович.

Выставка факелов зимних Олимпиад, начиная с финской, 1952 года, является личной коллекцией князя. Факелов много, даже слишком: например, два разных из одного Инсбрука. Некоторые похожи на треснувшее блюдце, некоторые — на дупло белки. Но в целом они оставляют благоприятное впечатление.

Князь отчего-то предпочитал не комментировать содержимое своей коллекции. Тогда Михаил Куснирович оказал ему ГУМанитарную помощь.

Он рассказал, что у норвежцев самый короткий (в Лиллехаммере) и самый длинный (в Осло) факел.

Князь высказался только один раз, насчет факела в Гренобле. Он рассказал, что это был единственный раз, когда эстафета олимпийского огня прошла через Монако.

— Это самый редкий факел, потому что он сделан из кастрюль под фондю,— добавил Михаил Куснирович.

Владимир Путин кивнул. Князь засмеялся.

Факельное шествие продолжилось. У факела Альбервиля остановились с почтением (не только из-за названия города): князь Альбер выступал там как спортсмен, а дизайнером факела выступал Филипп Старк.

Владимир Путин вспомнил, что первый раз в жизни на Олимпиаде он был в Лиллехаммере, на лыжных гонках.

— Так себе деревушка,— припомнил он.

Князь и президент получили олимпийские варежки: Владимир Путин — цветов российского флага, князь — монегасского (или наоборот).

Под конец шествия князю вручили олимпийский факел Сочи-2014.

Кажется, эта Олимпиада и правда состоится.

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments