Круглый стол «Рынок стрит-ритейла. Тренды развития». Вторая серия

Дата записи: 14 апреля 2011 г., длительность: 17 мин., размер — 125,7 Мб.

Дмитрий Золин, управляющий партнер LCMC:

-Николай, расскажите, как у Вас со стрит-ритейлом обстоят дела? Вы крупный по площади ритейлер.

Николай Юськив, директор департамента недвижимости ГК «Спортмастер»:

Добрый день. Дело не в том, что крупный, а — давний. Мне кажется, что тем ритейлерам, кто давно на рынке больше повезло со стртит-ритейлом, потому что, если мы вспомним ситуацию со стртит-ритейлом в начале нулевых, его было валом по очень низким ценам. В Москве самый дорогой стрит стоил 1000$ за метр, это было дорого. Народ думал, покупать, не покупать. Поэтому те ритейлеры, которые начали существовать до 2000 г., на сегодняшний момент имеют в своем арсенале очень много для стрита, в частности, наша компания. И где-то начиная с 2004 г. ситуация кардинально поменялась. На рынок стрит-ритейла был только ритейл, только ритейл покупал, и больше никто. Появились спекулянты, и до сих пор они там остаются. Поэтому когда мы что-то требуем от арендодателей , а что требовать? Это обычные нормальные спекулянты как биржевые игроки, нефтяные. Поэтому порядка, цивилизации там никогда не будет, если не будут организованы такие улицы, как нам сейчас на слайде показывали, их на сегодняшний день всего две в Москве – это Столешников и Третьяковский проезд. Все, больше нет ничего. Все остальное – это обычные помещения. Если обратиться к истории, откуда взялся стрит-ритейл, то это наследие Советского Союза, 99 % стрита – это то, что надо досталось из СССР. И здесь возникает вторая проблема помимо арендодателей –качество этих помещений. Оно очень низкое. И если в 2000 г. ритейлу оно более-менее удовлетворяло, то на сегодняшний день ритейл стал более прогрессивный, он понимает, что такое формат, что такое концепция и прочее. Как правило, эти стриты не удовлетворяют этим требованиям.

Но тем не менее спекулянты (в хорошем понимании этого слова, не обязательно это негатив), к сожалению, этого понять не могут, зачастую им самим эти помещения достались очень дорого, поэтому не нужно думать, что они такие вот мерзавцы, хотят только денег и больше ничего. Они реально думали, что все растет, что как будет расти цена, так будет расти ставка. Тут не совсем все состыковалось, цена росла, а ставки не росли. А у них мышление такое: если я купил за 30000 $ деленное на 5 – вот она ставка, условно говоря. Рынок живет по-своему.

И третья проблема – это действительно торговые центры. Актуальность стрита падает, и во всех этих проблемах приходится существовать ритейлеру. Поэтому нам проще, мы вписываемся в концепцию торговых центров, и мы видим, что с каждым годом значение стрита, как деньгодобываещго источника, падает. Проходимость стрита падает, количество покупателей падает, это происходит стремительно последние года три. Это связано исключительно с растущим количеством торговых центров. Выход из ситуации со стритом только один – он должен покупать целые улицы, но, во-первых, у нас таких улиц нет. Есть примеры, когда происходят попытки что-то сделать с Ленинским проспектом, еще там, были попытки привести в чувство ту же Покровку, Петровку, еще много примеров. Но ничего не получается, потому что в Москве ( если мы говорим о Стрите, то в основном – это Москва, потому что в провинции стрит – это отдельное стоящее где-то помещение , улиц, как таковых, нигде, кроме Москвы, нет) нет традиций ходить по определенным улицам, нет сложившейся улицы. Есть опять же две-три улицы- Арбат, переоцененный, где гуляют только туристы , там огромные ставки, а торговли нет, Новый Арбат, еще что-то. Если будут какие-то потуги , то это совершенно фантастические варианты, я не думаю, что когда-то это будет.

Дмитрий Золин:

-Николай, у меня два вопроса к Вам. Первый вопрос: какая доля стрита в Вашем бизнесе, в первую очередь в «Спортмастере»?

Николай Юськив:

-Если брать 2000 г. – это 100 %, 2005 г. – 50 %, сейчас – процентов 20, не больше.

Дмитрий Золин:

-А Ostin?

Николай Юськив:

-Сейчас доля стрита у Ostin увеличивается, раньше мы развивались только в торговых центрах, когда мы были еще маленькие, потому что нам нужен был траффик, сейчас мы траффик сами «генерим». Доля увеличивется, но я бы на первое место поставил не ставки, не договоры – тут можно нанять умного юриста, зарегистрировать и потом бороться. Это очень низкое качество помещений. Их можно даже за большие деньги арендовать, а смысл? Низкие потолки – это первая проблема, остутствие электричества – вторая, плохоие витрины – третья. То есть очень низкое качество. Как я и говорил, в начале 2000 гг. все ритейлеры, которые существовали на тот момент, купили себе все хорошие помещения, и они так у них и находятся. Самые хорошие рядом у нас есть на Смоленке, мы никогда его не сдадим, не продадим. Хороший, замечательный магазин. Хороший стрит? – Хороший стрит.

Дмитрий Золин:

-Вот вы сказали, что у Ostin все-таки растет доля стрит-ритейла, но вы считаете стрит-ритейл умирающим..

Николай Юськив:

-Просто падает значение, раньше это была бомба, а сейчас…

Дмитрий Золин:

-То, что мы увидим в ближайшее время и уже видим – сокращение объема ввода торговых помещений , потому что до 2008 г. строили торговые центры, потом пришел кризис, и мы третий год достраиваем то, что было запланировано. Я думаю, что мои коллеги, консультанты меня поддержат, что в послекризисный период строительство новых объектов резко сократилось по сравенению с предыдущим периодом. И мы испытаем, наверно, в ближайшее время дефицит. Несмотря на это у Вас значение стрит-ритейла падает?

Николай Юськив:

-Падает значение вновь обретаемого стрит-ритейла – ничего особо качественного сейчас нет, еще раз,- это все наследие СССР. А Советский Союз не был заточен под торговлю, все помещения не качественные.

Дмитрий Золин:

-Может быть, Вы уже заполонили всю страну?

Николай Юськив:

-Может быть. Но опять же стрит не появляется, не нарождается. Появляется 5 %, остальное – то, что есть. Появляются какие-то дома, первые этажи, но это крохи, абсолютно.

Дмитрий Золин:

-Я понял. Спасибо. Владимир, давайте теперь Вы скажите.

Владимиро Слепов, генеральный директор сети «Коралл»:

-Добрый день. Я буду говорить, в основном, о региональном стрит-ритейле. У нас нет ни одного магазина в «миллионниках», ни в Нижнем Новгороде, ни в Москве. Областные центры, в основном, и там есть что-то общее с тем, о чем говорили мои коллеги, и есть отличия. Если немого оглянуться к истории, то до 2005 года, примерно, в Областных центрах, за редким исключением, торговых центров вообще не было. 100 % торговли составлял стрит-ритейл, плюс какие-то рынки. Собственники были монополистами, при том, что было достаточно широкое предложение помещений, это был рынок собственников. Потом, с введением торговых центров, торговля постепенно начала переходить туда. В 2007-08 г. собственники стали более адекватными в плане условий, и те торговые центры, которые запускались до сегодняшего момента, тянули на себя значительную часть сетей, различных магазинов.

Сейчас ситуация возвращается к началу десятилетия, потому что торговые центры, которые водятся в регионах, можно пересчитать по пальцам, их единицы. Соответственно, собственники помещений на торговых улицах себя почувствовали на коне, и опять начинается ужесточение условий. Согласен с тем, что приспособленных помещений на всю улицу – два-три-четыре. Все остальное- какие-то выкупленные квартиры, либо что-то искусственно реконструируется под нужды торговли, некачественные помещения. 

Дмитрий Золин:

-То есть проблема в регионах заключается в отсутствии помещений или больше в том, что собственники снова себя почувствовали на коне, они размахивают шашкой, поднимают цены, завинчиваеют гайки? Как для Вашей сети?

Владимир Слепов:

-Тут сочетание, если есть помещение в хорошем месте, то это, как правило, цена, которая нашим бизнесом не окупается. Также для центров городов есть определенные сложности – это, как правило, отсутствие парковки и т.д. Адекватных помещений по адекватной цене единицы. 

Дмитрий Золин:

-Я понял. Спасибо. Оксана, расскажите, какой у Вас процент стрита в торговле и какие Вы видите сложности для себя? Что Вы думаете делать со стрит-ритейлом, куда он движется, и что с ним не так? 

Оксана Пименова, директор регионального подразделения ГК «Обувь России»:

-На сегодняшний момент все наши сто четыре магазина расположены в Сибирском регионе, в городах Урала. Это тоже региональный стрит-ритейл. У нас 90 % магазинов – это стрит-ритейл. Я тоже соглашусь, что основная проблема, с которой мы сталкиваемся в помещениях – их качество. Как правило, это выведенный жилой фонд, организовать хорошую торговую площадь очень сложно. Но за счет того, что основной наш бренд «Вестфалика» имеет по формату плошадь 60-120 кв. м., нам проше организовать торговую площадь, и модульное оборудование, которое мы делаем, очень хорошо вписывается в помещение по стрит-ритейлу. В регионе у нас проблема с тем, что торговые центры не генерируют тот поток покупателей, который может окупить арендные ставки, которые они просят. В торговых центрах у нас ставки на 30-40 % выше, чем в стрит-ритейле, а продажи значительно, в разы ниже. Например, в Новосибирске есть «обувная» улица- она уникальна во всем регионе, где находятся около 150 обувных магазинов. У нас на этой улице успешно работают три магазина, они находятся напротив друг друга, но покупательский поток разделен, и они успешно работают, окупают все арендные ставки. Поэтому мы на 2011-2014 г. планируем активное развитие, хотим довести количество наших магазинов до 2014 года до 420-ти, и в первую очередь, мы будем развиваться в стрит-ритейле. 

Дмитрий Золин:

-Какие Вы видите проблемы ждут Вас до 2014 г. с таким количеством магазинов. Четыреста двадцать – это очень много магазинов. У меня есть своя точка зрения, но я хочу у Вас спросить, с чем Вы столкнетесь? Что может Вам помешать не открыть четыреста двадцать магазинов к 2014 г.? 

Оксана Пименова:

-Это наличие площадей в стрит-ритейле. Их не так много. И у нас в регионах строится некоторый стрит-ритейл, организовываются улицы, возводятся, как правило, пристройки к действующим жилым объектам. Здесь уже делают улучшенное качество помещений, с хорошими высокими потолками, с витринной группой, но их не так много. Поэтому, в первую очередь, – наличие площадей. Плюс размер арендных ставок. На нашей «обувной» улице размер ставок доходит до таких же размеров, как и в торговых центрах. Соглашусь, что собсвенники помещений не идут на понимание твоей позиции: «Вот хочу такую ставку, и она должна быть такая».

Дмитрий Золин:

-Спрошу чуть прямее. Присутствующие здесь ритейлеры, если мы говорим о помещениях стрит-ритейла, это конкуренты. То есть вы можете иногда бороться за одно и то же помещение. Если Вы говорите, что к 2014 г.. планируете четыреста двадцать магазинов, значит нужно понимать, что помещения есть, но вопрос в том, сможете ли Вы их получить. Надеяться на то, что у нас есть серьезный девелопмент или формирование улиц, или когда мы строим жилые кварталы, мы думаем о стрит-ритейле. Мы еще попозже об этом поговорим, есть некоторые компании, которые об этом думают. У Вас какая должна быть стратегия? Либо должна быть цена, либо еще чем-то возьмете? Как Вы четыреста двадцать помещений на конкурентном рынке-то получите?

Оксана Пименова:

-Мы на рынке уже достаточно давно. Будем развивать наш бренд «Вестфалика», который уже более восемнадцати лет на рынке, он входит в тройку самых известных брендов в нашем Сибирском регионе. В некоторых городах Сибири, он занимает первое место по узнаваемости. Когда мы общаемся с потенциальными арендодателями, они обращают внимание на устойчивость нашей компании, платежеспособность, насколько мы хорошо себя чувствуем. Часто бывает, что мы конкурируем по многим помещениям, но нам удается… Так же немаловажно и человеческий фактор, хорошее отношение, как говорили: «В баню – значит в баню». На сегодняшний момент могу сказать по Новосибирску, развитием которого я занимаюсь, нам удается склонить арендодателей на нашу сторону.

Дмитрий Золин:

-Большое спасибо, Оксана.

 

0 0 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments